Либерализм – что же это такое?

Liber – значит свобода. Именно это понятие положено в основу либерализма – свобода каждого члена общества. Свобода, которой лишены как подданные абсолютного властителя, так и члены демократического общества, вынужденные исполнять волю большинства.

Отцом-основателем теории либерализма по праву считается английский философ Джон Локк, выступивший с её обоснованием в конце 18 века, т.е. чуть ли не за век до построения теории демократизма Жан Жаком Руссо. Да и сам либерализм как стиль существования общества появился за много веков до Афинской демократии. Но об этом чуть позже. Сначала сформулируем принципы либерализма:
1.     Каждый человек – свободен (рождается свободным).
2.     Продукты труда любого человека являются его собственностью, которой он может распоряжаться как хочет.
3.     Собственность – не отчуждаема, т.е. никто не может её присвоить без согласия на то собственника – ни другой человек, ни общество в целом, ни власть.

В идеальном случае, когда свободной земли хватало для любого труженика, этих трёх принципов было бы вполне достаточно. Но в условиях ограниченности ресурсов и возрастания населения появляются тенденции силового перераспределения ранее нажитой собственности – попросту, грабежи, убийства, закабаление свободных граждан, захват земель и т.д., что в корне подрывает саму идею либерализма. Возникает необходимость добавления в свод принципов ещё двух последовательных пунктов, содержащих положения об охране свободы и собственности.
4.     Каждый обязан соблюдать права других на свободу и собственность.
5.     Каждый вправе защищать свою свободу и собственность от нарушителей обязанности, указанной выше, (см. п.4) –  защищать их как самостоятельно, так и объединившись в союз с другими гражданами

Только здесь, наконец, на сцене либерализма появляется государство, как добровольный союз свободных граждан для совместной защиты от посягательств как внутренних, так и внешних – и ни для чего иного. Других полномочий свободные граждане своему государству не предоставляют – с остальными проблемами они справляются сами. Итак, одним предложением идею либерализма можно сформулировать таким образом: "приоритет человека над государством".

Отсюда ясно, что либерализм – это удел сильных, волевых, настойчивых. Слабые, ленивые, безвольные здесь имеют мало шансов на выживание.

Некоторые разъяснения по второму принципу:

1. Если в собственность человек может взять только продукты своего труда, то чем объясняются огромные состояния? Не являются ли они несовместимыми с либерализмом?

Ответ. Законные состояния вполне совместимы с либерализмом, невзирая на их размеры, ибо труд бывает разным и продуктивность разных видов труда весьма различна. Высокоинтеллектуальный труд может быть несравним по продуктивности с простым физическим трудом. Ну и, кроме того, право граждан распоряжаться своей собственностью приводит к её накоплению в череде поколений.

2. Каким образом в собственность может попасть земля – она ведь продукт труда не человека, а Б-га?

Ответ (по Локку). Земля в диком состоянии не является чьей-либо собственностью. Земля возделанная, окультуренная – это уже не дикая земля, а принципиально другая вещь. Она и должна принадлежать земледельцу, ибо в таком виде она уже является продуктом его труда.

Выше было сказано, что граждане добровольно передают в ведение государства некоторую ограниченную часть своих прав, оставляя за собой все прочие. Тут и появляется проблема законодательного закрепления этого дележа правами. Отсюда, закон в либеральном обществе приобретает особый вес, несравнимый с его значением в двух других типах. Там закон является лишь фиксацией решения власти (монарха или большинства): я хочу, значит так будет. Здесь же закон – это договор между гражданами и властью. Граждане отдают власти какой-то объём своих прав и в обмен получают гарантии исполнения ею некоторых обязанностей (зашиты граждан и т.д.)

Любой договор должен соблюдаться обеими сторонами, иначе пропадает его смысл. В этом и есть идея правового государства – граждане блюдут приоритет права, соблюдают закон, если государство выполняет свои обязанности. В двух других типах организации общества, где закон держится на силе или устрашении, говорить о правовом государстве – абсолютная бессмыслица.

Исторически указанные законы-договоры закреплялись как национальные Конституции, Хартии или Билли, утверждение которых являлось национальным соглашением.  В них и фиксировались с одной стороны  – неотъемлемые права граждан, защищать которые обязуется государство, с другой – полномочия власти (государства), передаваемые ей гражданами и необходимые для осуществления указанных обязанностей.

Из государств Европы на путь либерализации впервые встали Нидерланды и Англия в 17 веке. Со времён Войны за независимость (конец 18 века) по этому же пути идут и США. Но ещё за 30 веков до этого был зафиксирован свод законов вполне соответствующий либерализму в данном понимании. Это – заповеди Моше (христ. – Моисея). В Торе они оформлены как законы поведения, иначе говоря, обязанности – не убей, не укради, не пожелай ничего, принадлежащего ближнему твоему – ни его жены, ни земли, ни дома, ни скота (т.е., на практике –  не присваивай ничего из этого ни силой, ни обманом, ни грабежом).

Поскольку эти заповеди распространялись на каждого еврея без исключения, в том числе и на власть предержащих, то указанные обязанности по сути являются закреплением прав каждого члена израильского сообщества. Нарушение заповедей каралось со стороны общества очень жестоко, и потому каждый мог быть уверен, что его право на жизнь и собственность надёжно защищено всем народом от посягательств, как со стороны отдельных недоброжелателей, так и со стороны власти.

Собственно  политической (государственной) власти над еврейским народом не существовало на протяжении почти двух веков после получения заповедей и завоевания земли Израиля, что лишний раз подчёркивает независимость системы либерализма от власти. (В это время в Израиле были только судьи, облечённые доверием народа на решение разных тяжб и на приговоры по вопросам соблюдения заповедей.) Однако и после призвания на царство Шауля, а затем Давида и его рода, цари не могли распоряжаться жизнью, свободой и имуществом подданных, как это было в соседних деспотиях – Египте, Ассирии, Вавилоне и др.

В ТаНаХе имеется история, прямо иллюстрирующая либерализм в действии, как, впрочем, и некие силы, ему противодействующие, а заодно и методы такого противодействия.. Царю Ахаву (8 век до н.э.) очень понравился виноградник Навота (у христиан - Навуфея), расположенный рядом с царским дворцом, и он захотел купить его (заметим: купить, а не отобрать!). Навот продать его отказался, из-за чего Ахав очень огорчился: «(4) И пришел Ахав домой печальный … И лег он на постель свою, и отворотил лицо свое, и не ел хлеба. » (см.  Пророки, Книга Мелахим I, 21)

Понятно расстройство царя, когда не дают ему того, чего очень хочется. Что не очень понятно – нам, с нашей привычкой к насилию власти -  это слабоволие царя, его неспособность отобрать желаемое. Вот и его супруге Иезавель тоже это показалось странным и недостойным царского сана (полезно вспомнить, что она была не иудейкой, а язычницей, дочерью финикийского царя (см.там же 16:31). Она возмутилась : (7) «…Ты же  ныне царствуешь над Израилем!» (а не Навот же – по ее-то логике о праве власти надо всем в своем царстве, а значит и над жизнью и имуществом любого подданного), ну и взялась доставить царю требуемое. Для чего приказала старейшинам ложно обвинить Навота в богохульстве и казнить. Что и было исполнено в точности. После чего Иезавель с торжеством  объявила Ахаву: «(15) ….Вставай, возьми во владение виноградник… ибо нет Навота в живых- мертв он!». Ну и тот с радостью бросился туда…

Тут как бы иллюстрация подлости и циничности власти. И её торжества – в итоге. Но оказывается вопрос ещё не закрыт. Посмотрим следующие три стиха:

 (17) И было слово Г-сподне к Элияhу  из Тишби: (18) Встань, пойди навстречу Ахаву, царю Израиля, который (восседает) в Шомроне; вот он теперь в винограднике Навота, куда пришел, чтобы завладеть им, (19) И скажи ему: «Так говорит Г-сподь: “ты убил, да еще и наследуешь?"» И скажи ему:: «Так говорит Г-сподь: "на том месте, где псы лизали кровь Навота, псы будут лизать и твою кровь."»

Вот это и есть иллюстрация либерализма: кто посягает на чьё-либо имущество или жизнь, того ждёт неминуемая кара. Если это преступление проморгают судьи, то заметит сам Г-сподь и расплата все равно неизбежна. Есть закон – значит надо его соблюдать. (Заметим, что кара ждёт Ахава, а не Иезавель. С неё взятки гладки – она язычница, а закон распространяется лишь на избранный народ).

Полезно отметить, что закон дан иудеям свыше, а отнюдь не властителями, как имело место в любых деспотиях. Это и есть завет – т.е. договор с Г-сподом, по которому иудеи обязуются соблюдать заповеди (т.е. добровольно принимают на себя указанные свыше обязанности по соблюдению прав своих сородичей), а Б-г своей стороны обязуется дать евреям свою землю, спасать их от врагов и т.д. Ну, а в более поздние времена место Б-га в таком договоре заняло государство – вот и вся разница.

Независимое еврейское государство просуществовало около 5-ти веков (Израиль). Другое государство от того же корня (Иудея) жило на век с небольшим дольше. После этого для евреев наступила полоса изгнаний. Конечно, эти сроки несравнимы, например, с почти тридцативековой продолжительностью существования Древнего Египта. Очевидно, либеральным государствам трудно было выжить длительный срок рядом с абсолютизмом. Ещё один пример: Хазарское государство на Волге, Днепре и Дону, принявшее иудейскую веру, а значит и либеральные установки, просуществовало лишь около 3-х веков (700 – 1016 г.г.) и было разрушено воинственным князем Святославом.

Вообще, по удаче в войнах либерализм существенно уступает абсолютизму. Видимо, ему значительно труднее сконцентрировать мощь, силу, и волю государства (народа) в один кулак. На то он и базируется на индивидуализме. Были, конечно, и исключения из этого правила. Тот же древнейший Израиль эпохи Йеошуа бин-Нуна (христ. Иисус Навин) или Двойры (завоевание Ханаанских, Филистимлянских и других земель) или же Израиль современный. Чаще всё же победы либеральных государств в их войнах обеспечиваются не воинственным духом (которого, как правило, больше у противоположной стороны) а превосходством в вооружении, технике, тактике.

Наверно, именно потому, что либерализм (и вообще – индивидуализм) более приспособлен к развитию науки и техники, его время и наступило с началом НТР. А до того ему приходилось нелегко. Собственно до Нового Времени из либеральных государств назвать и некого кроме Израильского и Иудейского царств, да  Хазарского каганата. И лишь еврейские общины пронесли идею либерализма сквозь века.

Итак, ясно, что к недостаткам либерального общества следует отнести присущие ему в силу его активного индивидуализма разброд, шараханье в разные стороны, разноголосицу мнений и вообще разномыслие, трудности в достижении общих целей, да и вообще чаще всего невозможность постановки этих общих целей, единых для всего народа.

Наконец, функциональный недостаток либерализма заключается в его постоянном конфликте с властью. Любая власть настроена на подавление личностных отличий, на нивелировку индивидуумов под один общий знаменатель, ибо усредненным народом легче управлять. Но всё это – смерть для либерализма. Что бы этого не произошло, классики либерализма сформулировали выход, частично снимающий данную проблему – это разделение властей. Локк обосновал необходимость отделения законодательной власти (парламент) от исполнительной (король, кабинет министров). А Монтескье через полвека предложил выделить ещё и судебную власть (у Локка она была частью исполнительной власти), дав ей функции арбитража (разрешителя споров) между законодательной и исполнительной властью.

Если власти разделены, да к тому же лишены возможности снова слиться, поглотить одной все другие (против этого направлена система сдержек и противовесов), то, соревнуясь друг с другом, они более подконтрольны народу и у них меньше шансов надеть на него узду. Концентрированная власть в этом плане много страшнее.

Наконец, отметим положительные черты либерализма. К ним относится: раскрепощение народа, максимальная возможность раскрытия всех качеств каждого члена общества, существенно меньшие (по сравнению с другими типами организации общества) шансы утверждения у власти кровавых маньяков, как правило, более высокий интеллектуальный уровень народа и существенно меньшая его агрессивность. И вообще все прочие плюсы открытого общества.

Резюме

Если коротко дать характеристику либерализму, то она будет звучать так: либерализм – это власть закона.  Для сравнения, аналогичные характеристики двух других типов обустройства общества (государства) должны быть такими: абсолютизм это власть одного центра (царя, хунты, диктатора и пр.), а демократия – это власть большинства (немного утрируя – власть толпы).  И там и там закон сам по себе вполне может существовать и фигурировать, но он в них – понятие производное, легко меняющееся в любую сторону по той или иной прихоти. Только при либерализме закон имеет основополагающую силу.

Но при этом возникает вопрос – откуда же берутся законы. Тут есть определенная разница между еврейским (иудейским) либерализмом и государственным либерализмом позднейшего времени. Относительно иудаизма ответ прост – законы даны свыше, при Синайском откровении и потому по отношению к человеку они имеют абсолютно объективный характер. В государственном либерализме Локка ситуация сложнее – там законы так или иначе должны быть созданы самим человеком и потому несут заметный налет субъективизма.

——————————–

Эта публикация написана в смутные (для России) 90-е годы, когда всем ВУЗам пришла установка перепрофилировать кафедры марксизма-ленинизма на преподавание исключительно  культурологии и политологии. Старый, прокоммунистический курс из многих отдельных предметов, проходивших друг за другом через все года обучения, был сходу выброшен на помойку, а как преподавать новый – никто на тех кафедрах не знал.

Автор этих строк в те годы включился в активную политику и посему был призван на преподавание, причем, обоих вышеуказанных предметов.

Впрочем, эта преподавательская деятельность продлилась недолго – только 2 года, пока не было в институтах никаких учебников и методических разработок. Через два года они были наработаны в разных научных центрах, и стабильный марксистско-ленинский состав тех политических кафедр охотно перехватил на себя новое, уже как бы вне-идеологическое преподавание, так что варяги им стали совсем без надобности.

Данная наработка – это некоторое конспективное обобщение какой-то части лекций по политологии,  то, что автор доносил до студентов.  При ее выставлении на блог к написанному в 90-х годах добавлено только «Резюме». В остальном же она здесь практически в том виде, как и была, лишь с очень небольшой стилистической правкой,  да с заменой ссылок, цитат и имен из христианского Ветхого Завета на аналогичные из еврейской Торы. В те годы Торы на русском языке еще не было, и опираться можно было лишь на  Библию. (Об отличиях этих двух религиозных книг см. здесь. «Чем отличается Тора от Ветхого завета?»)

БЛ  

22.06.2015

Запись опубликована в рубрике Политический мир – его базовые понятия (Политология) с метками , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *