Тезисы №1. Два подхода к принципу Кюри

Тезисы №1 направлены к 13-му Съезду  Рос. Мин. Общества (РМО).
В публикации отказано, как и посланным вместе с ними Тезисам №2 и Тезисам №3
По теме принципа Кюри  см. также: Статья-1,  Статья-2 ,  Разбор критики статьи-1
Обо всех этапах моей травли в РМО (в тезисной форме) см.здесь – Рос. мин. общество и его этика

Два  подхода  к  принципу Кюри
Левин Борис Самуилович. Израиль.
Кольское отделение РМО

1-й вариант. Послан в РМО 31.05.20 г. Получен отказ в публикации 30.06.20 г.
Отказы и переписку по ним см. в разделе “Этика российской науки”(ссылка будет выставлена позже)

——————————————

Два подхода к принципу Кюри выявились в дискуссии по статье в ЗРМО (Левин, 2018; см. здесь http://berlev.info/?p=5965), в сноске к которой редакция прямо призвала к ее критике. Отклик с критикой был единичным, но зато он же еще был сдублирован (Войтеховский, 2019-а, 2019-б)[1]. Резюме критики было странно по форме, но однозначно по существу – оно полностью отказало в праве на существование всей концепции, развернутой в критикуемой статье.

Саму критику тут вскрывать не место – для тезисной подачи вполне достаточно указать, что она не затронула ни одного, хоть минимально существенного, положения статьи, и потому ее резюме провисает безо всякой опоры. Здесь интересней, что там же, в противовес отвергаемой концепции, изложена и позиция критика, исходная заявка которой – это опора на классику (Кюри, Шубников). Так и высветились два разных подхода к этому принципу. Ну, про истинность того или другого решать не человеку, а самой науке при ее развитии, однако, человек вправе сравнивать однопорядковые проявления (тут – два подхода) по каким-то параметрам. К этому здесь и приступим,

О чем ломаются копья? – о расшифровке основной формулировки принципа Кюри. Вот она в переводе академика А.В.Шубникова (1956):  «Когда несколько различных явлений природы накладываются друг на друга, образуя одну систему, их диссимметрии складываются. В результате остаются лишь те элементы симметрии, которые являются общими для каждого явления, взятого отдельно»

Таким образом, здесь складываются диссимметрии, т.е. уничтожаются те элементы симметрии, которые не являются общими для обоих явлений  – это ясно и из первой фразы, да еще и разжевано напрямую во второй фразе.

Так вот, разночтения здесь упираются в вопрос – что. конкретно, имел в виду Пьер Кюри, под термином «явления природы», т.е. к чему можно применять его принцип, а к чему – нет. В исходной (и раскритикованной) статье утверждается универсальность и всеохватность принципа, его приложимость к самым разным процессам. Исходя из этого, там и разработано его переложение для практического применения во всем объеме геологических исследований (далее здесь –  широкий подход). А позиция критика противоположна – принцип работает только при каких-то особых, однородных воздействиях (далее – узкий подход). Это повторено у него  раза три, но понятней от тех повторов дело не стало – что он понимает под однородностью?

Значит, при сравнении двух подходов главный вопрос – это вопрос ограничений действенности принципа Кюри. Но сначала надо разобраться, о чем же говорит нам его формулировка? Заметим, во-первых, что в ней присутствует не меньше трех агентов – пара (как минимум) взаимодействующих субъектов (явления природы), и третий, обозначенный там под термином «система», есть объект их воздействия, Про два субъекта сказано: «накладываются друг на друга», т.е. потенциально они равноправны. Обозначим их как А1 и А2, а  объект, подвергающийся воздействию, обозначим как В.

Далее отмечаем, что в этой формуле Кюри нет вообще никаких ограничений на А1 и А2 (т.е. на явления природы), так же как и на создающуюся или изменяемую ими систему (В). В самом деле, например, физическое поле может быть субъектом воздействия на вещественные сущности (гравитация «тянет» камень к Земле), а может и наоборот быть объектом, получающимся при каком-то воздействии (явления пьезоэффекта, как раз и изучавшиеся братьями Кюри, или же падающая вода, вращающая динамо-машину). В черновых записях Пьера Кюри (Шубников, 1956) есть конкретные выводы из тех опытов с пьезоэффектом, но в том-то и проявились прозорливость физика и величие философа, что в итоговой публикации ограниченные результаты опытов подняты им до широкого научного обобщения.

Таким образом, в принципе Кюри не заложено ограничений. Таковые, конечно, возникают при использовании принципа в той или иной сфере. В указанном выше широком подходе специфика геологии, как исторической  науки, привела, во-первых, к ограничению явлений А1 и А2 именно геопроцессами (или, обобщенней, вообще процессами прошедших времен), а во-вторых, к преобразованию формулировки Кюри в конкретный рабочий инструментарий в виде двух взаимосвязанных аспектов:

а) Разносимметрийные признаки одной вещественной системы сформированы, соответственно, разными процессами с аналогичными симметриями.

б) Признаки системы с одинаковой симметрией, вероятней всего, созданы единым процессом со сходной симметрией

Нужно еще раз подчеркнуть, что данные аспекты, вопреки резюме критики, никак не отменяют формулировку Кюри, а являются только ее практической конкретизацией для наук исторического плана, призванных восстанавливать процессы по их вещественным следам. А исходная формулировка Кюри просто более обща и обнимает все науки, как исторические, так и наблюдающие процессы напрямую. Но вот именно в силу такой общности ее и сложно применять в геологических исследованиях, что четко доказывается почти полным провалом в использовании принципа Кюри за последние несколько десятилетий. Отсюда,  кстати, ясно видно так же, что наследие классики отнюдь не на исключительном откупе у узкого подхода.

Итак, широкий подход ничем и никак не ограничивает действенность самого принципа Кюри, а только разрабатывает конкретику его применения в определенной и достаточно широкой области (вся геология и не только она). А вот узкий подход очень сильно урезает саму возможность приложения принципа Кюри, сведя его к одной задаче – к зависимости морфологии кристаллов от подвижности питающей среды. Чем вызвана такая узкая локализация – непонятно. Узкий подход пытается обосновать это, через обязательность наличия каких-то однородных явлений или воздействий. Остается подождать объяснений автора – что он понимает здесь под однородностью, и почему ко всем другим («неоднородным») явлениям, воздействиям, процессам принцип Кюри, по его мнению, не подходит. Такое разъяснение было бы много интересней и полезней, чем штамповка дублей пустопорожних придумок под видом научной критики.

Литература.

Войтеховский Ю.Л. Еще раз о принципе диссимметрии П. Кюри. // Зап. РМО. 2019-а. №3. С.118-129.

Войтеховский Ю.Л. И снова о принципе П.Кюри Труды Ферсмановской научной сессии ГИ КНЦ РАН. 2019-б. №16. С. 68–76

Левин Б.С. Приложения принципа Кюри в геологии. //Зап. РМО. 2018. №6. С.136-144. ( см. здесь – Статья-1)

Шубников А.В. О работах Пьера Кюри в области симметрии. / Успехи физ. наук. 1956. № 59. С. 541—602.

———————————————

[1] Стоит отметить, что редакция сама остановила дискуссию на такой стадии, заблокировав попытку ответа на критику, все пункты которой мгновенно лопаются при мало-мальски внимательном разборе.

===================================================

Два  подхода  к  принципу Кюри

2-й  вариант(Сравнение обеих вариантов – ниже)
Отослан в РМО  3 июля 2020 г.  
Отказ в публикации получен 5 июля 2020 г.

Отказы и переписку по ним  см. в разделе Этика российской  науки”  (ссылка будет позже)

——————————————

Два подхода к принципу Кюри проявились в дискуссии, объявленной по статье в журнале «Записки РМО» (Левин, 2018). Единственное выступление в той дискуссии (Войтеховский, 2019), как раз и застолбило позицию, противопоставленную подходу критикуемой там исходной статьи, и заявляющую о своей опоре на классику (Кюри, Шубников). В общем-то. про истинность того или другого подхода решать не человеку, а самой науке при ее развитии, однако, человек вправе сравнивать однопорядковые проявления (тут, соответственно, два подхода, две концепции) по каким-то параметрам. К этому здесь и приступим, 

Основное разночтение указанных подходов  заключено в расшифровке главной формулировки принципа Кюри. Вот она в переводе академика А.В.Шубникова (1956):  «Когда несколько различных явлений природы накладываются друг на друга, образуя одну систему, их диссимметрии складываются. В результате остаются лишь те элементы симметрии, которые являются общими для каждого явления, взятого отдельно»  Таким образом, здесь складываются диссимметрии, т.е. уничтожаются те элементы симметрии, которые не являются общими для обоих явлений  – это ясно и из первой фразы, да еще и детально  растолковано во второй фразе.

Так вот, разночтения подходов  упираются в вопрос – что, конкретно, имел в виду Пьер Кюри, под термином «явления природы», т.е. к чему можно применять его принцип, а к чему – нет. В исходной статье утверждается универсальность и всеохватность принципа, его приложимость к самым разным процессам. Исходя из этого, там и разработано его переложение для практического применения во всем объеме геологических исследований (далее здесь –  широкий подход). А позиция критика противоположна – принцип работает только при состыковке каких-то особых, однородных воздействий (далее – узкий подход),  что повторено у него  раза три, где-то еще с добавлением параллельного эпитета: явления, «прозрачные» друг для друга (там именно так – в кавычках).  

Значит, при сравнении двух подходов главный вопрос – это вопрос ограничений действенности принципа Кюри. Но сначала надо разобраться, о чем же говорит нам его формулировка? Заметим, во-первых, что в ней присутствует не меньше трех агентов – пара (как минимум) взаимодействующих субъектов (явления природы), и третий, обозначенный там под термином «система», есть объект их воздействия, Про два субъекта сказано: «накладываются друг на друга», т.е. потенциально они равноправны. Обозначим их как А1 и А2, а  объект, подвергающийся воздействию, обозначим как В.

Далее отмечаем, что в этой формуле Кюри нет вообще никаких ограничений – ни на А1 и А2 (т.е. на явления природы), ни на создающуюся или изменяемую ими систему (В). В самом деле, например, физическое поле может быть субъектом воздействия на вещественные сущности (гравитация «тянет» камень к Земле), а может и наоборот быть объектом, получающимся при каком-то воздействии (явления пьезоэффекта, как раз и изучавшиеся братьями Кюри, или же падающая вода, вращающая динамо-машину). В черновых записях Пьера Кюри (Шубников, 1956) есть конкретные выводы из опытов по пьезоэлектрическим проявлениям, но в том-то и проявились прозорливость физика и величие философа, что в итоговой публикации ограниченные результаты опытов подняты им до широкого научного обобщения.

Таким образом, в принципе Кюри не заложено ограничений. Таковые, конечно, возникают при использовании принципа в той или иной сфере. В указанном выше широком подходе специфика геологии, как исторической  науки, привела, во-первых, к ограничению явлений А1 и А2 именно геопроцессами (или, обобщенней, вообще процессами прошедших времен), а во-вторых, к преобразованию формулировки Кюри в конкретный рабочий инструментарий в виде двух взаимосвязанных аспектов:

а) Разносимметрийные признаки одной вещественной системы сформированы, соответственно, разными процессами с аналогичными симметриями.

б) Признаки системы с одинаковой симметрией, вероятней всего, созданы единым процессом со сходной симметрией

Нужно еще раз подчеркнуть, что данные аспекты никак не отменяют формулировку Кюри, а лишь являются ее практической конкретизацией для наук исторического плана, призванных восстанавливать процессы по их вещественным следам. А исходная формулировка Кюри просто более обща и обнимает все науки, как исторические, так и наблюдающие процессы напрямую. Но вот именно в силу такой общности ее и сложно применять в геологических исследованиях, что четко доказывается почти полным провалом в использовании принципа Кюри за последние несколько десятилетий. Отсюда, кстати, так же понятно, что наследие классики отнюдь не на исключительном откупе у узкого подхода.

Итак, широкий подход ничем и никак не ограничивает действенность самого принципа Кюри, а только разрабатывает конкретику его применения в определенной и достаточно широкой области (вся геология и вообще науки исторического плана). А узкий подход сильно урезает саму возможность приложения принципа Кюри, сведя его к одной задаче – к зависимости морфологии кристаллов от подвижности питающей среды. Чем вызвано такое жесткое ограничение – не очень понятно. Узкий подход пытается обосновать это, через обязательность наличия каких-то однородных явлений или воздействий. Остается подождать объяснений автора – что он понимает под такой однородностью сочетающихся явлений, и почему принцип Кюри, по его мнению, не подходит ко всем другим, пусть и неоднородным, явлениям, воздействиям, процессам.

Литература.

Войтеховский Ю.Л. Еще раз о принципе диссимметрии П. Кюри. // Зап. РМО. 2019-а. №3. С.118-129.

Левин Б.С. Приложения принципа Кюри в геологии. //Зап. РМО. 2018. №6. С.136-144  ( см. здесь – Статья-1)

Шубников А.В. О работах Пьера Кюри в области симметрии. / Успехи физ. наук. 1956. № 59. С. 541—602.

============================================

Два  подхода  к  принципу Кюри

Совмещенный вариант  – для сравнения двух вариантов (только  в сайте)..
Черный цвет – общий для обоих вариантов. Красный – для 1-го. Синий – для 2-го. (т.е. все красное из 2-го варианта вычеркнуто, синее – дописано).

——————————————

Два подхода к принципу Кюри выявились в дискуссии по статье в ЗРМО (Левин, 2018), в сноске к которой редакция прямо призвала к ее критике. Отклик с критикой был единичным, но зато он же еще был сдублирован (Войтеховский, 2019-а, 2019-б)[1]. Резюме критики было странно по форме, но однозначно по существу – оно полностью отказало в праве на существование всей концепции, развернутой в критикуемой статье.

Саму критику тут вскрывать не место – для тезисной подачи вполне достаточно указать, что она не затронула ни одного, хоть минимально существенного, положения статьи, и потому ее резюме провисает безо всякой опоры. Здесь интересней, что там же, в противовес отвергаемой концепции, изложена и позиция критика, исходная заявка которой – это опора на классику (Кюри, Шубников). Так и высветились два разных подхода к этому принципу. Ну, про истинность того или другого решать не человеку, а самой науке при ее развитии, однако, человек вправе сравнивать однопорядковые проявления (тут – два подхода) по каким-то параметрам. К этому здесь и приступим,

О чем ломаются копья? – о (разночтение подходов в) расшифровке основной формулировки принципа Кюри. Вот она в переводе академика А.В.Шубникова (1956):  «Когда несколько различных явлений природы накладываются друг на друга, образуя одну систему, их диссимметрии складываются. В результате остаются лишь те элементы симметрии, которые являются общими для каждого явления, взятого отдельно»

Таким образом, здесь складываются диссимметрии, т.е. уничтожаются те элементы симметрии, которые не являются общими для обоих явлений  – это ясно и из первой фразы, да еще и разжевано напрямую во второй фразе.

Так вот, разночтения здесь упираются в вопрос – что. конкретно, имел в виду Пьер Кюри, под термином «явления природы», т.е. к чему можно применять его принцип, а к чему – нет. В исходной (и раскритикованной) статье утверждается универсальность и всеохватность принципа, его приложимость к самым разным процессам. Исходя из этого, там и разработано его переложение для практического применения во всем объеме геологических исследований (далее здесь –  широкий подход). А позиция критика противоположна – принцип работает только при каких-то особых, однородных воздействиях (далее – узкий подход). Это повторено у него  раза три, где-то еще с добавлением параллельного эпитета: явления, «прозрачные» друг для друга (там именно так – в кавычках).но понятней от тех повторов дело не стало – что он понимает под однородностью?

Значит, при сравнении двух подходов главный вопрос – это вопрос ограничений действенности принципа Кюри. Но сначала надо разобраться, о чем же говорит нам его формулировка? Заметим, во-первых, что в ней присутствует не меньше трех агентов – пара (как минимум) взаимодействующих субъектов (явления природы), и третий, обозначенный там под термином «система», есть объект их воздействия, Про два субъекта сказано: «накладываются друг на друга», т.е. потенциально они равноправны. Обозначим их как А1 и А2, а  объект, подвергающийся воздействию, обозначим как В.

Далее отмечаем, что в этой формуле Кюри нет вообще никаких ограничений на А1 и А2 (т.е. на явления природы), так же как и на создающуюся или изменяемую ими систему (В). В самом деле, например, физическое поле может быть субъектом воздействия на вещественные сущности (гравитация «тянет» камень к Земле), а может и наоборот быть объектом, получающимся при каком-то воздействии (явления пьезоэффекта, как раз и изучавшиеся братьями Кюри, или же падающая вода, вращающая динамо-машину). В черновых записях Пьера Кюри (Шубников, 1956) есть конкретные выводы из тех опытов с пьезоэффектом, но в том-то и проявились прозорливость физика и величие философа, что в итоговой публикации ограниченные результаты опытов подняты им до широкого научного обобщения.

Таким образом, в принципе Кюри не заложено ограничений. Таковые, конечно, возникают при использовании принципа в той или иной сфере. В указанном выше широком подходе специфика геологии, как исторической  науки, привела, во-первых, к ограничению явлений А1 и А2 именно геопроцессами (или, обобщенней, вообще процессами прошедших времен), а во-вторых, к преобразованию формулировки Кюри в конкретный рабочий инструментарий в виде двух взаимосвязанных аспектов:

а) Разносимметрийные признаки одной вещественной системы сформированы, соответственно, разными процессами с аналогичными симметриями.

б) Признаки системы с одинаковой симметрией, вероятней всего, созданы единым процессом со сходной симметрией

Нужно еще раз подчеркнуть, что данные аспекты, вопреки резюме критики, никак не отменяют формулировку Кюри, а являются только ее практической конкретизацией для наук исторического плана, призванных восстанавливать процессы по их вещественным следам. А исходная формулировка Кюри просто более обща и обнимает все науки, как исторические, так и наблюдающие процессы напрямую. Но вот именно в силу такой общности ее и сложно применять в геологических исследованиях, что четко доказывается почти полным провалом в использовании принципа Кюри за последние несколько десятилетий. Отсюда,  кстати, ясно видно так же, что наследие классики отнюдь не на исключительном откупе у узкого подхода.

Итак, широкий подход ничем и никак не ограничивает действенность самого принципа Кюри, а только разрабатывает конкретику его применения в определенной и достаточно широкой области (вся геология и не только она вообще науки исторического плана). А вот узкий подход очень сильно урезает саму возможность приложения принципа Кюри, сведя его к одной задаче – к зависимости морфологии кристаллов от подвижности питающей среды. Чем вызвана такая узкая локализация – непонятно. Узкий подход пытается обосновать это, через обязательность наличия каких-то однородных явлений или воздействий. Остается подождать объяснений автора – что он понимает здесь под однородностью, и почему ко всем другим («неоднородным») явлениям, воздействиям, процессам принцип Кюри, по его мнению, не подходит. Такое разъяснение было бы много интересней и полезней, чем штамповка дублей пустопорожних придумок под видом научной критики.

Литература.

Войтеховский Ю.Л. Еще раз о принципе диссимметрии П. Кюри. // Зап. РМО. 2019-а. №3. С.118-129.

Войтеховский Ю.Л. И снова о принципе П.Кюри Труды Ферсмановской научной сессии ГИ КНЦ РАН. 2019-б. №16. С. 68–76

Левин Б.С. Приложения принципа Кюри в геологии. //Зап. РМО. 2018. №6. С.136-144.  ( см. здесь – Статья-1)

Шубников А.В. О работах Пьера Кюри в области симметрии. / Успехи физ. наук. 1956. № 59. С. 541—602.

[1] Стоит отметить, что редакция сама остановила дискуссию на такой стадии, заблокировав попытку ответа на критику, все пункты которой мгновенно лопаются при мало-мальски внимательном разборе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *