Российский антисемитизм на марше – и в науке тоже.

Российский научный антисемитизм имеет давнюю историю. Вот яркий его пример: великий химик Д.И.Менделеев, член многих зарубежных Академий Наук, так и не был избран академиком в России.

Ну да, в евреях он как бы и не числится, даже проходит по ведомству христианства (то ли отец его, то ли дед вроде бы учился в семинарии). Но вот фамилия его однозначно говорит о его еврейских корнях, ибо Мендель (или Менделе, как уменьшительная форма) – распространенное еврейское имя, причем, исключительно еврейское и ничье другое, поскольку является  ашкеназским, не имеющим никакой библейской коннотации. Так что никак не получится списать ее на имя, взятое из Библии.

Вот примеры этого имени или фамилий, от него производных:
1. Менделе Мойхер-Сфорим – еврейский писатель на языке идиш, предтеча Шолом-Алейхема;
2. Йосеф Менделевич – участник известного самолетного дела, отсидевший за него в ГУЛАГе. Ныне он – раввин, преподаватель в йешиве Махон-Меир (Иерусалим);
3. Моше Мендельсон – известный еврейско-немецкий философ XVIII века, сторонник еврейского просвещения и, тем не м6енее, глубоко верующий иудей, твердо стоящий на позиции ортодоксального иудаизма. Его внук – знаменитый германский композитор, широко известный в СССР по свадебному маршу, проходит уже по христианскому ведомству, т.к. был крещен отцом, чем в некотором роде и сходен, очевидно, с Д.И.Менделеевым.

Ну и этого пока достаточно.[1]

Так вот, даже просто такой вот еврейско-звучащей фамилии оказалось достаточно для академиков-антисемитов, чтоб забаллотировать Менделеева при выдвижении его кандидатуры на звание действительного члена Российской Академии Наук, и это его – уже избранного во множество зарубежных академий.

К этому еще можно приплюсовать, что он трижды был представлен к Нобелевской премии, но каждый раз – зарубежными учеными, и НИ РАЗУ (!) на это не сподвиглись представители российской науки – ни самостоятельно, ни, хотя бы, в качестве поддержки выдвижений из-за рубежа [2].

Вот такие корни у российского научного антисемитизма. А теперь – к нашему времени и к моему собственному опыту в этом плане. Он по своим масштабам не тягается с уровнем Менделеева, но по качеству – весьма близок, если не идентичен. Подчеркиваю – по его качественной стороне, а не по своему уровню или масштабу (что б меня не обвинили в самовознесении). И речь тут пойдет только о нынешнем времени – о последних двух годах (2019-20). Все предшествующее время моей жизни пока тут затрагивать не буду – и так всем известно, что в СССР антисемитизм цвел махровым цветом, и, естественно, по моей жизни он прокатывался катком не единожды [3]. Но тут интересней разобраться с антисемитской ситуацией в сегодняшней, как бы демократической, России.

Тут на сайте, в статье Судьба трех тезисов подвешено мое письмо-заявление, направленное в начале июля 2020 г. сопредседателям намечавшегося тогда 13-го съезда Российского Минералогического общества (далее, РМО) – заявление по поводу неприятия в публикацию к съезду моих тезисов по совершенно пустым, беззастенчиво надуманным основаниям, выходящим за все рамки легитимности. И там же еще я указал на аналогичные предшествующие блокировки моих наработок (все эти дела тезисно отражены тут –  Уровень морали и этики в РМО ). В том заявлении я уже тогда достаточно четко высказался о возможной антисемитской подоплеке такой травли. Тогда еще – только о возможной.

А вот теперь, осенью 2020 г. сей разгул антисемитизма можно считать вполне доказанным. И доказательство тут очень простое и ясное. В той исходной статье Войтеховского (см. Разбор критики статьи-1) , послужившей определенной затравкой ко всей последующей травле моих наработок, его оплевыванию подверглись параллельно и на равных две публикации – моя и В.П.Афанасьева (слово «критика» здесь не подходит – только «оплевывание»). Так вот, ныне выяснилось, что тезисы Афанасьева отнюдь не разделили судьбу моих, а были спокойно приняты к публикации в сборнике съезда. И это еще при том, что Афанасьев, в отличие от меня, не состоит в членах данного общества [4].

Правда, до публикации сборника дело не дошло – спустя короткое время сам съезд был отложен из-за эпидемии и карантина. Но зато, в качестве компенсации за труды, Афанасьев (наряду с авторами других принятых тезисов) получил предложение о публикации его тезисов в журнале "Записки РМО". Вот и налицо двойной стандарт – в чем отказывают еврею (с совершенно беспрецедентными отписками), то спокойно проходит у Афанасьева, и это при равных стартовых условиях (в отношении предшествовавшего раздалбливания наших работ – и его и моей, причем именно замом председателя данного съезда – этим самым Войтеховским, который тут и решал судьбы тезисов).

Вот так – антисемитизм на марше, кондовый, расейский антисемитизм…

Ну что ж, я настроился не давать им покоя и подбросил туда – в это антисемитское гнездышко (т.е. журнал "Записки РМО") [5] еще парочку пробных шаров. Пару месяцев уже. как там лежит моя третья статья по принципу Кюри, с очень нетривиальным, неожиданным даже для меня, подходом к этой теме, но, тем не менее, строго обоснованным и полностью базирующемся на классиках – на том, про что они начали говорить, но не довершили. И что осталось незамеченным всеми последующими поколениями. Короче, я горжусь этой наработкой и уверен в ее будущности. Пока не выставляю на сайт – хочу дождаться реакции на нее, реакции от тех самых антисемитов. Посмотрим, что они сумеют наскрести против статьи (точнее – наврать, т.к. действительно что-то наскрести против им до сих пор не удавалось, не получится и здесь). Это просто интересно – хочется посмотреть. Потом и выставлю тут.

Ну и совсем на днях послал им туда же небольшую статейку, являющуюся расширением и углублением того, что они выбросили из съездовского сборника. Конкретно, это развернутые Тезисы 1. Два подхода к принципу Кюри. Эта заметка, конечно, более проходного характера, чем вышеописанная статья. Она отнюдь не претендует на такую глобальность, но, тем не менее, достаточно интересна как сравнение подходов – моего и Войтеховского [6] , т.е. расставляет окончательно точки над i в этом вопросе. И мысль сделать из тезисов небольшую статью возникла именно как реакция на информацию от Афанасьева об исходном принятии его тезисов и последующем предложении опубликовать их в журнале.

Ну и теперь посмотрим дальше на реакцию этих антисемитов.

=======================================

Нижеследующее продолжение дописано в марте м-це 2021 г. .

Ну вот. вопрос с этим «минералогическим» антисемитизмом  получил свое логическое завершение и пора доканчивать эту заметку о его проявлениях в нынешней России. Но сначала пару слов о бывшем до того, до этого завершения. В тексте выше я как-то проскочил мимо небольшой сопутствующей ситуации, казавшейся малоинтересной, но сейчас решил, что помянуть ее стоит – для полноты картины. Она все же представляет определенный интерес как дополнительная характеристика личности.

Вскоре после отправки в «Записки РМО» первой из упомянутых выше статей я вдруг получаю небольшую цидулю от главреда Марина – небольшую и странноватую, с каким-то его недоумением, а точнее, с плохо скрытым раздражением.

24 сен в 16:56

Уважаемый Борис Самуилович!
            Ранее я Вам уже сообщал, что редколлегия журнала приняла решение о завершении дискуссии с публикацией статей, посвященных принципу Кюри.
            Удивительно, что отказав ЗРМО в праве называться «серьезным научным журналом», утверждая о «раскрутившейся травле», Вы не направили статью в другой российский или международный научный журнал, члены редколлегии и рецензенты которого смогут, конечно, оценить её объективно.
Всего доброго! Ю.Б. Марин

Курсивом у него выделены, конечно, словосочетания из моих ему писем, вызванных ой как определенными их (его) действиями и имеющих смысл в конкретном контексте, а не в отрыве от него.

Ответил я ему более объемным письмом (даже двумя – второе как бы уточняло первое) в том смысле, что эмоции – эмоциями, а статья –  статьей, и раз таковая отослана и получена, то я жду положенного ей рассмотрения, или, если редакция по каким-то причинам решит отклонить ее без рассмотрения, то хочу получить полноценный документ с четким обоснованием этих причин, а именно – протокол заседания редколлегии со всей положенной ему атрибутикой (эти мои письма подвешены здесь внизу – в Приложении.)

Ено ответа на такие мои запросы не было, а затем, как написано выше, я послал им и вторую небольшую статеечку. И опять – молчок. 

Прослал ее через некоторое время еще и вторично – уже по личным электронным адресам (председателя и секретаря), по которым слал статьи до начала нашей конфронтации. Сдублировал это, поскольку предположил, что по официальному адресу статья могла не дойти – там произошли какие-то пертурбации, и с сайта РМО подчистую исчезла вся редакционная информация – имена, должности, контакты, ну все-все. Ну а первая статья не нуждалась в повторной отсылке – письмо Марина уже фиксировало ее получение.

Молчание продолжалось и продолжалось. Стало похоже, что это – навсегда, что именно таков мне ответ – ответ гробовым молчанием, как бы я еще ни дергался, что бы туда не отсылал..

—————————————–

Ну так, теперь к завершающему этапу.

Неожиданно обнаруживаю в интернете нечто новенькое – появилось некое ИКЦ «Академкнига», как посредник по передаче статей в целый ряд академических журналов, и «Записки РМО» фигурируют в том общем перечне. Передача гарантируется вполне официально, с присвоением индивидуального номера (индекса) каждой статье и т.д. Я не замедлил воспользовался этой новостью и снова забросил туда обе статьи, с некоторым разрывом между ними во времени. Вот теперь им не отвертеться – имеется официальный документ о пересылке.

Так действительно, всего лишь через неделю после отправки второй статьи получаю отказные письма от той «Академкниги» и параллельно индивидуальное послание от Марина, уникальное в своем роде – не просто электронное письмо, как всегда было раньше, а пересланное секретарем (Петровым) факсимиле – послание с натуральной маринской подписью (!). Очевидно, как бы в ответ на мое требование полноценного документа – на, мол, тебе подписанный документ (ну да, тоже мне – документ!).

Loader Loading...
EAD Logo Taking too long?

Reload Reload document
| Open Open in new tab

Да, довел я их, как видно, до белого каления, судя даже просто по дури написанного, по глупости обоснований отказа. Хотя, впрочем, и предыдущие отказы умом не блистали. Более того, тут просто даже снова и снова повторяются войтеховские пустышки и лжишки, да и те же его спец-выражения («принцип диссимметрии» и пр.)

Я, правда, по своему заводу, на ту удочку чуть было не клюнул – настроился было ткнуть их носом в идиотизм ихних обоснований…

Впрочем, что б понять тот идиотизм, надо вариться в том месиве… Наверно не до любого постороннего это с лету дойдет… Потому, пожалуй, приведу здесь то мое неотправленное (и даже недоконченное) письмо с разжевыванием этой дурной абракадабры.

В редколлегию журнала «Записки РМО»
От Бера Левина (Израиль)
ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый главный редактор журнала Ю.Б. Марин!
Уважаемые члены редколлегии журнала «Записки РМО»!

Полученный мной отказ в публикации двух моих статей, отправленных в ваш журнал через посредничество фирмы «Академкнига», вызывает ряд вопросов, как по общему подходу к рассмотрению статей, так и по конкретным обоснованиям их неприятия.

1. Посланные мною статьи никак не связаны друг с другом, они на разные темы, с совершенно разными задачами и, соответственно, требуют отдельного их рассмотрения на редколлегии. Единственное в них общее – это два первых слова в их заголовках, но это никак не свидетельствует, об их единстве или взаимосвязи. По своему содержанию они абсолютно и безусловно отличны друг от друга. Объединение их вместе в одном отказе, не дает возможности понять к какой из статей относится каждый из трех пунктов обоснования отказа. Таковое объединение скорее свидетельствует, что причиной отказа стал автор, а не сущность самих статей.

2. Все три причины (или повода) для отказа выглядят странно, прежде всего, по причине своей поверхностности и необоснованности.

2-1. Первый пункт отказа сформулирован так, что остается непонятным –  то ли информация в обеих (?) статьях не относится к сфере минералогии и не соответствует профилю журнала, то ли она только повторяет уже сказанное в статье, опубликованной два года назад. Любое из этих пониманий данного пункта, по сути, голословно – ничем не подтверждено. Как раз обратные положения вполне доказуемы (см. приложение к данному заявлению)

2.2. Претензии к ограниченности литературных источников еще более абстрактны. Запихивать в конкретное исследование работы, которые никак с ним не соотносятся – есть бессмыслица. Соответственно и таковое требование – не менее бессмысленно. Смысл оно может обрести только в том случае, если будут указаны НЕУЧТЕННЫЕ автором  работы,  решавшие ТЕ ЖЕ ЗАДАЧИ. То есть, (а) сопоставляющие подходы Войтеховского и Левина к принципу Кюри, и (б) развивающие идеи Кюри на протяженные среды. Дело за малым – укажите, пожалуйста, такие работы. В противном случае говорить не о чем.

2.3. Нарушение этичности – не менее абстрактны

……………(И заканчивание этого пункта временно отставил, собираясь затем продумать, как стилистически обойти, смягчить просто необходимый здесь термин «ВРАНЬЁ». Ктати говоря и пункт 1 у Марина не менее оголтелое вранье при любом его прочтении, и я про это выше намекнул, заявив о доказуемости обратного  )

3. Наконец, еще по форме отказа. Она сама по себе уже некий образец неконкретности. Из нее непонятно, кто предложил редколлегии  данное, зависающие в пустоте, решение и как его обосновывал? Или редколлегия просто приняла на веру сии домыслы? Вообще, по положениям журнала редакция должна направить статьи на рецензии, что бы решить вопрос о принятии или отказе. ……………..

……………………..

В общем, конечно, это было тоже не очень умно и с моей стороны – пытаться последовательно показать им ихнюю пустышечность. Ведь им там хоть кол на голове теши… Но, все-таки, я вовремя это осознал и остановился.

Однако, молча сглотать эту дурь все же было выше моих сил. И через пару дней я ответил в другом ключе.

18.02.2021 13:33

Глубокоуважаемый г-н Марин!

Благодарю за присланную записку, с решением как бы редколлегии. Она хорошо вписывается в мою коллекцию отказных реляций. Правда, в ней те, предыдущие, отказы повторяются совершенно явным образом – и в стилистике, и в конкретных выражениях, и в проявленной ловкости ухода от рассмотрения сути статей, с подменой такого разбора убогими придумками, неоднократно уже использованными, до смешного примитивными и, ко всему еще, дурно пахнущими. Наконец, не менее ловко тут свалены в одну кучу две работы, абсолютно отличные друг от друга. Это тоже ведь для замазывания их очень различных содержаний одним и тем же пакостным месивом. Все эти замечательные качества и выкрутасы, как тех отказов, так и нынешнего, есть творения одной и той же руки – руки большого специалиста по таким делам. С ним Вас и поздравляю.

Но, конечно, эта вот записка имеет еще и свой особый статус – тут Вы впервые сбросили в корзину две статьи без минимального их рассмотрения (пусть даже до упора тенденциозного, но хоть с соблюдением проформы) – именно полнокровные статьи, а не оказавшиеся там ранее и таким же образом разные-всякие тезисы да выступления в дискуссии. Точки над i проставлены – все неудобные Вам публицистические каноны отброшены. Что и требовалось доказать.

Ну и боитесь же вы моих работ!  Вы, плюс кто-то там еще… Так и продолжайте себе бояться – на здоровье вам всем … А цыплят считают по осени.

Бер Левин

Вот и все, на этом мои разборки с тем ЗРМО-сборищем и окончились. Больше никаких контактов не было и уже не предвидится. Если только небо на землю не упадет или власть там не переменится в личностно-идеологическом плане. У того и у другого примерно одинаковые шансы на осуществление.

Ну а дело, наконец, доведено до своего логического конца – все маски содраны, внутренние сущности выставлены на обозрение. Что и требовалось продемонстрировать.

—————————————————————-

Приложение 

Дублирую ниже первое письмо от Марина, и далее привожу два моих последовательных отклика на него.

——————————————

24 сен в 16:56

Уважаемый Борис Самуилович!
            Ранее я Вам уже сообщал, что редколлегия журнала приняла решение о завершении дискуссии с публикацией статей, посвященных принципу Кюри.
            Удивительно, что отказав ЗРМО в праве называться «серьезным научным журналом», утверждая о «раскрутившейся травле», Вы не направили статью в другой российский или международный научный журнал, члены редколлегии и рецензенты которого смогут, конечно, оценить её объективно.
Всего доброго! Ю.Б. Марин

—————————————————

Мой ответ № 1

25.09.2020 14:02 
Глубокоуважаемый Юрий Борисович!

Я с большой радостью и глубокой  благодарностью приму Ваш совет о моей переориентировке на другие журналы, если Вы, как главный редактор уважаемых «Записок РМО» дадите мне соответствующую рекомендацию в какой-нибудь из академических научных органов – хоть российских, хоть зарубежных, скажем в виде прямого положительного отзыва на мою статью. Но вот при отсутствии такового, уж извините, я не вижу другой возможности печатной публикации, как только в подведомственном Вам органе. И его (органа) избранность в данном направлении , и даже исключительность, признается всеми поголовно, включая моих критиков. Заявлялось об этом неоднократно и в отзывах и даже, как помнится, печатно, во всеуслышанье,

Что касаемо решений редколлегии, то частное письмо о них, даже за Вашей уважаемой подписью – не документ. Я еще не дождался затребованного мной решения редколлегии о прекращении дискуссии по моей же статье, как будто бы на основании которого меня лишили права ответа на критику. А тут Вы уже пишете о решении прекращения дискуссий по принципу Кюри ВООБЩЕ? Правильно я Вас понял? Так, простите, в своих статьях я ни с кем не дискутировал,. никого не опровергал, никого не возносил (ну, разве что, кроме восхищения интуицией самого Пьера Кюри). Потому приведенное Вами решение редколлегии ко мне НЕ ОТНОСИТСЯ. Еще раз подчеркну: В СТАТЬЯХ о принципе Кюри у меня никой дискуссии НЕТ. Есть только развитие этого принципа, и все. И по моей опубликованной статье ту самую дискуссию, про которую Вы сами же и оценили как провальную – ту дискуссию заводил не я. Так какие ко мне претензии?*

Но вот далее нынешнее Ваше письмо можно понять так, что теперь речь уже даже не о дискуссиях, а о том, что отныне вы (редколлегия) отказываетесь печатать вообще все статьи на эту тему. Правильно ли я Вас понял? Получается (домысливаю), что тогда принцип Кюри у вас приравнивается к астрологии, шаманству и прочим таким забавным вещам.

Тогда, тем более, (и даже без «тем более», а в любом случае) я настаиваю на получении официального документа об отказе приема моей статьи к рассмотрению в журнале «Записки РМО». И, конечно, с ясным обоснованием причин такого отказа.

При этом я не снимаю двух своих предыдущих запросов на получение соответствующих официальных  решений: (а) об отказе мне в участии в дискуссии по моей же статье; (б) об отказе в приеме всех трех моих тезисов к Съезду РМО. Хотя сейчас, конечно, на первый план выходит именно этот последний, самый странный отказ. По нему я просто требую официальный документ с четкими указаниями причин отказа в приеме к рассмотрению моей статьи в установленном порядке.

Жду ответа. Бер Левин.

———————————-

Мой ответ № 2 (дополнение к №1)

На правах официального заявления

Глубокоуважаемый Юрий Борисович и не менее уважаемые члены редколлегии журнала «Записки РМО»!

Мой быстрый ответ на Ваше, Юрий Борисович, письмо ко мне с отказом рассматривать мою статью «Принцип Кюри в двух разных сферах его использования», в котором Вы сослались на решение редколлегии, был более эмоциональным, чем деловым. От высказанного там я не отрекаюсь, но считаю полезным сконцентрировать здесь деловые моменты, по возможности отставив эмоции в сторону.

А.
Выбор журнала автором – это дело самого автора, и только его. Обсуждать этот вопрос нет смысла, тем более, что основание такого выбора я уже освещал в письмах ранее, и не единожды. А по данной статье, попросту не выходящей за пределы минералогии-кристаллографии, попытки ее выпихивания в журналы других уровней геологической иерархии выглядят вообще странно.

Б
У журнала есть три легитимных варианта реакции на присланную статью. Два первых – обычные: 1) принятие в публикацию, 2) отказ на основании негативных рецензий. Следующий, и последний, вариант (3) менее обычен – отказ от рассмотрения статьи вообще. Очевидно, это тоже легитимный вариант, но тогда он требует документально оформленного обоснования с четким и ясным изложением причин такого отвержения.

Полученное мною письмо есть только частное послание, а не полноценный документ. Последний должен иметь необходимые реквизиты и храниться в архивах редакции. И раз это коллегиальное решение, то, значит, он должен быть протоколом заседания, с номером, датой, подписями и пр. атрибутами. В таком виде он и должен быть передан автору.

В.
Кроме реквизитов в этом документе должна быть четко обозначена причина отказа от рассмотрения статьи. Вероятно, наиболее обычная при этом причина –это несоответствие статьи профилю журнала, но здесь она никак не проходит. Обозначенные в заголовке статьи две сферы применения принципа Кюри – обе они фигурируют по ведомству минералогии, на минеральном уровне иерархии.

Причина, указанная в письме ко мне («решение о завершении дискуссии с публикацией статей, посвященных принципу Кюри»), малоконкретна и требует пояснений по двум основным направлениям – о прекращении какой-то дискуссий (какой?) и о табуированных статьях.

Начну со второго направления, требующего лишь уточнения – какая из трех его возможных интерпретаций имеется в виду:
a) Запрет налагается на все статьи по принципу Кюри от любых авторов.
b) Или только на статьи по принципу Кюри от автора Левина.
c) Или на любые статьи конкретного, проштрафившегося автора Левина.

Любой из этих пунктов требует обоснования своего принятия, и это обоснование, очевидно, как-то сидит в словах «решение о завершении дискуссии». Но здесь дело обстоит еще сложней. Если взять все предложение в целом: «Ранее я Вам уже сообщал, что редколлегия журнала приняла решение о завершении дискуссии с публикацией статей, посвященных принципу Кюри», то из него вычитывается, что именно такие понятия как «дискуссия», «дискуссионность» ныне стали преградой для рассмотрения научных статей по их существу. При этом, если теперь редколлегия приняла безальтернативность в качестве двигателя науки минералогия, то в обосновании решения об отказе в рассмотрении моей статьи это и надо указать прямым текстом, а не какими-то намеками.

Ну, а если имелось в виду не то, как оно мне прочиталось, то возникает другая непонятность. Тогда, в начальной части вышеприведенной фразы из письма, имеется в виду не дискуссия вообще как некоторое явление, не любая дискуссионность, а конкретная дискуссия, громогласно объявленная редколлегией по моей статье в ЗРМО №6, 2018г. и спустя сколько-то месяцев тихонечко прикрытой. Оставив сейчас в стороне те метания редколлегии и их причины, стоит подчеркнуть только, еще раз, что та дискуссия закрыта, о чем мне было поведано индивидуально. Отсюда, возникает существенный вопрос – почему нынешняя статья привязывается к прошлогодним делам, не имея к ним никакого отношения. Да, она доказала некоторые эмпирические выводы предыдущих моих работ, но построена она на совершенно другой базе, никак с ними не связанной. Так почему те давние наши идеологические нестыковки  вдруг притянуты за уши и сюда? Это все и требует прямого объяснения.

Как итог, я хочу получить окончательное решение редколлегии журнала «Записки РМО» по присланной мной статье «Принцип Кюри в двух разных сферах его использования» в обозримые сроки. И если оно будет по третьему из выше обозначенных цифровых пунктов, то хочу получить его в документально оформленном виде с четкими и однозначно понимаемыми формулировками причины отказа. И с прямым указанием на то, какие статьи далее подлежат аналогичному отказу от рассмотрения.

Ну а в принципе, я готов к открытому и честному обсуждению вопросов – что конкретно не нравится редколлегии ЗРМО в моих статьях вообще, и в данной статье, в частности.

Б Левин.

09.10.2020 12:30

————————————————-

Вот так. Я тут подчеркиваю про минералогическую направленность моей статьи (хотя это любой непритязательный взгляд в ней и так увидит), но, тем не менее,  второй,  завершающий отказ начинается с чистокровной лжи о несоответствии статьи минералогической направленности журнала. Плюс, в придачу к ней, раскручивается вранье и в других позициях. И вся эта чисто войтеховская ложь скрепляется   факсимильной подписью Марина. Вот, такая вот парочка лгунишек при власти в РМО. Ну не может никак антисемитизм обойтись без наглого, откровенного вранья! Это его родная стихия!!!

=========================================================

[1] В связи со сказанным просто смешно читать изыскания антисемитов, пытающихся отмыть эту фамилию от еврейского корня. И чего тут только не придумают, например, что она происходит от слова «мена» – мол его отец был удачливым менялой, вот так и заработал такое прозвище. А то, еще, что у него был сосед – помещик Менделеев, у него, мол, и была позаимствована та фамилия. Ну-ну,  «помещик Менделеев» – это вообще забавный нонсенс. Евреи могли арендовать землю для ведения хозяйства на ней, но никак не могли быть помещиками, т.е. владельцами поместий с крепостными крестьянами. В том числе и евреям-выкрестам таковое было невозможно.

[2] Нобелевской премии Менделеев так и не получил, но здесь причина иная и достаточно прозрачная. В годы, тому довольно давно предшествовавшие, но в памяти тех действующих лиц еще сидевшие, Менделеев конфликтовал с братьями Нобель по поводу бакинских нефтяных месторождений. И причина конфликта вполне естественна и даже неизбежна: Нобели – это бизнесмены, а Менделеев выступал как охранитель среды.

[3] Не копаясь в разных ситуациях, когда меня откуда-то изгоняли, куда-то не принимали или не пускали, по этой теме достаточно указать только на один штрих – ни за какую мою конкретную работу я во всей своей жизни не получил ни одной премии. Что вообще в России должно проходить по разряду нонсенсов. А ведь только отчетов – моих единоличных или с моим немалым участием, наберется с десяток или больше. О том, как мимо моего носа просвистывали хоть какие-то финансовые поощрения на академическом этапе моей деятельности: можно посмотреть здесь: Как Омолонский массив стал тектонотипом:  По тексту это там не акцентируется, но между строк просматривается достаточно явственно.

[4] Устав РМО утверждает право действительных членов общества на публикации в его органах. Каковое и было нагло нарушено отказом принять мои тезисы. У не членов общества такого права, естественно, нет, хотя, конечно же, нет и запрета.

 [5] Антисемитизм в пределах РМО и в журнале этого общества, конкретно в отношении к моим нарабоктам, раздувает непосредственно зам президента этого общества Ю.Л.Войтеховский, явно претендующий на заглавную там роль. Именно он устраивает всю эту травлю, всю вакханалию вокруг моих работ. Остальные, судя по некоторым данным, молча попустительствуют ему, а вот нынешний президент общества и одновременно главный редактор журнала Ю.Б.Марин конкретно обеспечивает свободу действий своему заму, т.е. явно потворствует раскрутке антисемитизма под своим крылом. Все это и дает мне основание называть ту компанию антисемитским гнездышком. Я бы и рад был ошибиться, и не замедлил бы извиниться за такое свое отношение ко всем им, но до сих пор пока не видел оснований для извинений.

 

Запись опубликована в рубрике Мои статьи о принципе Кюри и их критика, Наука в России и ее этика, Этика российской науки с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *