Как Войтеховский садился в лужи еще и еще.

2-я серия

 

Заставка

Первая серия данного сериала была по материалам, которые напрямую прочитывались в опусе  Ю.Л. Войтеховского «Еще раз о принципе диссимметрии П. Кюри», опубликованном в  Заметках РМО, №3, 2919 г. (ее см. здесь Как Войтеховский сел в лужу,1-я серия). И там, непосредственно по напечатанному тексту было выявлено  два вопроса, по каждому из которых сильно уважаемый гражданин Войтеховский взял и окунул сам себя в грязную лужу. Там же возникали и другие вопросы, ответы на которые непосредственно из той его заметки не выплывают. По ним необходимо дать дополнительную информацию, которую товарищ Войтеховсеий неосознанно или вполне сознательно опустил. Займемся теперь этим здесь, во второй серии.

Она, как и первая серия, тоже ориентирована на широкий круг читателей, во всяком случае, в большей части своего объема. Лишь в последнем эпизоде читателю может понадобиться определенная геологическая база – там будет разбираться подача Войтеховским своих представлений о принципе Кюри, тоже весьма странновато там оформленных – до анекдотичности странно. А все, что предшествует последнему пункту (№5) доступно самому широкому кругу посетителей данного сайта. Здесь так же не будет никаких геологических терминов, кроме понятия «принцип Кюри», к которому стоит отнестись как, например, к Теории Относительности – название знакомое, автор тоже, ну а что там в ней спрятано – в том пусть разбираются специалисты. Да и еще речь будет о понятиях «диссимметрия» (с двумя С) и «дисимметрия» (с одним С). Их я поясню в соответствующих местах.

В этой серии счет луж, с барахтающимся в них великим ученым, продолжит предыдущую и, стало быть, начнется с №3. Тематика этих луж такова

  1. см. серия 1 и в ней – “анекдот №1”.
  2. см. серия 1 и в ней – “анекдот №2”
  3. Зачем Левин дублировал свою статью выступлением в Санкт-Петербурге?
  4. Что это за дискуссия по термину «диСимметрия» – откуда Войтеховский ее выудил?
  5. Сравнение теоретических изысков по принципу Кюри автора разбираемой статьи с его же практическими указаниями по его использованию всем, настроившимся на эту тему.

Немного еще к предыдущей серии

Но для начала небольшое дополнение к рассмотренному в первой серии эпизоду с лужей (или с анекдотом) №2. Там я не мог его вставить в связи с исходной самоустановкой – рассматривать в той серии только пропечатанное в опусе Войтеховского и ничего стороннего не привлекать. Здесь, наоборот, для расширения анализа той публикации привлекаются все факты. с ней связанные, и вот материал уже из другой оперы – из рецензии В.И.Ракина на мою вторую статью о принципе Кюри, посвященную типам симметрии геопроцессов.

Эта рецензия заканчивается отсылкой именно к той сентенции Войтеховского – что «принцип Кюри устоял», сопровождаясь еще добавлением, что эта же сентенция приложима и к данной, рецензируемой статье. При этом Ракин, вполне по Войтеховскому, не приводит ни одного примера каких-то наскоков в статье на принцип Кюри, никаких таких попыток его сокрушения. И тот убогий лозунг (принцип, де, устоял!) становится уже крылатой фразой, не требующей под себя никакой основы. И зачем еще стараться это доказывать, когда достаточно лишь процитировать пустословный выкрик – выкрик, исходно призванный покрыть отсутствие в критике хоть какого-то смысла.… И это они называют наукой!?

Бедная, бедная российская наука – с такими вот ее деятелями, швыряющимися голыми лозунгами и не дающими себе труда хоть как-то обосновать их. Ну, просто восхитительная наглость – решать что-то за принцип, не ими установленный, и в развитие которого они ничего не вложили.

——————————–

Далее идем по пунктам. Причем первые из них (№3 и №4) были как бы заявлены в первой серии, но только в виде безответных вопросов, возникающих при чтении разбираемого тут опуса Войтеховского.  Безответных там, потому что ответы на них требуют дополнительных сведений, которые сам Войтеховский как-то стыдливо опустил. Вот тут такие доп.сведения приводятся, и ответы на те вопросы будут даны.

Лужа № 3.

Так зачем, все-таки, я, Бер Левин,  докладывал там в Санкт-Петербурге (далее – просто Питере) то, что прописано в моей же статье? Или тот же вопрос с другого боку:  зачем понадобилось обществу собирать питерский народ для заслушивания информации, которую можно прочитать в журнале?

Начну с того, что инициатива по моему выступлению исходила от меня самого, да только речь изначально шла совсем о другом. После принятия в печать моей статьи о принципе Кюри (той, которую сейчас я называю первой, а тогда она была единственной) я сразу переключился на другие темы, сидящие в моей голове и требующие выхода в печать, в люди. Посему, проектируя поездку в Питер осенью 2018 года (по своим личным делам), я предложил Ю.Б.Марину – президенту Минералогического общества (далее – РосМинОбщество или РМО), свое выступление по любой из перечисленных мной четырех тем  – на их там выбор. И было договорено, что я выступлю на ноябрьской сессии отделения РМО в Петербурге с докладом по определенной теме из того списка.

Но затем все пошло наперекосяк. Оказалось (и это для меня прояснилось много позже), что Войтеховский поменял свой директорский пост в институте в г. Апатиты на профессорскую должность в Горном университете Санкт-Петербурга, где и размещается центр РМО. И здесь он задиктовал свою линию – линию на очную дискуссию между нами по принципу Кюри. Очевидно, он захотел поставить на место зарвавшегося Левина – дать ему (т.е. мне) прилюдную взбучку. Руководство РМО выстелилось перед ним и переиначило наши договоренности – сессия была отодвинута на декабрь, и в ее программе теперь значились два доклада о принципе Кюри (Левина и Войтеховского), а затем дискуссия по ним.

Меня это ни с какого боку не радовало – время капает (и в моем возрасте капает очень быстро), нужно идти дальше, а не топтаться на пройденном… Но, поразмыслив, я решил все-таки принять их условия – своего мне от них уже не добиться, а от дискуссий бегать не стоит. Стоит защитить, утвердить свои представления. Ну и еще было достаточно интересно – что выдаст Войтеховский в обоснование своих установок по применению принципа Кюри, пока что крайне поверхностных (о них он мне сам этак менторски поведал – еще до того, до публикации моей статьи).

Увы, даже этим моим ожиданиям не суждено было сбыться. Видимо, после моего доклада и ясных ответов на его вопросы (которые ему-то казались каверзными и непреодолимыми), он понял, что ему тут, в очной перепалке, ничего не светит и попросту замял свое выступление – не вышел ни со своим докладом, ни с разборкой моего. Очевидно, решил, что безопасней раздолбать меня в печати – безопасней, потому что тут в его силах заблокировать оппонента (как оно и было затем осуществлено на деле)

Вот и ответ на вопрос – с чего бы это Левин вылез с докладом практически одновременно с выходом статьи об этом же самом? А также – зачем РМО собирало людей для такой пустой забавы?  Ответ этот, во-первых, в том, что сие захотелось отнюдь не Левину, а Войтеховскому, диктующему в РМО свою волю, ну а мне только жаль потраченного на то времени. На мне просто проехались за мой же счет, еще и поставив себе галочку в проведенном мероприятии.  А во-вторых, ответ еще и в том, что Войтеховский очень «грамотно» дозирует излагаемое в печати – умеет умолчать о моментах, для него не слишком благоприятных.

Да только ли умолчать? – вот об этом, как раз, будет разбор в следующем пункте. Только предварительно надо сказать, что все приведенное выше – это краткое, тезисное изложение событий. Все это в развернутом виде, с конкретными деталями и доказательствами, с приведением прямой переписки, можно увидеть здесь же, в  статье К истории статьи-2 . Там это прописано детально, потому что история данной статьи, второй по принципу Кюри, (не прошедшей в печать и выставленной здесь – см. Статья-2 ) началась именно тут на описанном собрании. Начало ей положил вопрос, заданный мне одним из слушателей – вопрос вполне грамотный. по делу, т.е. характеризующий питерскую минералогическую аудиторию с лучшей профессиональной стороны. Краткий мой ответ прозвучал там сразу же, а вот развернутый ответ на него и потребовал создания целой статьи по совершенно новой теме, нигде в литературе до того не отраженной.

Лужа № 4.

Еще один вопрос из поднятых, но не решенных (не завершенных) в первой серии данного сериала, был о дискуссии, возникшей, как поведал Войтеховский, после моего доклада – дискуссии по термину «дисимметрия» (подчеркиваю, что тут речь идет о слове с одной буковкой С). Из его статьи остается непонятным ни откуда выплыл этот вопрос, ни как разделились стороны, спорящие на эту тему (дискутирующие! – по Войтеховскому). Вообще, ничего не понятно, кроме отношения к этому слову самого автора – вот про это (и только про это) он не поскупился нам поведать.

И недаром все остальное в статье обойдено, ибо сам факт дискуссии на эту тему попросту придуман – не было таковой на том собрании. Неоткуда ей было взяться – и в моем докладе данный термин в принципе не фигурировал, и выступавших на эту тему кроме меня не было никого, и, наконец, слушатели не могли его поднять без какого-то повода. Я не употреблял данный термин по простому его незнанию – нигде его не видал вплоть до этого войтеховского произведения. Только после его прочтения, я запросил ГУГЛ, слазил в Википедию и обнаружил, что, да, данный термин (с одним С) действительно употребляется, но в сферах никак не контактирующих с геологией (архитектура, проектирование и др.). Ну и смысл его абсолютно не таков, какой выдал Войтеховский – просто принципиально иной (хотя со словом «симметрия» он, конечно же, связан, правда, негативно).

Зачем Войтеховский воткнул все это вранье в свое произведение – то в целом покрыто мраком неизвестности. Но некоторые предположения в общем-то напрашиваются. Слово «дискуссия» в связке с моими построениями активно раскручивалось этим почетным членом РМО – оно фигурировало и в подвешенном им (именно – им) редакционном примечании к моей статье (см. здесь Статья-1 ), и в программе питерского собрания (см. выше – пункт 3). Ну а на деле никакой дискуссии не выгорело – ни на страницах журнала (даже сам главный редактор в своем ответе мне признал провалом ту попытку завода дискуссии), ни на питерском собрании. Вот и почуял Войтеховский какой-то урон своему научному имиджу – старался-старался раскрутить хоть какой-нибудь общественно-значимый негатив вокруг моих построений, а результатов – ноль. Посему, для самообеления и всучил невесть что, лишь бы печатно привязать к фамилии Левин словечко «дискуссия» – мол, по его докладу она возникла. Оно и понятно – для самоутверждения все средства хороши, чего там стесняться!

Но, в общем-то, все это было еще цветочками. Ягодки вызрели следом, в виде полного отказа мне в публикациях под самыми дурацкими предлогами, включая откровенную ложь (см. Уровень морали и этики в РМО.). И это все – его рук дело при полном потакании ему высшего руководства. Короче сказать –  он подмял под себя все Минералогическое общество.

Лужа № 5.

А этот пункт будет уже с использованием специальной терминологии и вообще больше о профессионализме, чем о морали (хоть и о ней тоже – в разборе сего опуса от нее некуда деться).

В разделе, посвященном долбежке моей статьи (слово «критика» тут никак не подходит – см. Разбор попытки критики статьи 1 ) Войтеховский в противовес моим построениям выдвинул свои установки по применению принципа Кюри. Они сводятся к резким ограничениям поля его применения, а именно, к требованию, что бы процессы (или явления) были однородны и «прозрачны» (закавычен этот термин им же самим), а в противном случае,  по Войтеховскому, принцип Кюри применять запрещено. Эта вот пара прилагательных, как определений допустимых (по нему) процессов, повторены им не одни раз, но никакого пояснения им не дается. Что он понимает под однородными и «прозрачными» явлениями – то для читателя остается загадкой.

Ну, ладно, может быть, в таком вот конкретном разделе с критической направленностью автор посчитал неуместным детализировать свою позицию. Пусть так, но в этой же публикации есть и другие разделы, где Войтеховский дает волю своим собственным размышлениям на данную тему. Ну и казалось бы – раз заявляешь какую-то альтернативу, противостоящую не нравящейся тебе позиции, то, будь добр, разъясни ее содержание.

Ан нет – и в других (не критических) разделах он будет рассусоливать о чем угодно, но не о своих категорически поданных, но непонятных установках. Их конкретных объяснений мы в статье не найдем. Вместо этого там раскручены наукообразные разглагольствования, например, о соотношении живой материи с системой предельных групп симметрии Кюри. На этом стоит тут чуть задержаться – до того презабавно у него там вышло.

В начале этого рассуждения (см. на стр.126, предпоследний абзац) он постулирует, что минимальной симметрией для объектов данной системы является единичная ось бесконечной симметрии (фигура вращающегося конуса), и без такого элемента никакой предельной симметрии быть не может. Тут и спору нет – это в данном случае просто тривиальная истина. Ну а далее пошли алгебраизмы (по теории групп) – поиски объекта, который мог бы быть вписанным туда в ранге подгруппы 1, т.е. самой примитивной подгруппы, в данном случае, не имеющей никаких элементов симметрии. Автор быстренько так и подбирает нужный ему объект – живое вещество… Идет ссылка на Вернадского и еще какие-то обоснования правильности такого подбора… И тут вот (хоп, приехали!) в конце-концов вдруг оказывается, что в силу отсутствия в живом веществе оси симметрии бесконечного порядка оно никак не вписывается в систему предельных симметрий… «Наша сказка хороша – начинай сначала!» – смотри начало данного абзаца!

Так нужно ли было огород городить, переводить бумагу зазря, коли отрицательный результат предрешался заранее? Стоило ли крутиться в изначально противоречивой карусели, заведомо проигрышной? Зачем пытаться совместить объективно обязательное наличие оси симметрии с отсутствием симметрии вообще, так необходимым автору по его неким алгебраическим соображениям? (В скобках еще отмечу, что такой вот профессор требует еще и от других использовать математический аппарат теории групп в работах по принципу Кюри – именно такое требование он вписал в свою отрицательную рецензию на мою вторую статью (см. К истории статьи-2 и в ней Приложение 1)

Сходными же пустыми экзерсисами заполнены там страницы авторских рассуждений. А вот о действительно необходимом – о том чего же хочет автор от применяющих принцип Кюри и от исследователей его, от его развивателей, что он пытается в нас втемяшить – об том нет каких-либо внятных разъяснений. Все это остается на уровне голословных заявок, с которых начат этот пункт (т.е. лужа №5)

Заключение

Все ли лужи, с Войтеховским в их центре, тут у меня перебраны?  Не буду копаться в его критике (или, скорее, в попытке раскритиковать) книгу Афанасьева. Не совсем мое это дело. Только самый общий взгляд говорит , что здесь имеем дело, скорее, с ловлей блох – с цеплянием к отдельным высказываниям, по которым попросту могут быть разные мнения, и все.

Ну а «критика» моей статьи требует особого разбора. И он был сделан (см. Разбор попытки критики статьи 1) – но только после того, как мою вторую статью задробили отрицательными и лживыми рецензиями. Сделан и отослан в редакцию журнала “Записки РМО”. И конечно же, его ждала та же самая участь – уже без рецензий, а просто как бы «по решению редколлегии», и, естественно, без предоставления документа – протокола ее заседания на эту тему. То есть, явно по решению одного человека. Какого? Ну, это понятно – какого. Вот привожу перечень его должностей и званий:

  • Доктор геол.-мин. наук
  • Профессор
  • Почетный член РосМинОбщества
  • Заместитель президента РосМинОбщества
  • Заведующий кафедрой С.-Петербургского Горного Университета.

И при всех этих регалиях возникает пара-тройка вопросиков:
1. Не многовато ли луж, в которые он сам себя макнул? Именно он сам, а я их только засветил – не более того.
2. Как со всеми этими регалиями увязывается его постоянная лживость, – в том числе и в его как бы научных наработках? Чему он учит своих студентов и что требует от подчиненных ему сотрудников кафедры – точно так же лгать в науке как лжет он?
3. Куда катится Российское Минералогическое общество, полностью подстилающееся под его прихоти? Именно прихоти, иной причины для полной блокировки моих работ нет – никто еще не смог выдвинуть против них хоть каких-то серьезных возражений. И вообще, куда катится российская наука, если заправляют в ней такого сорта деятели?

На этих вопросах пора и кончить. Ну а что-то решать по ним – то уже не моя функция.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *