Рубрика «Наука в России и ее этика»

Для самоутверждения подойдут любые средства

Как Войтеховский сел в лужу, да и не один раз.

Эта заметка о внутри-геологических баталиях, о начале (точней – зародыше) проявления антисемитизма в Российском Минералогическом обществе, заметно раскрутившимся, правда, несколько позже, в виде полной блокировки всех последующих моих наработок и под самыми дурацкими предлогами.  Эта заметка для чтения широким кругом читателей и в ней практически не будет никаких геологических терминов, кроме, разве что, понятия «принцип Кюри», которое просто находится в центре всей этой истории. Но к этим двум словам можно относиться как, скажем, большинство народа (и подавляющее большинство) относится к Теории Относительности – название знакомое, автор тоже, ну а что там в ней спрятано – в том пусть разбираются специалисты.

В журнале “Записки РМО”, №3, 2919 г Ю.Л.Войтеховский выставил свое писание под названием  «Еще раз о принципе диссимметрии П. Кюри»[1], в которой он прошелся нелицеприятно по моей первой статье о принципе Кюри (см. здесь  Статья-1), и по книге В. П. Афанасьева «Человек и природа», одна глава которой тоже была посвящена принципу Кюри. Обе эти работы вышли совершенно независимо друг от друга, и близко по времени (2018 г.), одновременно прервав 40-летнюю полосу провала теоретических осмыслений этого принципа. Обе эти работы Войтеховскому сильно не понравились и причина его буквально корневой неприязни к ним достаточно прозрачна. Но для данной заметки она не имеет большого значения, т.к. суть освещаемых здесь казусов не слишком связана с той причиной (вкратце она приведена в сноске [2], а более подробно и на документальной основе будет разобрана на этом сайте позднее).

Изначально я как-то болезненно переживал эту публикацию, расценивал ее как плевок в душу от человека, которому доверял [3]. Сейчас мое внутреннее восприятие той ситуации заметно изменилось – сейчас в той статейке я вижу лишь забавный анекдот. Даже сразу несколько анекдотов и, подчеркиваю –  всего лишь в одной заметке!  Но здесь речь пока только о двух таковых – тех, которые внимательный читатель может заметить просто по печатному тексту, без всякой дополнительной информации. Именно в этих двух ситуациях Войтеховский сам себя в лужу и макнул (о других несуразностях данного опуса – забавных и не очень – как-нибудь в другой раз, т.к. они уже потребуют дополнительной информации о событиях, или же определенного научного языка для выявления забитой туда псевдонаучности). А тут, в этих двух анекдотах – чистая бытовуха, так что будет вполне достаточно обычного житейского языка, и, как уже сказано, ничего дополнительного – только голый текст в “Записках РМО”, лежащих перед глазами любого читателя. А для тех, кому журнал недоступен, здесь внизу, в качестве приложения, подвешен тот войтеховский опус – весь целиком и полностью. Я не боюсь выставлять на своем сайте ругань врагов и поливы оппонентов. Это они боятся моих разработок и ответов на их инсинуации.

Ну, это все была как бы преамбула, а теперь – к делу. Итак, расселись поудобнее – начинаем.

.. —————————

Есть статья товарища Войтеховского Юрия Леонидовича, очень уважаемого человека в Российском Минералогическом Обществе, и не только в нем (послужной список приведем после, что б сейчас не заморачиваться, не отвлекаться). Статья эта – о принципе Кюри, и кто про него не знает, пусть идет к… Вике. А можно и без нее, пусть относится к этому принципу, как к Теории Относительности (про что уже говорено выше).

Так вот, прямо из вступления в статье Войтеховского узнаем, что в Санкт-Петербурге прошло собрание местного отделения минералогического общества, на котором некто, именуемый как Б.С.Левин [4], сделал доклад по этому принципу, причем, оказывается, то, что он там докладывал можно прочитать в его же, левинской, статье, опубликованной в этом же журнале практически одновременно с тем собранием. Просто даже названия статьи Левина здесь, в журнале (ЗРМО, 2018, №6) и его доклада там (согласно Войтеховскому) совпадают один-в-один. Зачем тогда он там дублировал свою статью? Неужто питерские минералоги – люди малограмотные, читают с трудом, вот и понадобилось все это вкладывать им прямо в ушки???

От объяснения этого феномена Войтеховский уклоняется, и ясно, почему – таковое совершенно не в его пользу (детально об этом см. К истории статьи-2), но, как и обещано, здесь дополнительной информацией не пользуемся и пока просто принимаем к сведению (из самой статьи Войтеховского), что Левин там выкладывал во всеуслышанье свои идеи.

При этом существенно, что Войтеховский сам там был, мед-пиво-кофе пил, и это ясно видно из того, что он же сообщает о разбушевавшейся там же дискуссии по какому-то жуткому термину, который он не преминул заклеймить прямо здесь перед читателями, на той же странице журнала. Ну, это здесь, нам, а там как? Так и осталось неизвестным (Войтеховский не прояснил) ни откуда выплыло данное яблоко раздора, ни как пролегла там линия фронта – на какой стороне был докладчик и как будто бы безграмотные (?) питерцы. И вообще, чем кончилась та схватка?  Узнать про то любопытно – прямо как в сериале, но вряд ли Войтеховский выпустит следующую  серию – ему это совсем не в струю.

Этим займемся здесь, в этом сайте, но после – в другой статье, а тут просто листаем Войтеховского дальше … – и вот-те на!…  Оказывается этот самый Левин, еще тот фрукт! И идеи у него, оказывается, путаные – товарищ Войтеховский разложил их тут нам по косточкам [5]. И вообще этот Левин хотел – подумать только! – просто низвергнуть сам принцип Кюри. Ну, слава богу, принцип-то Левину оказался не по зубам (вместе с его подельщиком Афанасьевым) – устоял тот принцип, устоял!!! Именно такова – и дословно – концовка критического разбора от товарища Войтеховского.

Вот тут и выплывают оба анекдота, анонсированные выше, правда, пока что они смешались в общую кучку, но ничего – сейчас разделим.

Анекдот №1. На том самом, неизвестно зачем устроенном, питерском совещании доклад Левина прошел, судя по данной статейке, вполне успешно – ни о чем проблемном по нему Войтеховский не пишет. И (внимание!) сам Войтеховский не разделал его там под орех – прямо на собрании, прилюдно… Ну, ни слова об этом нет. А вот в заспинной заметке Войтеховский разошелся вовсю! Почему так? С чего бы это? Почему не в глаза, на собрании? Про то стоило б спросить его самого, однако, навряд ли услышим при этом что-либо вразумительное. Ведь содержание левинской статьи Войтеховский знал задолго до собрания и сам написал к ней редакционное примечание, призывающее читателей как следует раздолбать ее.

Итак, налицо первая лужа с плюхнувшимся в нее Почетным членом РосМинОбщества – плюхнувшимся самостоятельно, без какой-либо посторонней помощи. Лужа под вывеской: «В глаза – молчок, в спину – тычок!»

Анекдот №2, или вторая самопосадка в лужу товарища Войтеховского. Здесь речь будет о как бы попытках Левина, на пару с Афанасьевым, сокрушить принцип Кюри, который, таки, сумел устоять, о чем Войтеховский и поведал читателям с немалой радостью в конце своего критического разбора. Это, конечно, замечательно, что «устоял», да вот беда – Войтеховский забыл указать, как и за что Левин с Афанасьевым обрушивались на этот принцип. В его критике и с лупой не найти никаких указаний на такие злодейские посягательства той парочки. Да и в самой статье Левина (как и в книге Афанасьева) ничего подобного никому найти не удастся. Вот и вторая лужа – лужа с опознавательной табличкой: «Принцип устоял!», и с бултыхающимся в ней заместителем президента РосМинОбщества Ю.Л.Войтеховским (сейчас он – зам.президента, но очень похоже, что претендует на еще более весомое положение) [6]

——————————————-

И еще раз можно повторить – все вышесказанное прочитывается прямо из напечатанного в журнале «Записки РМО» – любой читатель это может увидеть без какой-либо дополнительной информации. Изложенное выше – лишь помощь в разглядении (понимании) сущности написанного (напечатанного). Но далее я настроен дать еще и некоторые дополнительные сведения (информацию), Войтеховским обойденную и на страницах журнала не засвеченную.  Так что – ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Приложение
Статья Войтеховского.

Loader Loading…
EAD Logo Taking too long?

Reload Reload document
| Open Open in new tab

[1] Подвешиваю здесь эту статью (см. Приложение в конце), что бы любой читатель, для которого журнал «Записки РМО» трудно доступен. мог убедиться во всем самостоятельно. Не жалко устроить такую дополнительную ей рекламу, тем более, что означенный журнал не имеет обыкновения выставлять свои материалы в интернете для открытого прочтения, а пытается сделать на них свой бизнес.

[2] Посреди вышеуказанного 40-летнего периода провала интереса к принципу Кюри Войтеховский выдал пару статей (в соавторстве и самостоятельно) по практическому применению данного принципа к форме минеральных зерен с одного и того же места. Ситуация с ними раскручена по разработкам проф. Шафрановского еще 60-х годов прошлого века. Вот на этом основании Войтеховский посчитал себя специалистом также и в области теоретического осмысления принципа Кюри и пытался навязать мне свое представление о нем. В этом он не преуспел — его теоретические воззрения очень ограничивают принцип Кюри и не дают возможности применить его для обоснования происхождения тех пород, которые я хорошо знаю. В общем, я шел своей дорогой, что и раздразнило Войтеховского – он почему-то считал, что имеет право мне диктовать. Афанасьев мне писал, что и с его книгой Войтеховский был ознакомлен в стадии ее подготовки. Похоже, что и с ним история была в той или иной степени сходной.

[3] Ох, до чего же многократно мне плевали в душу хорошо знакомые и близко контактные люди, а то и втыкали нож в спину лучшие друзья! Очень похоже, что это просто хобби такое у российского народа, или, выражаясь научно – менталитет такой (не исключая из их числа и некоторых евреев обоих полов российско-советского воспитания). Пора уже иммунитет приобрести, и вот последними каплями, наконец доведшими меня до иммунитета к таким расейским выкрутасам, стали звенья цепочки войтеховской травли моих наработок, имеющие явственный антисемитский привкус.

[4] До недавних пор я, Бер Левин, сохранял для преемственности в российских публикациях свое русскоязычное именование – Левин Борис Самуилович. Так я в данной заметке Войтеховского и фигурирую. Но теперь оно отставлено в сторону именно как реакция на антисемитизм, проявившийся пока что не в этой, разбираемой тут статье, а в последовавшей вслед за ней  полной блокировки моих публикаций – пяти подряд (см. Уровень морали и этики в РМО).  Главным ее инициатором был именно Войтеховский при попустительстве (или даже прямой поддержке) главного редактора журнала Ю.Б.Марина. Глупейшие и нагло врущие предлоги для всех этих отказов как раз и идентифицируют их как кондовый расейский антисемитизм.

[5] Этот расклад Войтеховского полностью разобран здесь – Разбор критики статьи-1 Там и показана его абсолютная несостоятельность, вплоть до использования откровенной лжи. Но на страницы журнала «Заметки РМО» он не допущен – заблокирован под весьма неблаговидными предлогами.

[6] Причем, этот последний анекдот потянул еще за собой хвостик анекдотиков-детенышей в виде рецензий на другую мою статью, прямо повторяющих табличку на той луже или, хотя бы, имеющих ее в виду (см. К истории статьи-2, а в ней приложения 2 и 3). И смешнее всего, что эти анекдоты вкупе со своими дитятями претендуют на высокий научный уровень, на какой-то вклад в науку. Ведь блистают-то они прямо как бы под академической крышей, а на деле орган-то этот получается анекдотическим. Вот так в этой бедной России – анекдотичный научный орган «Записки РМО».  Интригующе звучит, не правда ли?

Судьба моих тезисов к 13-му съезду РМО

Предварительное пояснение: ссылки. приведенные курсивом, направляют на  специальные статьи, предназначенные для специалистов-геологов. А ссылки прямым шрифтом – на статьи предназначенные для широкого читателя, не обязательно с геологическим образованием.

Заставка
(типа аннотации о всем содержании заметки)

Эта статья о последнем этапе травли меня и моих работ в Российском минералогическом общества (РМО). Травле, дошедшей до такого уровня собственной, внутренней гнусности, что уже поневоле влезает мысль о задействованности здесь элементарного антисемитизма, столь характерного для России всех времен и этапов существования. Но пока что отставим разговор об этом в сторону – с ним надо разбираться отдельно и детально. А здесь сосредоточимся только на конкретике – фактах, действиях, каких-то обоснованиях тех действий и прочих таких материях.

В тезисной форме вся последовательность указанной травли по пунктам отражена здесь в статье Уровень морали и этики в РМО  и последний , 6-й, пункт из нее развернут в нижеследующей статье. Ну а предшествующими этапами травли были такие дела:
А) блокировка статьи по симметрии геопроцессов (Статья-2 ), отрицательные рецензии к которой базировались на лживых вывертах (см. К истории статьи-2, и там те рецензии выставлены на общее обозрение);
Б) далее уже чисто административное затыкание мне рта в дискуссии по моей же статье – первой о принципе Кюри (Разбор критики статьи 1
В) и, наконец, последовал описанный ниже  двойной отказ в публикации трех моих тезисов на 13-й съезд РМО, т.е. всех моих (!) – (см. их здесь   Тезисы №1, Тезисы №2, Тезисы №3). Оба отказа присланы в июне-июле 2020 г. (с разрывом в пять дней), и формулировки оснований в них обоих противоречат друг другу, фиксируя тем самым факт двойного вранья (речь-то и там, и там идет об одних и тех же материалах). Да и по своей сути обе эти формулировки явно притянуты за уши и предельно тупы.

Данный отказ есть прямое нарушение Устава РМО. В журнале «Записки РМО» имеется хоть какой-то фиговый листок, что б прикрыть произвол в отклонении статей – штамповка отрицательных рецензий, т.е. перевод стрелок на анонимные личности рецензентов. А здесь и этого повода нет – тут просто откровенное попрание оргкомитетом съезда Устава РМО, в котором утверждается право членов РМО на публикацию в его органах.

Однако, стоит просмотреть все это по порядку. Потому начнем от печки..

———————————–

Преамбула (предыстория)

В текущем, 2020-м, году я не ожидал никакого съезда РМО – по Уставу общества съезды проводятся, как правило, раз в 5 лет, а таковой предыдущий был в 2017-м году. Кстати говоря, на центральной его секции я как раз выступал с докладом, и это было в главном зале Горного института (ныне уже – университета). Я сподобился тому первый раз в жизни, и, очевидно, в последний – сейчас это уже просматривается четко и однозначно ….

И вот вдруг сваливается информация о внеочередном съезде в октябре с.г. Причем, информация о съезде поступила просто как-то сбоку, или, выражаясь языком современного светского человека – совершенно случайно. По нормальным моим каналам связи с деятелями Общества мне никто ничего не сообщал – прошли времена хороших контактов. Ну а если точней, то как-то задействовалась цепочка звеньев, приведшая в конце к звену информации – то что я постоянно интерпретирую как Руку Свыше. И уверен, что это так – сходных цепочек в моей жизни было немало. Более того, бывали, и не раз, сверхопасные ситуации, которые по всем житейским канонам должны были привести к летальному исходу, но каждый раз возникали какие-то «случайные» обстоятельства, точней, необычные сцепки обстоятельств, и моя жизнь получала выигрышный билет, мало ожидаемый в тех обстоятельствах, а иногда и практически как будто даже невозможный.

Ну ладно, от лирического отступления вернемся к теме. Информация свалилась сверху (так и решим), ну и хорошо. Причем, очень даже вовремя – где-то в марте, вполне подходяще для подготовки и отправки тезисов. К этому времени я уже стал для журнала «Записки РМО», персоной нон грата – шлюзы для входа в их канал для меня уже были плотно закрыты (см. Уровень морали и этики в РосМинОбществе  и  К истории статьи-2). Но вот здесь, как бы, другой коленкор – хоть действующие лица тут те же самые, но на таких мероприятиях, как правило, принимаются в печать все без исключения присылаемые тезисы, конечно, при их тематическом соответствии. Ну и конкретней, здесь по Уставу РМО действительные члены общества имеют ничем не ограниченное право на публикации в печати данного общества (а вот в положении о журнале не так – там есть оговорка о необходимости положительной рецензии, но здесь-то институт рецензентов не предусмотрен). И еще, в дополнение к сказанному, статус тезисов в таком объемном сборнике определенно пониже, чем у статьи в центральном органе (в журнале). Потому у меня и были надежды (хотя и не стопроцентные), что хоть этим путем, но донесу до научной общественности идеи и направления дальнейшего развития принципа Кюри.

О самих тезисах.

Первым номером у меня стали тезисы «Два подхода к принципу Кюри» (см. здесь Тезисы №1). В них сделано сопоставление подходов к этой проблеме – моего и Войтеховского, без критики оппонирующей позиции, но с попыткой выявления сути расхождений. «О чем ломаются копья?» – такой вот вопрос и был поставлен в самом начале вскрытия сути разногласий.

В этих тезисах (как и в других моих наработках, уже отклоненных к этому времени «Записками РМО»), фигурировало лишь сравнение подходов без какой-либо критики подхода оппонента, но еще и с сожалением, что о нем можно пока что судить лишь по отдельным фразам из его бессодержательной критики моих взглядов. Об этом напрямую сказано в самой концовке тезисов: «Остается подождать объяснений автора – что он понимает здесь под однородностью, и почему ко всем другим («неоднородным») явлениям, воздействиям, процессам принцип Кюри, по его мнению, не подходит. Такое разъяснение было бы много интересней и полезней, чем штамповка дублей пустопорожних придумок под видом научной критики». В последней строке имеется в виду его повтор своего критического выступления еще и в трудах Федоровской сессии в Апатитах, где он до недавнего времени директорствовал.

Вторые тезисы были предельно кратким изложением отвергнутой «Записками РМО» моей второй статьи по принципу Кюри (см. Статья-2), и по названию они не сильно от нее отличались: «Принцип Кюри и симметрия геологических процессов» (см. здесь – Тезисы №2). Конкретней, в них была просто сформулирована задача и указаны пути ее решения, плюс пара-тройка возможных вариантов других предельных видов симметрии, не охваченных системой Кюри-Шубникова без их последовательного вывода и, конечно, не всех, выведенных в статье, с приведением иллюстрации только по одному из них. Завершались они сожалением, что полная статья получила отказ в публикации и указанием, что она ожидает своего пристанища.

Третьи тезисы – «О термине “диссимметрия” в принципе Кюри» (здесь см. Тезисы №3) были отправлены несколько позже – после того, как был объявлен дополнительный прием таковых и, соответственно, был продлен срок их приема. В отличие от первых двух, перекликавшихся с ранее отвергнутыми моими наработками, эти были полностью оригинальны. А в отличие от всех остальных моих последних работ – были полемически заострены, ибо в них отрицалась необходимость того самого термина “диссимметрия”, который Войтеховский поднял как вымпел, сделав его прямо-таки лозунгом своего подхода к принципу Кюри. Да и в общем-то, оно наступало на пятки и остальным поклонникам этого понятия. Сам по себе термин “диссимметрия” не отрицался, применение его признавалось легитимным, но при этом доказывалось, что в нем нет прямой необходимости – это только негативный дубляж вполне привычного и удобного в обращении термина «симметрия» и, соответственно, он практически бесполезен в употреблении. Точнее сказать (хоть и многословней) – он не «негативный», т.к. не отрицает наличие своего оппонирующего термина, а дополняет его до стопроцентного охвата и потому–то является неким подвеском с очень ограниченной сферой употребления, обычно даже просто ненужной.

Первый удар.

И вот, через месяц я поучаю полный отказ как в публикации в сборнике Съезда всех трех тезисов, так и, соответственно, в выступлении на заседаниях Съезда по любому из них. Отдельным письмом мне милостиво разрешалось выставить один из трех на стенде (конкретно – первый из них) и поторчать там попкой в ожидании, что кто-то вдруг да заинтересуется и подойдет с расспросами. И было специально подчеркнуто, что сие разрешение никак не связано с публикацией – таковой все равно не будет.

Тут все сквозит утонченным издевательством. Во-первых, постоянная практика таких заведений, что все принятое, хоть к докладу с трибуны, хоть к выставлению на стенде – все это публикуется в сборнике к съезду для предварительного ознакомления участников съезда. И тут вот индивидуальный отказ публиковать что-то, допущенное к стендовому выставлению, есть совершеннейший нонсенс – это и лишение тех участников возможности что-то узнать по данной теме предварительно, что б решить затем разузнать детали у автора поподробнее, и лишение автора попросту конкретной публикации, на которую можно было бы сослаться при дальнейших разработках.  Так какой идиотик будет при таких условиях торчать попкой у стенда, ожидая неизвестно чего и неизвестно зачем?

Во-вторых, по милостиво разрешенной теме (и очень похоже, что сознательно так выбранной) никакой графики или каких-то изображений нет, и не могло быть (в отличие, к примеру, от тезисов №2), ну а торчать при пустом стенде с одним только заголовком – это уже двойной идиотизм.

В-третьих, вообще, интерес ныне к стендовым информациям на съездах и совещаниях абсолютно мизерный, если не сказать – нулевой. Это я достаточно четко наблюдал на прошлом Съезде и еще на Всероссийском петрографическом совещании, бывшем за год до него – такие вот нынче времена[1].

Ну и, наконец, в-четвертых, смешно было бы тратить личные средства и время на такое бессмысленное дело. Подчеркиваю, именно личные, и немалые – один перелет чего стоит… И организаторам съезда превосходно известно, что меня никто туда не посылает, никто не платит командировочные, не оплачивает расходы и пр.[2] Вот по всем этим факторам в куче и по каждому из них в отдельности этакое «снисхождение» откровенно светится как прямая издевка. Но зато оно же могло при необходимости сыграть и роль какого-то прикрытия – мы, мол, не отказали же Левину вообще в участии в съезде, пусть, де, приезжает, пропуск на съезд как участнику ему будет.

Ну и понятно – само присутствие Левина на съезде ничем никому не мешает. Важно только, что бы левинские идеи не получили выхода на читательский простор, и не порушили бы чей-то единоличный “откуп на истину” в толковании принципа Кюри, вот и все тут. Потому из всего вышеперечисленного наиболее важно отклонение от публикации, включая и тот дичайший нонсенс с непубликацией допущенного на стенд, да еще, пожалуй, сюда же, и недопуск до доклада с трибуны в зале. А все остальные издевательские нюансы – это как бы дополнительные штришки к указанной основе.

Оба этих письма – полностью отказное (по двум тезисам) и “милостиво снизошедшее” (по одному из трех) – подписаны третьестепенным лицом, хоть, конечно, и с кивком на некое решение оргкомитета съезда. Причем, обоснование такового решения было слеплено то ли наскоряк, без каких-либо раздумываний, то ли, наоборот, в продуманном оскорбительном ключе – мол, тезисы не отвечают новым повышенным требованиям. И, конечно же, без каких-либо разъяснений о существе этих столь высоких требований, и по каким таким параметрам им не отвечает каждый (!) из трех тезисов (сами эти два письма см. ниже – в приложении 1)

Вторая попытка

Итак, мои надежды приказали долго жить, но сходу опускать руки мне не совсем по нутру. Для начала я нырнул в орг.материалы съезда, коими ранее не больно интересовался. Оказалось, в оргкомитете два сопредседателя (президент РМО Марин да ректор Горного университета Литвиненко ), и у них один-единственный зам – как раз Войтеховский. Ясно, что он и определяет всю политику по сборнику тезисов – не председателям же заниматься потоком поступающих заявок не доклады. К тому же практика уже показала, что Марин не имеет обыкновения противодействовать войтеховским закидонам, попросту, идет у него на поводу. Вот так, а у меня каждый из тезисов задевает этого Войтеховского достаточно сильно – как общим своим научным содержанием (в силу противоречия его концепции), так и некоторой личностной конкретикой, касающейся его малопристойного поведения по отношению к моим наработкам.

О какой-либо научной честности с ним говорить просто бессмысленно, да и ничему не поможет. Ну что ж, попробую еще раз другим путем – для начала, внеся некоторые коррективы в сами тезисы. С общим содержанием уж ничего не поделаешь – изменять его, выплясывая под войтеховскую дудку, я не намерен, но вот личностным аспектом можно и пожертвовать – возможно даже, зря я его всучил туда изначально (что ж поделать – задний ум всегда покрепче) .

Итак, в первых тезисах убрал всю концовку, приведенную выше. В тезисах-2 тоже выбросил из концовки напоминание об отказе «Записок» публиковать соответствующую большую статью (в чем Войтеховский сыграл первую скрипку), ну и несколько сгладил выпячивание термина “диссимметрия” именно Войтеховским. Заодно, правда, в эти третьи тезисы добавил кое-что еще и по существу (но не по личности), вызревшее во мне к этому времени. В тезисах, выставленных на сайте (Тезисы №1, Тезисы №2, Тезисы №3), в каждом из них приведены оба варианта и отдельно еще – сравнение этих обоих вариантов.

Ну и отослал подправленные тезисы по новой, сопроводив двумя письмами. Одно, более краткое  в оргкомитет в целом (читай: конкретно в руки Войтеховскому), в котором четко и однозначно напомнил о моем праве на публикацию тезисов, и другое – более развернутое, но с такой же концовкой, которая предварялась выражением моего удивления таким, более чем странным, решением и идиотски наглой формулировкой его основания. (оба их см. в приложении 2).

Отослал, достаточно хорошо понимая ситуацию по анекдоту о петухе и куре: «Не догоню, так хоть согреюсь», а в переложении сюда это прозвучало бы так: « Не добьюсь публикации, так хоть докажу его (оргкомитета в лице Войтеховского) абсолютную пакостность, полное отсутствие и моральных ориентиров, и маломальского уважения к прописным установкам – к законам данного общества».

Ну и окончательный результат

И вот – доказал. Именно это и доказал – абсолютное отсутствие у зампреда и следов морали, и просто соблюдения своих же законов, ибо второй отказ не заставил себя ждать. Через несколько дней он нарисовался в письме за той же малопредставительной подписью, но уже с другим обоснованием. Отреагировал-таки Войтеховский на мои сопроводиловки ко второй отсылке тезисов  (см. приложение 2) – открыли они ему глазоньки на предельную глупость им изобретенного первого обоснования. А теперь, по новому обоснованию, оказалось, что из-за ограниченности объема сборника тезисов они, де, должны отдавать предпочтение каким-то категориям авторов, в которые я не вхожу, в частности, например, молодым ученым. (Этот повторный отказ – см. в приложении 3). Уже сами по себе такие скоропалительные смены обоснований есть свидетельства вранья в них обоих. Но есть еще и конкретные доказательства лживости второго обоснования – их я засветил в своем последнем действии на данном этапе, которым стало заявление на имена обеих сопредседателей (см. приложение 4). Сущность этого достаточно развернутого заявления была в последовательном анализе ситуаций с моей травлей в Записках РМО, а теперь вот уже и шире –  в самом РосМинОбществе. Анализ этот завершался постановкой вопроса о проявлении антисемитизма в рядах общества. Это тут у меня прозвучало впервые во всей моей эпопее с ними. Ну и завершил я это заявление требованием прислать мне полноценный документ – четко оформленное решение оргкомитета по всем моим тезисам, которое сформулировал так: «Я, как член РМО, настаиваю …»).

Надо ли говорить о том, что ответа я не дождался. И это уже второй раз – первый был, когда я запросил протокол решения редколлегии о затыкании мне рта в дискуссии по моей статье. И тогда так же никакого решения мне не прислали, хоть все же пришло неформализованное письмо от главреда Марина, в котором он признал какую-то неудачность затеянной ими дискуссии – вот, де, поэтому и решено поставить на ней точку. Забавное, конечно, обоснование недопуска меня на те страницы для вскрытия дурости войтеховской критики: мол, так и живи – оплеванным. (Ну да ладно, по этому поводу нужен более обстоятельный разговор –  по теме недопуска меня до дискуссии по моей же статье, и надеюсь его сюда, в сайт выдать – там есть что пообсуждать с определенным интересом.)

А пока вот конкретный факт (еще один) открытой нелегитимности деяний данного общества – переступления им через все правила, уставы, положения, которые, в принципе, являются законами, регламентирующими все их действия. Но вот им на них начхать (это еще – легитимно выражаясь).

Для не очень разбирающихся в таких ситуациях поясню, что тут не одно даже нарушение, а целый букет таковых:

  1. Отказ в публикации материалов, вполне соответствующих тематике съезда, и при этом – принципиально новых. Да и к тому же отказ, опирающийся на откровенное вранье, что дополнительно подчеркивает его нелегитимность. И особо умиляет, конечно, специальный отказ в публикации того, что разрешено выставить на стенде. Вообще говоря, тут можно насчитать сразу 3 нарушения, ибо отвергнуто скопом три наработки (тезиса) и с единым для всех трех «обоснованием». Но не будем мелочиться – пусть это будет только один пункт, зато говорящий об откровенной пристрастности этого решения – пристрастности к конкретному автору.
  2. Второй отказ уже подправленным тезисам – опять, всем трем и уже с другим враньем. Поняли, наконец, из моих сопроводиловок всю безнадежную глупость предыдущей формулировки. Причем, забавно, что тут-то они могли отказать даже и без вранья – срок присылки тезисов давно истек, так куда, мол, лезешь со своими переделками? Ну, не доперли они (он) до такого простого варианта – уж простим им (ему) это.
  3. Подписание этих отказов функционером низшего порядка, посаженного только на простую рассылку информации о съезде, да на прием по своему адресу присылаемых тезисов. А здесь вещь очень серьезная, и мало ли кто что напишет.
  4. Наконец, отсутствие полноценного решения оргкомитета по отказу в приеме тезисов ( т.е. глухое молчание на мой соответствующий запрос) – это явное свидетельство, что никакого такого коллективного решения не было. То есть, данное решение (даже два таковых – по двум присылкам) принято одним человеком, но заявляющим о себе, как о коллективном органе – оргкомитете. И эта единственная личность, безусловно, та, которая зам.председателя, т.е. конкретно товарищ Войтеховский.

Заключение

На этом пора ставить точку. Последнее, что стоит отметить, это неизбывную в таких ситуациях связку административного задавливания, вранья и наплевательства на все и всякие установки – что хочу, то и ворочу. Эти три позиции слиты друг с другом тесно и неразрывно, просто нерасторжимо. Лишь вранье может существовать отдельно – без остальных двух, но и только. А двум другим позициям без вранья – просто никак.

Хотя, впрочем, тут есть  еще один компонент – четвертый по счету. Это – элементарная трусость, боязнь открытого и честного диспута для защиты своей позиции. Ведь гораздо проще и безопаснее использовать административную власть, чтоб противоположное мнение задавить в корне. Вот таков он – профессор Войтеховский, ПОЧЁТНЫЙ член минералогического общества (а не рядовой таковой), и, бери выше, зам.президента этого общества, явно претендующий на не еще большее повышение своей роли (т.е. власти) в нем.

Loader Loading…
EAD Logo Taking too long?

Reload Reload document
| Open Open in new tab

[1] При этом я отлично помню, как на всего лишь региональном тектоническом совещании в Магадане на рубеже шестидесятых-семидесятых годов академик Пейве со свитой своих гиновцев переходил от стенда к стенду и внимательнейшим образом вникал в выставленные материалы, с детальными расспросами и пр. Да не только он, а и другие приезжие из районных экспедиций и из центральных институтов СССР. Другие времена были в науке. Хотя и следует признать, что личностный негатив на меня накатывался и в те времена также. Россия – есть Россия… К этому, все же, надо добавить, что я ни разу встретил отказа в публикациях своих тезисов на всесоюзных совещаниях, симпозиумах, съездах, да и даже международных, проходивших в российских пределах. На этом фоне нынешний отказ прямо выпирает своей вненаучной пристрастностью, бьет все рекорды административного, карьеристского задавливания неугодных идей

[2] Иллюстрация тому, как руководство РМО поездило на мне за мой же счет, приведен в К истории статьи-2 . И про этот же эпизод написал Войтеховский прямо во вступлении к своей критической статье (ЗРМО, №3, 2019), но, конечно, без всяких акцентов на «поездило» и на чьи такие средства – и то и другое там осталось за кадром. Впрочем, тот эпизод вкупе с его освещением в войтеховской статье просится к отдельному рассмотрению, и это дело уже в работе под заготовленным для него названием: «Как Войтеховский сел в лужу… и потянул за собой туда же все общество»

К истории статьи по симметрии геопроцессов

Как появилась вторая статья  по принципу Кюри (см. Статья-2)
и как «Записки РМО» ее растаптывали.

Эта статья является разверткой пункта 4 из статьи тезисного типа Уровень морали и этики в РосМинОбществе. 

  1. Предыстория появления этой статьи.

Исходно я не был настроен глубоко погружаться в «пучины» принципа Кюри. Я хотел только показать, что с позиции этого принципа комплексы фундамента Омолонского массива изначально образовались в глубинах Земли. Тогда как остальные геологи считали их генезис двух-этапным – сначала близповерхностное образование (осадки, эффузивы), а затем уж глубинный метаморфизм. Эта моя позиция прямо вытекала из принципа Кюри в моем естественном восприятии его, как всеохватного закона, минимум – всегеологического. Именно так я понял принцип Кюри по его изложениям Шубникова и Шафрановского.

Но статья с такой установкой, посланная в редакцию ЗРМО еще где-то в начале 2917 г., встретила глухое сопротивление рецензентов из-за непонимания ими сути моего подхода. Всплыла необходимость заняться ликбезом и разжевывать совершенно ясные для меня истины прямо в статье. Омолонский массив, увы, пал жертвой этого вынужденного расширения здесь теоретической базы  – пришлось его сократить, отложив до следующей статьи, уже после того, как в первой я докажу правильность и естественность моего применения принципа Кюри.

С очень заметным скрипом статья все же в печать пробилась (с третьего захода -летом-осенью 2018 г.) , и я на том успокоился.  (Более детальная история статьи №1 будет выставлена позже). Когда улягутся волны, слеплю вторую статью по глубинным породам Омолона (материал давно подготовлен) и на этом направлении поставлю точку со спокойной душой. Есть немалый ряд других вопросов геологии, которые нужно вывести на широкую читательскую дорогу, раз уж, наконец, для меня открылись публицистические ворота, ранее глухо запиравшиеся перед моими наработками.  (Ох, похоже, что я несколько поторопился решить про распахнутые для меня ворота в научно-журнальный мир, но это уже другой разговор).

По всему этому, сразу после завершения эпопеи с этой статьей, связываюсь с руководством РМО и предлагаю 4 разные темы на их выбор  для моего выступления на любом ближайшем форуме – все они у меня в проекте для дальнейшего широкого освещения в печати. Все они тем или иным боком соотносятся с минералогией потому их и предлагаю (а другие, более обще-геологические, пока остаются в заначке).

Договорились, что в ноябре 2018 г. подъеду в Питер и выступлю на заседании СПб-отделения РМО по одной из обозначенных мной тем. Но затем начались какие-то непонятные сдвиги – дату отодвинули на месяц позднее (что меня гораздо меньше устраивало) и параллельно тематика выступления начала куда-то ускальзывать. Вот выдержка из письма секретаря Дмитрия Петрова от 23 окт. 2018 на мой запрос уточнить дату:

«…. Итак, по срокам – в ноябре, в связи с разными  другими мероприятиями, где мы заняты, заседания не будет. Вероятнее всего, оно состоится 19 декабря.
Что касается тематики: Юрий Борисович Марин из предложенных Вами тем предложил обсудить “Теоретическая геология и ее выход на геологическую практику”
Есть и другое предложение: Юрий Леонидович Войтеховский, который сейчас готовит статью в ответ на Ваши “Приложения принципа Кюри в геологии” предложил провести эту дискуссию очно, то есть поставить 2 доклада – Ваш и его.
Лично мне интереснее было бы послушать про систематику метаморфических пород ……………….»

Странная ситуация – какая связь между Питерским филиалом РМО и Войтеховским, у которого свой филиал РМО – на Кольском п-ве? Какая такая дискуссия, если выбрана одна из моих тем?  Масса непонятностей, ну да ладно, пока это так – какое-то боковое предложение (аж из Апатит) и мало ли кто чего хочет…. Отписываю Петрову, что от дискуссий я не бегаю, но приоритет №1 сейчас для меня – это те темы, что я им озвучил. Выбрали, и хорошо – на это я и буду ориентироваться.

В середине ноября надо уже решать с билетами, и я прошу Петрова дать точную дату (пока она выдана как вероятная) и получаю ответ:

«Уважаемый Борис Самуилович!
Только что обсудил этот вопрос с Войтеховским.
Заседание планируется на 19 декабря, среда (начало, ориентировочно – в 16.00).
Всё же Юрий Леонидович предлагает дискуссию по принципу Кюри, именно потому, что в связи с выходом Вашей статьи (в разделе “Дискуссии”, кстати говоря), эта проблема уже у многих на слуху. К тому же исполняется ровно 50 лет со дня издания “Лекций по кристалломорфологии” И.И. Шафрановского (1968), а у на есть традиция привязывать заседания к историческим датам.
То есть предлагается: сначала Ваш доклад, потом доклад Юрия Леонидовича и обсуждение.»

Вот так, для ответа на мой вопрос и в связи с моим предложением почему-то консультируются с директором института на Кольском п-ве, и все это, вместе взятое, смахивает уже на жесткую установку, поддержать которую и призвана куча привходящих (придуманных) обстоятельств.  Мне эта идея совсем не с руки – принцип Кюри для меня уже как бы пройденный этап, и выступление я задумывал как движение вперед. А тут предлагают затормозить: «Шаг-на-месте – ать-два!», под какие-то их традиционные дела, которые лично ко мне никак не относятся, и на которые я не записывался.

Мое право – отказаться вообще. Я им не подневолен, да и вообще предложение шло от меня – предложение, которое их должно было заинтересовать с чисто научной стороны. А они, ни с того, ни с сего, его переиначивают… Но, с другой стороны – думаю, рассуждаю про себя – ссориться с РМО не в моих интересах, важнее поддержать отношения для будущих дел, статей и пр. Придется, видимо, согласиться… Ну и в принципе, от такой постановки можно и некоторую пользу выудить – интересно услышать, как Войтеховский будет обосновывать свое виденье принципа Кюри, на мой взгляд – предельно ограниченное и даже просто бессмысленное. Ну и заявлялось оно Войтеховским, пока что, совершенно голословно – голыми лозунгами (так, мол, надо подходить к этому и все тут!)  без каких-либо мало-мальских обоснований. Было такое – один раз он развивал это мне устно, при нашей первой встрече, и второй раз в отзыве на один из вариантов моей первой статьи. Ну а я не возникал с какими-либо несогласиями – верит человек в свои придумки, так пусть верит. Я просто продолжал идти своей дорогой – дальнейшее покажет, чья позиция верней. Но тем интересней послушать, какие он выдаст тому обоснования – может и я в чем-то, да ошибаюсь. Жаль, конечно, что продвижение вперед откладывается, ну да делать нечего – посмотрим после.

(В скобках могу отметить, что зря соглашался – ничего это мне в дальнейшем не принесло, никакого проку от РМО я больше не поимел – одни поливы, запреты да издевательства. Впору сказать самому себе: «Э-э-э, впредь тебе наука – знай, с кем связываешься, с людьми какого пошиба. Ведь не один раз при жизни в России уже нажигался, и все тебе не впрок? Все на что-то надеешься?»)

Ну а дальше еще интересней – вдруг за неделю-полторы до вылета приходит сообщение, что заседание переносится со среды на пятницу (в те же 16:00), плюс просьба подтвердить получение этой информации и выступление в указанный день. Сходу настукиваю ответ: получение – подтверждаю, выступление – нет. В шаббат я не выступаю. (Пояснение: еврейский шаббат начинается в пятницу с заходом солнца, а солнце в том северном Питере зимой заходит рано – закат уже где-то в районе 3-х часов «дня». Так что послеобеденная пятница  там зимой у меня не рабочая). И добавляю им еще, что если эта информация окончательная. то я впустую выкинул деньги на невозвращаемые авиабилеты.

Немножко при этом лукавлю – деньги  не пропадут, в Питер-то я все равно полечу, но тем хочу подчеркнуть, что трачусь из своего кармана – никто меня не командирует. Впрочем, лукавства-то практически и нет – по личным делам я бы полетел сильно раньше, чем середина декабря. Итак, в Питере-то я буду, но в шаббат пусть сами себе свое собрание устраивают – без меня.

Ну, ими тут же дается отбой: хорошо, мол, тогда переносим со среды не на пятницу, а на четверг.

Прилетаю я в Питер, заваливаюсь в родной мне ЛГИ (в мозговой подкорке именно так – по-старому) и сталкиваюсь там … с Войтеховским в горняцкой униформе! Вот тебе и новости! Причем, даже не узнал его сначала – лицо, вроде, хорошо знакомо (до этого пару раз контактировали), но личность-то в памяти никак не восстанавливается – не увязывается она с институтским мундиром.

Вот интересно – раньше, при нашей активной переписке, он сообщал мне о разных своих перемещениях – о поездке в Магадан, или в Москву на какую-то конференцию, а то и в Мурманск – глаз лечить, или там же рядом, в Мончегорск – лекцию читать. А тут ни-ни о такой глобальной смене декораций. Как и вообще ни слова о намерении выступить на этом же собрании и на ту же тему в параллель со мной – это-то до меня дошло только от организатора.

Вот теперь, постфактум, (но не тогда – не сразу) становится понятным, что все эти перемены, переносы и пр. связаны именно с его переходом-переездом туда и, очевидно, с его дальнейшими планами, связанными с этой перебазировкой. Видимо, будучи недоволен моей невосприимчивостью к его установкам по принципу Кюри (см. в истории статьи №1 – будет выставлена позже), он решил разобраться со мной, с моими идеями прилюдно (чуть ли не по Галичу: «Ты людям-ка повинись – на собрании!»). Очевидно, это и стало отправной точкой разбегания наших дорог в разные стороны, и, больше того, началом травли им меня, хотя в тот момент еще незаметной.

Тут предыстория 2-й статьи и кончается. Начинается собственно ее история – с того самого собрания СПБ-филиала РМО в ЛГИ. 

  1. События, сопутствовавшие появлению идеи для второй статьи.

Выступил я нормально, сказал все что подготовил, хотя был не в лучшей своей форме – утром перед вылетом слез с койки жутко больным, перелет был тяжел, как никогда, с дикими какими-то затяжками при регистрации (полный шмон большого рюкзака и допытывание – зачем в нем неработающий, невключающийся леп-топ), и т.д., и т.п. – и это все при невозможности добраться до хоть глотка воды.

Только уже на паспортном контроле девушка-пограничница глянула на меня, спросила – не нужна ли мне вода?, вышла из своей будки и принесла сразу пару стаканов. Один из них заглотал моментально, прямо там же, перед ней, второй – донес до воротцев, пропускающих в зону вылета, и тут же, после них, на первой же лавочке, сел и уже с расстановкой выпил. Затем длинный переход в залы ожидания, где, наконец, порадовали глаз холодильники и полки забитые разными водами.…

В Питере пару-тройку дней отлеживался, к дню собрания немного оклемался, хоть еще и не до конца. Тем не менее, выступление прошло неплохо, с кафедры же ответил на несколько вопросов, выслушал пару небольших замечаний-пожеланий (по дальнейшей доработке), поблагодарил, сошел и сел рядом с Войтеховским – простой, дружеский выбор. Ведь хорошо знакомы (хоть, в основном, по переписке), он публиковал мои статьи там, на Кольском, в периферийных своих сборниках, причем, безотказно и даже  приветственно («…все, что ни пришлете, всему найдем место!» – его слова из одного письма), ну и т.д.

К моему удивлению, его планируемого выступления не последовало, также как как и общей дискуссии. После того, как я спустился и сел рядом, он встал тут же, где сидел, попытался пройтись с какими-то вопросами и/или замечаниями по моим же слайдам, которые удачно выставлял сменивший меня у кафедры секретарь Дмитрий Петров. Я встал тут же, с другой стороны столика и отвечал ему по всем пунктам. На все его непонятности ответы были даны, и это, в завершение всего, он признал сам.

После того вышел профессор Глазов, что-то рассказал о Шафрановском, и на этом всё кончилось – все пошли на кофепой с какими-то сладостями и общей застольной беседой. Ну, не все, а кто хотел – человек 7-8, включая и меня. Я, впрочем, не больно-то и хотел (или, точнее, совсем не хотел), но подумал, что может подойдет еще руководство – оне отсутствовали на собрании из-за какого-то совещания у ректора института. Может еще подойдет после того совещания и удастся поговорить за дальнейшую перспективу… Не подошли, не удалось…

Итак, даже той небольшой пользы, каковой я старался утешить себя, идя на уступки диктату РМО (т.е. хотя бы услышать обоснование Войтеховским своей позиции) – и той не вышло. Вот так – было однозначно заявлено о докладе Войтеховского, еще и подчеркнут был пункт о дискуссии после обоих докладов…  и все пролетело мимо. Мне вообще там не отвалилось никакого проку (кроме чашечки кофе), а им-то – какое дело? Галочку о мероприятии поставили, и ладно, по сути – за мой счет, за мое пустое мотание к ним. Ну а про их благодарность за это – про то будет дальше. Дальше и увидим.

Однако, один плюс для меня в том собрании все же выскочил, но совершенно независимо от организаторов – с их-то стороны мне натекла только бездарная трата времени (и немаленькая – подготовка к выступлению берет не пять минут и даже не один день). И дальше речь именно об этом плюсе, который, похоже, определил всю мою дальнейшую конфронтацию с РМО и его «Записками». В этом плане, как будто бы даже, плюс этот скатился в минус. Но с позиций действительной Науки – это безусловный +. И заключался он в одном единственном вопросе от кого-то из сидящих в зале.

  1. Ну и теперь, окончательно, ко 2-й статье.

По моему выступлению из зала был задан вопрос: “Какова может быть симметрия у геологических процессов?” Мой ответ был простым и ясным – это симметрия точечных предельных групп Кюри (как ее обозначил Шубников). Но именно тогда (или чуть позже) я неожиданно осознал, что в качестве краткого ответа с кафедры – он верен и естественен, однако, развернутого ответа на такой вопрос просто нет. Если вопрос будет не столь общ, а более конкретизирован, то ответить на него просто нечем. Над этим надо серьезно и глубоко работать. При этом ситуация с первой статьей ясно показала что никто кроме меня такой работы не потянет, просто даже не допрет до ее сути и важности. Вот и взвалил я на себя этот груз. По сути говоря, принял этот заданный мне вопрос как указание свыше. Нет, не от какого-то начальства, а от самой высшей инстанции. Такие ситуации у меня уже бывали, и не только на научном поприще, и всегда (ну, может, за одним исключением)  результат следования им оправдывал все сопутствующие проблемы и неприятности. Так вот и начался путь к данной статье.

И тут имел место один характерный эпизод, наконец-то расставивший точки над i. В августе 2019 г. как-то уже проглядывает близкое окончание работы над статьей-2, и решил я узнать – не появилось ли за полгода чего-то нового по данной теме, особенно в кильватере моей первой статьи и выступления. Таковое, при его наличии, надо бы и учесть в статье, а мне самому просто невозможно уследить за новинками из своих внероссийских пределов. Вот и запрашиваю Войтеховского:

27 авг в 23:53    2019
Юрий Леонидович, добрый день!
Первый вопрос у меня (после некоторого периода ухода в тень в силу загрузки внуками)  будет, конечно. по поводу принципа Кюри – было ли какое-то продолжение обсуждения этого вопроса – на заседаниях РМО или в Записках?
Я за это время все-таки набросал статью в продолжение моей прошлогодней публикации в ЗРМО, в определенной степени по следам моего у вас выступления, а конкретней, по вопросу о симметрии геопроцессов, привязав их к точечным группам симметрий Шубникова ………………………

Во втором абзаце речь именно про статью – героиню данного репортажа, и ее задача обозначена тут вполне точно. А в первом абзаце специально перечислены и печатная продукция. и разного рода выступления-обсуждения – меня интересовало и то, и то.

Ответ Войтеховского таков:

28 авг в 10:04
Борис Самуилович, добрый день!
После наших дебатов мы к этой теме не возвращались. Но вот что может быть Вам интересно. Я предложил редколлегии “Вестника ИГ Коми НЦ УрО РАН” (г. Сыктывкар,…………………… ну и дальше – опускаю – писано о неких возможностях публикаций там в Сыктывкаре.

Итак: «… к этой теме не возвращались.» , и точка. Кто? – «мы»,  и раз это идет от зам.президента, то, надо полагать, мы – это все РосМинОбщество (а за каких-нибудь физиков или биологов, он, понятное дело, не отвечает)  Ничего не сказано о печатных вещах? Ну так, значит, и говорить не о чем – просто не было их никаких… И естественно полагать, что все это – правда. Не так ли?

Так вот, очень скоро выяснилось, что все это – полная ложь, просто оглушительная ложь. Ибо уже в №3 «Записок РМО» (май-июнь 2019) вышла его статья с разносом моей статьи (и не только моей), а так же с упоминанием Питерского собрания и моего там выступления, ну и с собственными пространными рассуждениями о принципе Кюри – пространными, но просто сторонними относительно той позиции, которую он пытается внушить и мне, и читателю (та позиция опять же заявлена только парой лозунгов, и все). Итак, в мае-июне  уже есть его статья, а переписка наша – обращаю внимание – это конец августа. И: «… к этой теме не возвращались.» ,а ?!? Как прикажете это понимать?

Более того, уже в апреле почти в точности то же самое (только с заменой одного вводного абзаца) доложено Войтеховским на Ферсмановской сессии в Апатитах, с публикацией и ее выставлением в интернете.. И здесь – «не возвращались»? Ну и еще, плюс к его нападкам появилась также и ракинская статья в следующем номере ЗРМО (№4 –июль-август), тоже попытавшаяся лягнуть мою публикацию…Вот так и «не возвращались» !!!

Ложь – просто наглая, так вопрос – откуда и зачем она? Ответ очевиден и прост – ложь за собой ложь и тянет. Он знает, что налгал в критике на мою статью, не хочет быть разоблаченным, вот и лжет уже тут. И вся его дальнейшая политика направлена на затыкание мне рта – ни в коем случае, ничто, его разоблачающее, не должно вылиться публично.

Вот после этого и стало ясно, что тогда – на собрании в Питере – свой, ранее планировавшийся, доклад он попросту зажал, убедившись после моего выступления и ответов на все его заковырные вопросы, что ему при этом ничего не светит, и дискуссия пойдет совсем не по тому руслу, на которое он исходно рассчитывал. И что выгодней для него теперь выступить против моей концепции взакрытую – от ответа в печати отгородиться легче (при его-то масштабах в обществе) чем вживую на собрании . И этот его гнусненький расчетик, можно сказать, вполне оправдался. О первом этапе затыкания мне рта речь как раз пойдет ниже. А про остальные этапы, в кратком, тезисном, пока изложении – см. здесь Уровень морали и этики в РосМинОбществе.

Ну, в общем, дальше я продолжаю работать над статьей, не обращая внимания на эту «критику» – сама подохнет от своей дурости и лживости.[1]  Или, точнее сказать, стараюсь не обращать на нее внимание, т.к. сердце она таки задела крепко – просто не ожидал такого удара в спину от человека, так близкого по научному духу (насчет “близкого по …”, то так казалось ДО-ТОГО  и, увы, только КАЗАЛОСЬ).

Итак, возвращаемся к героине сего рассказа – к самой статье. Она писалась целенаправленно для журнала «Записки РМО», и по ее завершении у меня вызрела уверенность в четкости ответа на тот самый, вполне качественный, вопрос, прозвучавший зимой в Петербурге. Конечно, при ясном понимании, что ответ этот – еще не окончательная истина, что работы впереди очень и очень много. Однако, шаг вперед сделан весьма существенный, и не возникало сомнений, что такая статья нужна, полезна и будет принята для публикации, не смотря на ту критику моего подхода вообще. По поводу этой критики я там вставил в самом начале буквально пару слов, как бы обращения к критикам (бывшим и будущим), что если уж хотите критиковать, то попробуйте по делу – найти недочеты в исходных положениях или в логике выводов из них. А пока что (добавил еще) критике не удалось ничего зацепить всерьез.

Ну и отослал статью 8 октября 2019 г. с некоторой даже как бы уверенностью в нормальном исходе.

  1. Первый спотык.

Результат оказался обратным, но зато моментальным. Всего лишь через неделю –  15.10.19 (прямо таки рекорд Гиннеса!) пришел отказ от статьи вместе с отрицательной рецензией, резко преграждающей публикацию в «Записках РМО» и настойчиво предлагающей мне переориентироваться на другие геологические журналы. В ней рецензент выдвигает две более или менее крупные претензии  к строению статьи, практически не задевая основных ее положений, и еще цепляется по ходу к каким-то проходным моментам – типа отсутствия в статье математического языка теории групп и ссылок на зарубежных авторов. Вот в этом-то как раз ясно проглядывает автор рецензии, хотя по факту она, как и положено в журналах, анонимная. В этих замечаниях уже весь Войтеховский – кто еще, кроме него, так гордится знанием теории групп и умением приложить ее к принципу Кюри (см. про это в той же самой его критической статье – ЗРМО, №4, 2019), ну и еще, конечно же, своим знанием зарубежной литературы (см. там же составленную им библиографию). Причем, на тот очень немалый список литературы он же и не устает ссылаться везде и всюду, так что и данная  рецензия подпала под это его увлечение. Ну и до этой рецензии он уже твердил мне про важность учета работ каких-то зарубежных авторов 60-х годов и особенно Кирхмайера. Есть и еще немало связок в этой рецензии с высказываниями Войтеховского в других местах, но пока хватит и этих трех: (а) теория групп, (б) иностранные авторы, с выпяченным из них  Кирхмайером, (в) отсылка к своему списку библиографии, коим он так гордится. То есть, это уже никак не случайное совпадение – его авторство этой отказной рецензии безусловно и однозначно.

Крупных претензий в рецензии две штуки: (а) довольно значительный объем повторения изложенного в первой статье, что сам я считал необходимым, именно в свете опубликованной критики, явно засветившей непонимание критиком (этим же Войтеховским) изложенного в той статье  [2], и (б) заполнение статьи геологическим содержанием, при отсутствии минералогического, которое и требуется данному журналу.

Дальше (ниже) будет приведена вся рецензия, в полном ее объеме (см. Приложение 1), но по ходу и здесь стоит привести указанный выше пункт (б): «Применительно к объектам минералогии автор высказался в предыдущей статье. В новой статье он почти полностью вышел за рамки минералогии и тем самым – за круг вопросов, рассматриваемых в «Записках РМО»

Вот тут Войтеховский и занялся передергиванием да подтасовкой, причем, дважды –  в обоих предложениях этой цитаты: 1) предыдущая статья не была чисто минералогической – в не меньшем размере там была и геологическая составляющая, если, даже, не в большем;   2) и в рецензируемой статье среди примеров применения принципа Кюри, конечно же, были и примеры из минералогии, пусть и в количестве, несколько подчиненном примерам геологическим – примерно где-то в соотношении 1:2, но это никак не соответствует утверждаемому в рецензии: «почти полностью вышел за рамки минералогии…» В общем, и у первой статьи, и у этой был нормальный паритет минералогии и геологии – 1:1 и 1:2. Это отношения одного порядка, что вполне естественно, потому что в обоих случаях (и вообще в моем подходе) основная идея заключается в распространении принципа Кюри с минеральной сферы (где он применялся традиционно) на всю геологию.

Вопрос: зачем понадобилась Войтеховскому опускаться до такой явной подтасовки достаточно близкой к прямой лжи? Сама рецензия дает ответ на этот вопрос: на базе этих передернутых данных, строится и отказ публиковать в данном журнале, и еще как бы вполне обоснованный, и даже чуть ли не дружеский совет-рекомендация автору – направить статью в журнал общегеологического содержания. Совет для постороннего глаза выглядит деловым, но для человека, знающего действительное положение вещей, это, однозначно, есть откровенная издевка – иди-иди, дурачек, дергайся в заведомо проигрышных ситуациях. Ибо в других журналах (кроме этого – кроме ЗРМО) про принцип Кюри и слыхом не слыхивали. Так какой ответ оттуда можно ждать? Доказательство тому еще ранее привел сам Войтеховский в виде упомянутого выше большого списка библиографии, в т.ч. включающего все работы по принципу Кюри. Так в этом списке во вполне заметном количестве рассыпаны статьи из журнала ЗВМО, и нет ни одной (!) статьи из какого-либо российского или советского геологического журнала. И он же сам не один раз отмечал, что именно (и только) для ЗВМО (ныне ЗРМО) тема принципа Кюри весьма традиционна. А теперь вот, он пытается убедить автора (меня), что статью на эту тему примут с распростертыми объятиями в любом из геологических журналов?  Ну-ну, как говорится: «Ври больше!» – под маской дружеского совета, если не прямое издевательство, то явный расчет на дурачка – пусть-ка он там и подергается впустую (впрочем, расчет на дурачка – это так же и издевательство, прямо-таки два в одном).

В обще-то, конечно, в результате реализации моей идеи по распространению использования принципа Кюри с сугубо кристаллического уровня на все геологическое пространство, надо ожидать (и даже должно быть так) появления таких статей и в геологических журналах. Но для этого сначала «Записки РМО» должны поднять его на щит. Но о каком щите пока что сейчас может идти речь, коли первая же публикация в ЗРМО была перечеркнута разносной критикой?

Ну, ладно, известно, что спорить с рецензентами почти всегда пустой номер («почти» – потому что однажды, в единичном случае из множества, мне это удалось![3]), а статью надо выводить в люди, так же как, например, и ребенка. И я засел за ее переделку под те две основные установки рецензента – сократил изложение выводов первой статьи с пяти страниц до одной (и оставить хоть столько было все же принципиально необходимо), а освободившийся объем заполнил дополнительными, новыми минералогическими примерами, доведя их соотношение с геологическими до обратного предыдущему – до 2:1. Последние остались все же и в новом варианте как совершенно необходимый компонент статьи, согласно моей, выше уже сформулированной, общей идеи и задаче.

И вот, при расширении минералогической базы (спасибо отрицательному рецензенту!) все эти примеры, вместе с геологическими, выстроились в определенную систему с внутренней структурой, что в науке (в нормальной науке!) всегда считалось подтверждением правильности выводов. И что меня всегда радовало, когда я выходил на ту или иную систему (примеры: Систематика геологических дисциплин , или  Классификация регионально-метаморфических пород, и др.), но что ни рецензентами, ни администраторами разных уровней никак не ценится. И зря не ценится, ибо это и есть Наука!

Предложенная система, очевидно, еще не окончательна – в ней есть пробелы и сомнительные пока места. Но, в любом случае, это хороший задел для дальнейшего развития, определенная ступень на подходе к полновесному решению задачи. 

  1. И, наконец, полный провал.

В общем, закончил я это меньше чем за месяц. Порадовался тихо, про себя, и послал снова в ЗРМО (8.11.2019), прибавив к сему сопроводительное письмо главреду Ю. Б. Марину, в котором выразил надежду (близкую к уверенности), что теперь рецензентам придраться, по большому счету, будет не к чему. Ну и опять ошибся в оценке возможностей рецензентов – оказалось, они горазды на все, включая массированные потоки лжи – лжи явной и безусловной. На сей раз им понадобился месяц – на выделку двух таких вот рецензий

Не буду о них здесь распространяться и описывать их (как описывал выше первую рецензию), а просто приведу их в натуральном виде, но в сопровождении  моих комментариев, выделенных синим курсивом. Да еще с нумерацией в них красным цветом мест с прямым враньем. (см. в конце – все 3 рецензии, выставленные одна за другой в формате вложенного документа)

И вроде бы, это безусловный, никем не опровергаемый факт – наука, построенная на лжи, это никак НЕ НАУКА. Ее удел – сортир, отхожее место, в каких бы званиях и должностях сии вруны не пребывали. Но вот рецензентам да критикам этот факт как-то побоку. И, похоже, не только рецензентам с критиками, но и более высшим звеньям – тоже.

Последнее, о чем стоит помянуть, так это об их авторстве.

Первая из этих двух (см. Приложение 2) – большая, длинная, физико-ориентированная, набитая кучей имен, великих и не очень – это рецензия В. И. Ракина. В этом никаких сомнений нет и быть не может – любой в этом однозначно убедится, сравнив ее со статьей Ракина в ЗРМО, 219, №3 – той самой, которая этак походя, лягнула мою первую статью, заявив о каких-то там спорных местах, и не дав себе труда пояснить, что это за места, и в чем их спорность. В общем, понятно, что Ракин это прямая креатура Войтеховского – они достаточно контактировали в институте в Сыктывкаре, где Ракин, согласно его пристатейным данным, служит и сейчас.

У второй, короткой, рецензии (см. Приложение 3) есть какие-то знаки войтеховского стиля, ну, хотя бы, в ее начальном сетовании, что вот, де, Левин не внял советам и критике, а остался на прежних, раскритикованных, позициях. Можно найти и еще некоторые, но писано все же, видимо, не войтеховской рукой – там вместо обожаемого им «принципа диссимметрии» фигурирует простой и обычный «принцип симметрии». Но чья рука писала, то, в общем, и не важно – одна контора, один стиль вранья. Вот и эта, короткая рецензия лепит ложь на лжи, правда, не столь конкретно, как Ракин, а в более общих выражениях, но зато льющихся беспрерывным потоком.

И обе эти рецензии апеллируют к неправой, лживой, пустозвонной войтеховской «критике» (эти эпитеты – не пустые ярлыки, они детально и точно доказываются в Разбор критики статьи-1) . Первая рецензия в своем эпилоге прямо опирается на войтеховский вывод, просто повторяя его и распространяя на данную статью. Во второй такого прямого отсыла нет, но он достаточно откровенно просвечивает, хотя бы, в самом ее начале. Ну и далее по всей рецензии ее автор долдонит о каких-то противоречиях в статье и непреодолимых препятствиях (которых, де преодолеть автору так и не удалось), не приводя ни одного из них, а бездумно восприняв соответствующие придумки Войтеховского, и распространяя их на данную статью.

На этом , пожалуй, эпопея со второй статьей и кончается.

Хотя нет – последняя точка, это, все-таки, не провал в печати, а выставление ее на данном сайте – смотри Принцип Кюри и система симметрий геологических процессов  Здесь ей и предстоит выходить к своим читателям и продолжателям.  Ой, как прав был Булгаков: «Рукописи не горят…». Он не относится к моим любимым писателям, но провиденье выдал абсолютно точное, еще до интернета и до всяких помыслов о нем.

[1] Все же мне пришлось приняться за разбор сей «критики», но только уже после того, как Войтеховский и его компания наглухо заблокировали вот эту мою вторую статью (см. далее). Оказывается, даже нейтральная статья была воспринята им как разоблачение его лжи. Да, впрочем, наверно, это так и есть – если идея продолжает жить и развиваться, то это прямой сигнал о пустоте ее критиканов.

[2] Выше здесь я писал о лживости «критики» (и доказываю это – см. Разбор критики статьи-1), а здесь вдруг заявляю, что он попросту ничего не понял в статье. Может возникнуть вопрос:  так что же там все-таки –– ложь или недопонимание?  Ответ: и то, и другое – оба они там вполне сочетаются. Из трех его зацепок по моей статье две лживы прямо и откровенно (а третья – просто глупое замечание). По одной из этих двух зацепок ложь заключена в оценке ее как фактической основы статьи, как ее базы, на которой построено все остальное, хотя речь там идет только о некоем модельном опыте, призванным лишь проиллюстрировать ситуацию с применением принципа Кюри на упрощенном примере.  И критик превосходно знал (из нашей переписки), что сей опыт придуман в самую последнюю очередь, что он, вообще, изначально предназначался для возможной будущей популярной статьи. И что был вставлен мною только в самый последний вариант профессиональной статьи именно потому, что рецензенты так и не могли понять сути моего подхода. Именно в этом исходном неправом представлении сего опыта как опоры, базы всех построений статьи и состоит СОЗНАТЕЛЬНАЯ ложь.
 А вот далее, при разборе этого модельного опыта, критик и проявил полное и абсолютное непонимание того, какой аспект принципа этот опыт иллюстрирует. Он взял и перетащил его в другой аспект, для которого данный опыт не был предназначен уже по самому своему построению.. И в силу такого бессмысленного перекидывания он вдруг и решил, что опроверг все мои построения. Так что, тут замечательно ужились и вранье, и непонимание.

[3] Тот единственный случай – это преодоление двух резко отрицательных рецензий, писанных одновременно, на одну и ту же статью и одной и той же резензентшей И.Л.Жулановой, по моей статье «Два типа эклогитоподобных пород в фундаменте Омолонского массива», посланной в Магадан в мае 2015 г. Их я опротестовал главреду Н.А.Горячеву, и всего лишь после двух лет сутяжничества статья была опубликована в Вестнике СВНЦ ДВО РАН, 2017, №3. (http://vestnik.north-east.ru/2017/n3/r_Levin.htm). Однако, полный мой счет с Жулановой – 3:1 не в мою пользу (а может и 4:1, но я не уверен в имени отрицательного рецензента по моей самой последней статье, из посланных в Магадан, и расследовать это нет уже ни времени, ни желания). Правда, те три «гола», зачисленные на ее счет, опубликованы позднее в других изданиях (в т.ч. и всероссийских), но то не ее вина – тут уж она в сторонке. При этом вышеприведенный счет только постатейный, т.е. не касается ее подключения к стараниям (и достаточно успешным) провалить мой второй отчет в СВКНИИ АНСССР, который, тем не менее, где-то через десяток лет, уже при моей работе в системе МинГео, перелился в кандидатскую диссертацию, защищенную без черных шаров.

========================

Приложение 1
Рецензия Войтеховского на первый вариант статьи.

================================

Приложение 2
Рецензия Ракина – рецензия №1 на второй вариант статьи (7 страниц).
+ мои комментарии к ней.

==============================

Приложение 3
Рецензия №2 на второй вариант статьи (2 страницы)
+ мои комментарии к ней.

Уровень морали и этики в Российском Минералогическом обществе.

Этапы нарастания  административного произвола

Бер Левин

Эти этапы последовательно разбухающих научных пакостей представлены мною на основании моих же взаимоотношений с Минералогическим обществом (РМО) и его органом – журналом «Записки РМО» (ЗРМО). Доказательства по ним (документы, рецензии, переписка) сейчас в систематизации и обработке, Они все будут выставлены в этом  же разделе сайта в виде цепочек документов (отказов, решений, писем и пр.) по каждому этапу и с приведением здесь ссылок на них.
Ссылки будут даны (и уже даются ниже) в двух видах – курсивом (это для специалистов – геологов) и прямым шрифтом (возможны для прочтения широкой публикой).
Заметка, раскрывающая пункт 4 нижеследующих тезисов уже выставлена – К истории статьи по симметрии геопроцессов (О статье-2)

Продолжить чтение