Типы государственных устройств и их отражение в Торе.

Бер Левин

Возможные типы государственных устройств это есть сфера политологии, науки сформировавшейся в относительно недавние времена. Но вот оказывается, что Тора предвосхитила на тысячелетия интеллектуальные достижения человеческого общества, его политико-государственные построения с античного времени и до наших дней. Это и является предметом освещения в данной статье

Треугольник систем власти.

Для начала необходимо разобраться в основных, базовых понятиях политологии, что бы затем понять, что же о них говорится в Торе. Все разнообразие политических устройств разных государств, при его обобщении, может быть представлено треугольной диаграммой, в вершинах которой расположены три основных политических системы. Реально существующие системы власти могут объединять эти «чистые» системы в тех или иных сочетаниях и тогда они располагаются на сторонах или внутри треугольника. Но последовательный разбор ныне существующих государственных устройств – не наша тут задача. Здесь достаточно принять к рассмотрению три предельных, «чистых», типа (рис. 1).

Рис. 1. Диаграмма соотношения базовых политических систем.
Схема автора.

1. Абсолютизм – власть одного лидера. Его название роли не играет – царь, султан, генсек, фюрер или даже спаянная группа (хунта, клан, семья). Слово этого главы обязательно к исполнению всеми его подданными.

2. Демократия – власть народа, власть большинства. Основа этой системы – постулат всеобщего равенства, и как вывод из него – принятие решения производится по большинству голосов. То есть, меньшинство (или каждый индивидуум) в любом случае подчиняется преобладающему мнению – хочет или не хочет, но принимает на себя позицию массы.

3. Либерализм – власть закона, верховенство закона над любым частным мнением. Из этого вытекает, что в сферах, не ограниченных каким-либо законом, каждый человек полностью свободен в своих поступках, и никто ему не указ – ни власть, ни весь народ. Потому-то либерализм так и назван – от слова liber, т.е. свобода.

Собственно понятие закона имеется во всех трех формах, но его сущность в либерализме сильно отлична от его функций в двух других системах. И об этом разговор будет далее.

Три типа власти – история становления.

Теперь переходим к появлению этих трех главных позиций в истории человечества. Абсолютизм имеет наиболее древнее заложение – он воспринят человеческим обществом непосредственно из животного мира (предтечи его – это вожаки стай, прайдов и т. д,). Ну и в Торе, соответственно, он обозначен как самая первая организация крупных человеческих сообществ, на примерах двух конкретных властителей – Нимрода и Паро[1]. Да и в после-синайские времена Тора поминает ряд других царей у разных народов. Именно что – у разных других, но не евреев. Не для того Б-г вывел евреев из-под власти Паро (фараона), что бы тут же, сходу отдать их под другого властителя, пусть даже и еврейской выделки. Вот потому евреям на Синае была заповедана иная система власти – власть не человека, а закона. Тысячелетия спустя сходная с ней политическая система в Европе и Америке подучила название «либерализм» – сходная, но все же не совсем идентичная. Различие их будет оговорено дальше, но сходства между ними больше, потому термин «либерализм» будет использован здесь для обеих этих формаций – иудейской и полит-государственной. Основание для этого то, что обе эти системы базируются на примате закона.

Третья система власти – демократия – появилась в мире еще позже. Из истории известно, что она есть изобретение древних греков – это Афины, 5-й век до н. э. Для сравнения, по еврейскому исчислению времен, это примерно время вавилонского пленения, эпоха между 1-м и 2-м Храмами.

Все общественные вопросы в данной системе решались на агоре (греч. – рыночная площадь, а так же народное собрание на ней) путем общего голосования. В политологии такая система принятия государственных решений носит название «прямая демократия» (слово «демократия» на греческом – это и есть «власть народа», «народовластие»). Широко известный пример всеобщего решения афинян на агоре – приговор к смерти оболганного там философа Сократа. Сам Сократ и принял на себя исполнение воли агоры, выпив чашу с ядом – цикутой (рис.2).

Рис. 2. Умирающий Сократ.
Скульптура Марка (Мордуха) Антокольского – величайшего российского скульптора, еврея как по рождению, так и по вере (см. рис. 3).
Находится в Русском музее (С. Петербург)
Фото автора.

Оно и понятно – в данной системе то, что большинство решит, есть закон для каждого индивида.

Менее известно, что после афинян, такая же система власти изредка, эпизодически возникала в разных других местах, например, в т.н. северных республиках [2] на территории будущей Московии (а еще позднее – России). Наиболее известной из них является новгородская республика. Такие же были во Пскове, возможно, в Вологде и других северных поселениях, но только до тех пор, пока до них – всех по очереди – не дотянулись руки князей с более южных российских пределов [3].

Вернувшись на юг европейского континента и назад во времени, заметим, что прямая демократия Афин, перекочевав в Рим, переродилась в представительскую демократию, при которой вопросы решаются не на общенародном сходе, а специальным органом народных представителей, избранных все же всем народом – там таким органом был Сенат. Ну а затем и в Риме все скатилось к абсолютизму – к полной власти императора. С тех пор и до 17-18-го веков Европу накрыла практически непробиваемая монархическая завеса абсолютной власти. Но вот исключениями в ней все это время являлись автономные еврейские общины со своим внутренним самоуправлением, построенном согласно Торе.

Закон в еврейском обществе (и государстве)

Жизнь еврейского народа регламентируется не прихотью монарха и не настроем большинства, а законами, данными свыше – заповедями Торы. Эти заповеди есть одновременно и моральный кодекс для индивида, и юридическая основа функционирования общества, обеспечивающая соблюдение прав каждого человека. Это вытекает уже из того, что заповеди распространялись в полной своей мере на каждого еврея без исключения, а значит и на власть предержащих.

Вот, к примеру, десятая заповедь Моше: «НЕ ЖЕЛАЙ ДОМА БЛИЖНЕГО СВОЕГО, НЕ ЖЕЛАЙ ЖЕНЫ БЛИЖНЕГО СВОЕГО, НИ РАБА ЕГО, НИ РАБЫНИ ЕГО, НИ БЫКА ЕГО, НИ ОСЛА ЕГО И НИЧЕГО, ЧТО У БЛИЖНЕГО ТВОЕГО» (Шмот, 20:14) [4]

Именно в силу того, что эта заповедь имеет всеобщий характер, человек был полностью свободен в своем владении имуществом – никакой царь, никакое народное собрание не должны даже пожелать забрать у еврея что-либо, ему принадлежащее, и уж тем более не имеют права изъять это силой. Эта заповедь, по сути, есть первый кодекс либерализма, – она впервые в мире провозгласила освобождение индивидуума от произвола власти. Понятно, что и эксцесс Сократа при такой системе не проходит – приговор должен опираться на исходно сформулированный закон, а не на распаленное воображение толпы.

Как уже было сказано, во времена становления еврейского народа царская власть была единственной формой организации человеческого общества – других еще просто не было. Тора первой постулировала возможность людям (конкретно – избранному народу) нормально существовать и без централизованной власти, без царя во главе общества. Именно так и жили евреи порядка двух веков после завоевания земли Израиля – без политической (государственной) власти. Это лишний раз подчёркивает независимость системы либерализма от центральной власти – в те времена в Израиле были только судьи для решения разных тяжб и для установок по соблюдению заповедей.

Тем не менее, Тора допустила возможность царской власти в Израиле, если народ того пожелает (Шофтим, 17: 14,15), но она тут же и ограничила царя – отсекла возможности проявления его абсолютного всевластия. Прописанные в ней ограничения царю в количестве жен и коней – то только некая материальность, сдерживающая возможные его аппетиты. Для разбираемого здесь вопроса существенней возлагаемая на него обязанность самолично переписать Тору, нигде не расставаться с ней и постоянно ее перечитывать (там же, 17:18-19). Спрашивается – для чего все это? Ответ дан тут же и очень четкий: « /19/. … ЧТОБЫ ПРИУЧИЛСЯ ОН БОЯТЬСЯ Б-ГА, ВСЕСИЛЬНОГО СВОЕГО, И СОБЛЮДАТЬ ВСЕ СЛОВА УЧЕНИЯ ЭТОГО И УСТАНОВЛЕНИЯ ЭТИ, ЧТОБЫ ИСПОЛНЯТЬ ИХ, /20/ ЧТОБЫ НЕ ВОЗНОСИЛОСЬ СЕРДЦЕ ЕГО НАД БРАТЬЯМИ ЕГО И НЕ ОТСТУПАЛ ОН ОТ ЗАПОВЕДИ ЭТОЙ НИ ВПРАВО, НИ ВЛЕВО…»

Итак, закон в еврейском государстве – это главное, он – прежде всего. А царь – вторичен, царь подчиняется закону и не имеет права переступить через него.

Закон в других государствах прошлых времен

А во всех деспотиях того времени (как и в более поздних) царь – над законом, он главнее, он диктует закон под себя. Об этом можно говорить абсолютно точно, потому что, благодаря раскопкам последнего века, мы узнали немало разных древних законодательств, например, законы Хаммурапи, высеченные в камне (рис. 4). 

Рис. 4. Стела Хаммурапи.
Москва, музей имени Пушкина.
Копия-слепок с базальтового оригинала в Лувре.
Слева – общий вид. Справа- фрагмент, на котором видны врезанные надписи. Фото автора.

По ним ясно прочитывается их направленность на сохранение и упрочение существующего строя и власти, на закрепление расслоения общества с преимущественными правами верхних его страт и т.д. Понятны и задачи такого закона – царь не может следить за всем и всеми в государстве, ему нужна армия помощников разных уровней на местах, выполняющих его волю. Для них, в частности, и пишутся подобные законы – для повсеместного исполнения воли царя, для понимания того, каким было бы его решение в таком-то и таком-то случаях.

Но и мало того, что законы создаются под царя, по его установкам.  Абсолютный владыка имеет полную возможность диктовать и вне законов.  Читаем в Торе, как Паро повелел поработить до того свободных евреев, а то и просто уничтожать народившихся еврейских мальчиков – и без каких-либо на то законов.  И уже из современности знаем, как сотворялись сначала Нюрнбергские законы, а затем по чьим установкам проводилось полностью внезаконное поголовное истребление евреев. Или как подтасовывались или просто нарушались законы в СССР для уничтожения «врагов народа», т.е., всех несогласных с политикой верховного владыки страны – всех подряд, как сверху, так и снизу. А то даже и не противников какой-то линии, а так – по личному произволу (примеры: Михоэлс, Еврейский антифашистский комитет и др.)

Вот в этом и заключается коренное отличие еврейского либерализма от абсолютизма, да и от демократии тоже – и там так же большинство (толпа собравшихся на агоре) управляет законом, а не наоборот. Или, даже точнее, она – сама себе закон.

Пример из ТаНаХа

В ТаНаХе мы читаем историю, непосредственно иллюстрирующую либерализм в действии, а так же и некие силы, ему противодействующие, плюс еще и методы такого противодействия. Царю Ахаву [5] страшно понравился виноградник Навота, расположенный рядом с его дворцом, и он настроился купить его. Заметим тут: купить, а не отобрать! – Ахав, все таки, был еврейским царем и знал, что дозволено ему Торой, а что нет. Но Навот отказался продать наследие своих отцов, чем очень огорчил Ахава: «И пришел Ахав домой встревоженный и расстроенный … И лег он на постель свою, и отвернулся, и не ел ничего.» (Мелахим I, 21:4).[6]

Психологически понятно расстройство царя, когда ему не дают понравившейся игрушки, но кому-то, незнакомому с Торой, этакое расстройство (и только!) представится просто слабоволием царя, его неспособностью силой забрать желаемое. Вот и его супруге Изевели это показалось очень странным и недостойным царского сана – она-то была не иудейкой, а язычницей, дочерью финикийского царя (там же – 16:31). Конечно же, она возмутилась (там же, 21:7): «Ты же ныне царствуешь над Израилем!» – ты, а не Навот…

Это как раз в духе ее убеждений о власти царя надо всем и вся, то есть, над жизнью и имуществом любого подданного. Она тут же и решила добыть для Ахава им желаемое – приказала старейшинам ложно обвинить Навота в богохульстве и казнить. Это ими было исполнено в точности, и Изевель с торжеством объявила Ахаву: «Вставай, возьми во владение виноградник… ибо нет Навота в живых – мертв он!» (21:15). Ну и тот с радостью бросился туда…

Во всем этом просматривается прямая иллюстрация подлости и циничности власти, ну и в итоге – её торжества. Но вопрос-то ещё не закрыт – об этом три следующие стиха: « (17) И было слово Г-сподне к Элияhу [7] из Тишби: (18) Встань, пойди навстречу Ахаву, царю Израиля, который (восседает) в Шомроне; вот он теперь в винограднике Навота, куда пришел, чтобы завладеть им, (19) И скажи ему: «Так говорит Г-сподь: “ты убил, да еще и наследуешь?"» И скажи ему: «Так говорит Г-сподь: "На том месте, где псы лизали кровь Навота, псы будут лизать и твою кровь."» »

Вот он – либерализм в действии: за посягательство на чье-либо имущество или жизнь следует кара. Проморгают судьи – увидит Вс-вышний, и расплата все равно грядет. Закон надо соблюдать.

Полезно еще раз подчеркнуть, что закон дан иудеям свыше, а отнюдь не властителями, как в любых деспотиях. Это и есть завет – договор с Г-сподом, по которому иудеи обязуются соблюдать заповеди, добровольно принимая на себя обязанности (в данном контексте – блюсти, охранять права своих сородичей). А Б-г со своей стороны обязуется дать евреям его землю, спасать их от врагов и т.д. Ну, а у более позднего либерализма (в отличие от здесь рассмотренного) место Б-га в таком договоре заняло государство. К этому мы еще вернемся – ближе к концу статьи рассмотрим несколько подробнее различие между современным либерализмом и еврейскими установками. А пока вернемся к Торе.

Тора и демократия.

Подошел черед разобраться с отношением Торы к принципу демократии. Хотя во времена Исхода и Синайского откровения демократией в мире даже и не пахло (до Афин предстоял еще исторический путь длиной в тысячелетия), тем не менее, Тора заблаговременно и вполне определенно засветила данный вопрос – насколько приемлем для избранного народа принцип всеобщего абсолютного равенства.

Ярким выразителем этого принципа в Торе стал ни кто иной, как Корах, чуть было не перехвативший лидерство в этом деле у бедных греков. Именно он и провозгласил идею обще-еврейского равенства: «ВСЕ ОБЩЕСТВО, ВСЕ СВЯТЫ, И СРЕДИ НИХ Б-Г!», и сразу же следом он обвинил Моше с Аароном в попрании мнения большинства: «ОТЧЕГО ЖЕ ВОЗНОСИТЕСЬ ВЫ НАД СОБРАНИЕМ Б-ГА?!» – то есть, над всеми нами. (Бемитбар, 16:3).

Дальнейшее развитие событий ясно продемонстрировало, что идея всеобщего равенства не приемлема для избранного народа – ранжирование в народе идет не по решению большинства (кого выберем – тот и пан!), а по воле Вс-вышнего. Корах с его демократическими лозунгами провалился под землю, вместе со всеми своими сторонниками обвального равенства – вот сигнал для всего будущего еврейства. Очень решительный и наглядный урок, и, видимо, по необходимости он был таким жестоко-наглядным. Ведь сходный вывод можно было бы сделать еще по событиям предшествующей главы Шлах.

В той главе мы читаем, что 10 из 12-ти разведчиков испугались великанов Святой Земли: «ТАМ ВИДЕЛИ МЫ ИСПОЛИНОВ, СЫНОВ АНАКА, ПОТОМКОВ ИСПОЛИНОВ, и БЫЛИ МЫ В ГЛАЗАХ СВОИХ, КАК САРАНЧА, И ТАКИМИ ЖЕ БЫЛИ МЫ В ИХ ГЛАЗАХ» (Бемитбар, 13:33) Так чего же значат против их большинства двое ненапуганных разведчиков – Калев и Йеhошуа? Ну и действительно – тем десятерым удалось заронить страх в весь еврейский народ и склонить его на свою сторону. Как же, как же: 10 против двух – кто тут прав? Понятное же дело! Так побить камнями меньшинство – этих двух непокорных! Вот, пожалуйста, чем не предвозвестник решениям на агоре? Ну, даже и конкретно – по Сократу (только без чаши с ядом, а прямо самосудом).

Результат известен – народ поплатился за это если не мором (спасибо Моше – спас от мгновенного наказания), так 40-летним скитанием по пустыне. Но, похоже, тот урок впрок не пошел – лидеры Израиля, его старейшины, снова склонились перед идеями краснобая Кораха об общем равенстве и приоритетном праве большинства. Вот и получили евреи урок уже прямой и впечатляющий.

Итак, будущее греческое изобретение еврейскому народу не подходит изначально – постулат всеобщего равенства не для Израиля. И закон об этом говорит напрямую; «НЕ СЛЕДУЙ ЗА БОЛЬШИНСТВОМ ВО ЗЛО.» (Шмот, 23:2).

Немного вглубь – еще о большинстве.

Итак, в иудаизме идея «Большинство всегда право» провалилась вместе с Корахом. Однако, жизнь – есть жизнь. По каким-то вопросам оказывается необходимым консилиум и тогда, хочешь-не-хочешь, а решение приходится принимать большинством голосов. К такой ситуации, в частности, относится рассмотрение дел в судах разных уровней, в т.ч. и по вопросам жизни и смерти. Может показаться тогда, что здесь все будет сходно с приговором агоры, но это только на первый, несведущий взгляд. На самом-то деле, изучавшие Мишну (трактат Санhедрин) [8]знают, сколько заложено деталей в структуру (строение) еврейских судов разных уровней, в систему работы со свидетелями, в организацию принятия окончательных решений, и все это для того, что бы свести к предельному минимуму возможность неправедных вердиктов из-за оговоров, подсидок, лжи и пр. И к тому же, принимают решения в судах не крестьяне с полей, а подготовленные к этому люди, при тщательно продуманной системе их отбора и подготовки. Так что и тут нет никакой речи о всеобщем, повальном равенстве, хоть и действует здесь правило большинства голосов.

Но вот при всем таком изначально запрограммированном разделении евреев, в иудаизме провозглашается равная ценность любой жизни – абсолютно любой, хоть крестьянина, хоть председателя суда, хоть царя или первосвященника. И равная, и просто безмерная для каждого еврея: «…всякий, кто уничтожает одну душу в (народе) Израиля, согласно Писанию, как бы уничтожает целый мир, а всякий, кто поддерживает одну душу в (народе) Израиля, согласно Писанию, как бы поддерживает целый мир» (Мишна. Санhедрин, 4:5). И далее там же: «Царь царей, Святой, благословен он, создал каждого человека по образцу первого человека, и ни один не похож на другого…».[9] Вот такая диалектика – каждый сделан по образу Адама, и, тем не менее, любой и каждый абсолютно индивидуален. И тут тоже – в Израиле нет и не может быть равенства всех, всюду и повсеместно. Но зато есть пара четких и очень конкретных видов равенств. Ценовой аспект одного из них упомянут несколькими строками выше, а детальней оба они будут развернуты в конце.

Либерализм и либерализм – их различие.

Ну а перед этим следует еще разобраться в разнице между установкой Торы по данному вопросу и либерализмом как политическим проявлением Нового времени. При этом под понятием «Новое время» будем понимать, как и принято в истории, последние несколько веков, а не просто современный период. Это важно подчеркнуть, потому что в последние годы, может даже в течении пары-тройки минувших десятилетий, этот термин стал заметно менять свою окраску в бытовом употреблении, и не в лучшую сторону. Но здесь его понимание остается в рамках классических представлений Локка, Гиббса и других философов – основателей этого направления, и еще тех практиков-политиков, которые закладывали его законодательную базу в разных странах под разными названиями: Билль о правах, Хартия или Конституция.

По ссылке http://berlev.info/?p=4980 можно познакомиться с политическим либерализмом немного более детальней – на популярном, легко воспринимаемом уровне узнать о его принципах, становлении и т.д. Ну а здесь сконцентрируемся именно на сопоставлении двух типов данного понятия – политологическом и еврейском.

Итак, об общности установок Торы и либерализма как политологического направления уже говорено выше. Это сходство просматривается прежде всего по политически очень важному параметру – по взаимоотношениям человека и государственных (общественных) институций. Каждый должен соблюдать закон, ограничивающий человека в каких-то аспектах, но вне рамок закона индивидуум полностью свободен и никто ему не указ – ни властные структуры, ни народ в целом или любая его часть. Тем и отличен либерализм (в обоих своих обличьях) от других двух типов политических структур.

Но разница между ними, конечно, есть, и корни ее как раз в том, что Израиль – это народ, избранный Б-гом, потому и закон ему спущен свыше, а другие народы такой прерогативы не получили. Потому законы им приходится изобретать самим, и это отклоняет их от «чистого» либерализма. Если у евреев есть однозначная Высшая инстанция, то политический либерализм ставит во главу угла человека как такового. Отсюда базовое положение либерализма гласит, что человек изначально рождается свободным, не подчиняющимся никому, и сам является творцом своего быта, своей жизни. Исходные построения либерализм начинает от человека-одиночки, человека вне общества, который действительно никому и ничем не обязан, никому ничего не должен, просто потому, что вокруг никого нет – этакий Робинзон Крузо, абсолютный и полный собственник всех результатов своего труда. Благо, на них некому и посягать.

Но когда появляется общество, то возникает необходимость хотя бы попарных договоров обмена – ты мне, а я тебе (зерно на мясо и проч.). Такие договора уже есть некие прообразы законов, обязывающих к своему исполнению, т.е. к дележу своим продуктом (хочешь, что б партнер не нарушал их? – так выполняй их и сам), а дальше – больше. Дальше появляется необходимость оборонять свой труд, свой доход от воров, грабителей, захватчиков, и возникает договор граждан с централизованными органами, т.е. с государством – договор уже вполне законодательного уровня. Человек поступается какой-то частью своих прав на производимый им продукт (в виде налогов), плюс могут быть и еще какие-то ограничения (пространственные, например), а государство со своей стороны берется обеспечить ему охрану, защиту, и ряд других общественных услуг. Вот этот договор с государством в либерализме и есть некоторый аналог договора израильтян с Б-гом. При определенном различии, все же общее в них – это признание абсолютной свободы человека в любой ситуации, на которую не распространяется тот или иной закон.

Стоит только отметить, что в современных государствах либерализм вынужденно комплексируется с представительской демократией (каковая уже была упомянута выше в связи с Римом) для формирования органов, творящих те самые законы, которыми и обкладывается ныне гражданин со всех сторон. Именно это и устилает путь к его, либерализма, вырождению, особенно в самые последние времена. Просто потому, что будущие законодатели, чтоб быть избранными в соответствующие органы, собирают голоса потребительской массы, обещая ей что-то вроде манны небесной – разные всевозможные права, прерогативы и уступки. Что в корне противоречит исходному либерализму, настроенному не на штамповку потребителей дармовых подачек, а на деятельных, активных производителей.

И еще о понятии «равенство».

Итак, понятие «равенство» в его демократическом понимании исключается из еврейского обихода. Но ведь само по себе оно имеет колоссальную притягательную силу, и в общем плане не может быть выброшено на помойку также и в еврейской среде. В схеме на рис. 1 демократия и либерализм объединены одним понятием, и это именно равенство, противостоящее исходно неравноправному абсолютизму. Просто в этих двух формациях разный подход к данному понятию. Прямая демократия постулирует равенство абсолютное и во всем – в решении всех вопросов, включая политические, судебные и пр., и совершенно независимо от уровня человека, его развития, знаний и т. д. Ее принцип: один гражданин – один голос, равный каждому из голосов всех остальных граждан.

Либерализм не приемлет такого безбрежного толкования равенства, но само это понятие ему отнюдь не чуждо. В нем безусловно принимается – просто даже до обязательности – равенство в правах, о чем уже много говорилось выше. А так же еще стартовое равенство всех евреев [10] (или граждан страны – в политическом варианте либерализма). А дальше все зависит от самого человека. Разительный пример – раби Акива, бывший неграмотным крестьянином, к тому же из геров (прозелитов), и вышедший своим трудом в лидеры мудрецов. Сходных примеров в иудаизме много, пусть и несколько менее разительных, но все же вполне впечатляющих. Например, Реш-Лакиш, ушедший от разбоя и злодейств, чем занимался в юности, и ставший в итоге большим мудрецом.
Эти же два вида равенства и перенял политический либерализм от иудейского, как и все остальное, кроме одной позиции – кроме получения законов от Высшей Силы.

 

 


[1] Нимрод – царь Ура, города (страны), где родился праотец Авраам. Паро – фараон Египта, поработивший евреев.

 

[2] Республика (лат.) – власть народа. К слову сказать, тут просится воспоминание, что в советские времена страны–сателлиты СССР назывались официально (!): народно-демократическая республика такая-то (Болгария, или Румыния .и т.д..).. Отличная смесь французского с нижегородским. т.е. русско-греко-латинское сочетание, дословно обозначающее «народно-народная народно-властиая страна».

 

[3] Конечно, в свою бытность они не носили название «республика». Так это звучит только в современной лексике. Но, судя по всему, там действительно осуществлялась прямая демократия – решения принимались общими сходами всего населения. 

 

[4] Здесь и далее для цитат из Торы на русском языке взят ее перевод П.Гиля, использованный во многих разных изданиях.

 

[5] Для ориентировки – Ахав правил в эпоху 1-го Храма, а по нынешнему летоисчислению это 8 век до н.э.

 

[6] ТаНаХ в русском переводе здесь и далее цитируется по книге: Еврейская Библия. Ранние пророки (Издание Рора). Перевод под ред. А.Кулика. Изд-во Гешарим, ФЕОР, Иерусалим – Москва, 2006. 370 стр.

 

[7] Гортанная буква ивритского алфавита, не имеющая аналога в русском языке, в цитируемой книге передана русской буквой «г» с тильдой над ней. Здесь и далее она обозначена более доступным для клавиатуры методом – латинской буквой «h». При произношении ее можно просто опускать.

 

[8] Не знающим, что такое Мишна, можно ознакомиться с этим вопросом по ссылке http://berlev.info/?p=656

 

[9] Цитируется по изданию: Мишна. Раздел Незикин (Ущербы). Москва, Изд. Лехаим, 2014. 773 стр.

 

[10] Но при сохранении постулированной Свыше некоторой (относительной) градации еврейского общества, т.е. выделения из него трех прослоек для выполнения конкретных задач: а) колена Леви (левиты) , б) из колена Леви потомков Аhарона (коэны),  и в) потомков царя Давида. Две первые из них получают некоторые дополнительные права, но лишь в силу отведенных для них функций, т.е. для выполнения определенных обязанностей, и не более того. Третья же группа только следит за своей родословной, поскольку именно из нее должен выделиться Машиах.

 

Запись опубликована в рубрике Статьи в СМИ по этой теме с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *