Баталии вокруг закона о призыве в израильскую армию

23.07.2012

Для Израиля с его волчьим окружением нынешние времена почти что вегетарианские. И соседям по региону сейчас как-то не до нас – по уши они в своих кровавых междоусобицах  (у них это – «вёсны»).  И палестинский вопрос сошел пока что на нет после двух крупных провалов за последние 2-3 года (1. рухнули их упования на нынешнего президента США, воспитанного в мусульманстве – что он-де согнет Израиль в бараний рог, и 2. провалилась  их самоуверенная попытка  получить государственный  статус в обход договора с Израилем – через голосование в ООН). Так вот, этот период, более или менее спокойный извне, наши депутаты решили использовать вполне активно для внутри-еврейских разборок -  сходу начали разбираться с религиозным сектором своего народа

Страсти вокруг закона о призыве на службу, закона, в просторечии называемого «законом о равенстве» (что бы религиозники служили на равных с атеистами) – эти страсти вскипели с жуткой силой. У озабоченных этим вопросом атеистов нет ни минуты покоя: создаются и обрушиваются неожиданные коалиции, партии дробятся, колются и взрываются, проекты закона выдвигаются, голосуются и проваливаются – в общем, полномасштабные  страсти-мордасти. Спорят по поводу возраста призыва для религиозных ребят, по поводу санкций для них при уклонении от службы, по поводу – включать ли в закон также и арабский сектор (в Израиле тоже освобожденный от службы) и прочая, и прочая.

Почти-что по Корнею Чуковскому из его «У меня зазвонил телефон…»:

И такая дребедень
Два-три месяца – день-в-день!
То «Кадима», то «Бэтейну-Исраэль»…
Динь-ди-лень…   динь-ди-лень …  динь-ди-лень …

(И только религиозные партии не влезают в эту публичную бодягу, хотя отношение к этому вопросу имеют самое прямое, и позиция их здесь вполне определенная).

Вываливать сюда все эти дрязги – кто против кого и кто за что – мне представляется бессмысленным, то есть, просто мусором. Гораздо существенней разобраться в сути проблемы – в общих идеях,  заложенных в противостоянии религиозных и атеистов по этому вопросу, а также в наметке пути  разрешения этого противостояния – выяснении возможности принципиального решения.   

Небольшая преамбула к этому вопросу.

В свое время Бен-Гурион пришел к соглашению с ортодоксами, что ученики йешив (йешиботники) не подлежат призыву в ЦАХАЛ (армия Израиля). Как сейчас говорят, в то время таковые не превышали порядка в 1000 учащихся. Таким образом сионисты-атеисты признали за религиозными мужчинами право погружения в Тору, не отрываясь ни на какую службу, а религиозный лагерь (не весь, правда, но в значительном своем большинстве) принял  легитимность государственного строительства в Израиле по атеистическим образцам, конечно, только до прихода Машиаха. (Последняя оговорка в текст соглашения, очевидно, не включалась, но она, безусловно, подразумевалась как само собой разумеющееся, как 2х2=4).

Число учеников йешив в сугубо ортодоксальном секторе постоянно растет, атеистам это сильно не нравится, и вопрос  о «равенстве», т.е.  об обязательности воинской службы для всех, периодически выплывает на поверхность. Но решению он все время поддавался туго, точнее, даже просто не поддавался (причины разберем чуть позже), и на каком-то этапе был принят т.н. «закон Гиля», который ничего в этом плане не изменял, а только устанавливал срок, до которого Кнессет (парламент в Израиле) должен четко и ясно отрегулировать эту проблему через конкретный  закон. И вот сейчас – где-то на исходе лета – этот срок полностью выходит. А воз и ныне там, посему-то страсти и накаляются.

Доводы антирелигиозного лагеря

I
В демократической стране должно быть полное равенство ВСЕХ граждан Израиля относительно призыва в армию или на альтернативную службу – ВСЕ должны равно нести тяготы и повинности. (Или проще так: мои дети служат и защищают нас всех,  а почему этим поблажки?)

II
При сохранении нынешнего порядка и учитывая высокую рождаемость религиозного лагеря, сильно превышающую таковую же у атеистов, через 20-30 лет в армии будет служить только 30% возможных призывников, что для обороны страны совершенно недостаточно.

III
В религиозных школах детям не прививают трудовых навыков, не обучают вещам, необходимым  в нормальной общественной жизни, а армия – хорошая школа для вхождения в самостоятельную активную жизнь. Там можно получить гражданскую профессию, что создаст условия для втягивания религиозных евреев в общественно-полезную деятельность.

Эти доводы звучат постоянно из разных уст – как облеченных властью, так и рядовых граждан. И на первый взгляд для атеиста могут представиться резонными, но лишь на первый взгляд.

Ведь подоплеку их всех охарактеризовать можно очень просто – как рваческую уравниловку: пусть де, они пашут так же как мы, рожают столько же сколько мы (т.е. одного-двух) и пр. – вот тогда каждому из нас привалит побольше. В одной из первых статей данного блога "Антисемитизм и юдофобия – вне Израиля и внутри его" я уже разбирал подобное отношение  атеистов к религиозным своим согражданам – там вопрос стоял шире, а не только о равенстве в призыве. Там приводились и такие высказывания как: «Мы вкалываем, платим налоги, а они тунеядствуют на нашей шее…» или даже так: «Разогнать все йешивы – рассадник тунеядства» и т.д.

Ну, а если разбираться конкретно по пунктам, то все это теряет убедительность еще более. Вот и пройдемся по ним, вдумываясь поглубже, не поверхностным набегом.

  1. Понятие «демократия» совсем не синоним «равенства». Точнее, они синонимы только в одном аспекте – политическом: один человек – один голос, и все голоса равны. Во всем остальном может быть (и есть) куча неравенств в самом  наидемократическом обществе – неравенств социальных, экономических, по образованию, по полу, по силе, по влиянию и т.д. и т.п. Любое демократическое государство может освободить от любой повинности ту или иную группу. И всегда и везде какие-то группы освобождаются от несения воинской службы. И то, что в Израиле сейчас от нее освобождены ученики  йешив отнюдь не делает эту страну менее демократической.
  2. Страхи о будущем лишены пока что основания, ибо никому не известно, какая численность армии будет потребна через 20 лет. Очень даже вероятно, что опора на многочисленность просто отпадет в связи с развитием новых технических и технологических средств. Да и насчет рождаемости – это только большой плюс религиозного лагеря, что здесь семьи в весьма нелегких материальных условиях растят свое большое потомство очень неприхотливых будущих граждан Израиля. Именно за их счет отпадает угроза, что в будущем Израиле арабы численно возобладают над евреями.
  3. Этот пункт в отличие от первых двух имеет некоторые резоны. Действительно, в религиозной среде имеются граждане, которые сами не прочь подключиться к созидательному труду, но не имеют какой-либо профессиональной подготовки. Я не говорю, конечно, обо всех ультрарелигиозных ребятах, но часть из них – да, была бы не против. С таких вот и надо начинать подобные реформы.  Беда же атеистических проповедников всей этой идеи в том, что они хотят всего и прямо сейчас. Вот загнать сходу всех йешиботников в армию или в альтернативку – ВСЕХ и СЕЙЧАС! И баста. Увы, здесь имеем тоже самое коммунистическое сознание (устремление): загнать весь мир в счастливое равенство – ВЕСЬ и НЕМЕДЛЕННО!

Позиция  лагеря верующих

Религиозный лагерь, конечно, против таких нововведений, но его доводы, в отличие от приведенных идей атеистической публики, в открытых СМИ практически не звучат – не любят верующие тратить время на перепалки, у них заботы посущественней. Но такие доводы в принципе, конечно, есть, и я здесь их сейчас сформулирую.

A.
Основа менталитета еврейского народа всегда состояла в том, что определенная его часть занималась ТОЛЬКО изучением Торы. А остальные евреи всегда помогали, финансово поддерживали эту часть – добровольно помогали, от своего сердца, а не под чьим-то нажимом. В этом и состояла наша историческая сущность, поэтому мы и выжили в течении тысячелетий даже не имея своей территории, своего государства – уникальное явление среди всех других народов. И ломать эту традицию, отрывать от Торы на годы людей, постоянно ею занимающихся – это просто уничтожать еврейскую сущность на корню.

B.
Армия – вещь безусловно важная для государства Израиль, но каждому свое. В Торе прописано, что в Святой Земле все зависит от самих евреев, конкретней, от их отношений с Б-гом. Например, для урожая здесь необходим не только труд людей на земле, но еще и общественная молитва – взывание к Б-гу о дождях. Без них земля ничего полезного не родит, ибо Израиль – не Египет, где урожай достигался и без вмешательства Вс-вышнего (трудись, поднимай воду из Нила для орошения поля – вот и все проблемы).  Точно также обстоит дело и с безопасностью еврейской страны – обязательно должны быть две составляющие: боеготовность народа и благоволение свыше. Последнее зависит от контакта народа Израиля с Вс-вышним – от еврейских молитв и погружения в Тору. И оба эти параметра в наибольшей степени обеспечиваются теми, кто посвящает этому всю свою жизнь. То есть, если оторвать от Торы тех, кто занимается только ею, то контакт общества с Вс-вышним  (всего израильского общества, а не отдельных индивидуумов) существенно понизится. Никакая боеготовность Израиль может тогда не спасти. Можно привести массу примеров того, что Израиль сейчас выстаивает именно и только потому, что поддержан сверху. Конкретные примеры приводятся ниже, но и в целом, даже без них, эта связь вполне наглядна -  ведь никакой другой народ  не выживал и никакое другое государство не возрождалось в подобных, предельно негативных условиях.

C.
Для того, чтобы дати (местное название для сугубо религиозной прослойки общества) могли служить в армии, последняя должна создать для этого ряд определенных условий, которых сейчас пока откровенно недостаточно для массового их вливания в ее ряды.

Теперь пройдемся по  этим пунктам защиты несколько подробней.

  1. Страницы еврейской истории  о евреях, постоянно занимающихся Торой, и о поддержке их всем остальным народом освещены в статье этого блога "Антисемитизм и юдофобия – вне Израиля и внутри его", с достаточным обилием приведенных там примеров. Отсылаю к ней, что б  не повторяться здесь.
  2. Вот конкретный пример, трудно объясняемый без привлечения участия Б-га в судьбе еврейского народа – пример из области военной истории государства Израиль.
    Начнем с того, что боевой настрой израильтян достаточно ярко проявился во всех войнах, но что было бы с этим боевым настроем, если б не было оружия, если б нечего было противопоставить танкам и самолетам противника? Ну, а «где деньги, Зин?», т.е. откуда приходило оружие? Ведь своего тогда не производилось совсем, а производящий оружие внешний мир на Израиль смотрел косо, боялся рассердить арабов с их нефтью и предпочитал держаться в стороне.  А вот у арабов проблем с вооружением никогда не было – на нефть покупалось его сколько угодно…
    Весь внешний мир? Да, практически – да, но каждый раз находилось одно-единственное  исключение, и как раз в нужный момент. В самой первой войне – Войне за Независимость (48-49 г.г.) таким исключением стал СССР, поставивший в Израиль через вассально-зависимую от него Чехословакию трофейное немецкое вооружение. У Сталина были тогда свои мотивы, причем  отнюдь не любовь его к евреям, совсем нет. Это был простой политический ход, направленный против Англии, имевшей в этих краях большое влияние, вооружавшей арабов и обучавшей их воевать. Но мотивы для нас – дело десятое. Существенней  факты.
    И вот конкретный эпизод той войны. Израиль получил в этих поставках четыре мессершмита, совсем незадолго до начала боевых действий. Наскоро собрал их, как-то подобучил пилотов и при первой же попытке египтян атаковать Израиль с воздуха все четыре вылетели им навстречу. Из боя назад вернулся только один. Мне не известно (а может, этого и никто сейчас уже не знает) – ни сколько было сбито египтян в том бою, ни как погибли наши три пилота (при  боестолкновениях или от собственной недоученности), но давайте судить по фактам. А факт таков: после этого боя египтяне не предприняли больше НИ ОДНОГО вылета против израильской армии. То ли струсили, то ли самолетов не осталось… – это тоже все домысливание мотивов (причин), но факт остается простым: воздушных атак больше не было. А что бы было, как бы разворачивались их авианалеты, если б тех четырех мессершмитов у Израиля не оказалось? Представить это себе совсем нетрудно. И как бы это сказалось на наземных сражениях тоже понятно. (Вообще интересная ирония судьбы – и в страшном сне Гитлеру не могло привидеться, что его мессеры вкупе с прочим фашистским вооружением спасут евреев от истребления его союзниками – арабами!!! Но вот случилось же…)
    К Шестидневной войне (67 г.) СССР перевернулся на все 180о  и уже вовсю вооружал и обучал  наших врагов – Египет и Сирию. Здесь на какое-то время исключением стала Франция, возможно, тоже в пику Англии, продолжавшей удерживать свои позиции в Иордании. Французские  «Миражи» и прочее закупленное у нее вооружение помогли победить в этой молниеносной войне.  Именно с «Миражей» и прыгал, очевидно, израильский десант на Храмовую Гору. После этого Франция, в свой черед, откатилась в сторону, но тут -  после этой победы (и, похоже, именно в силу такой впечатляющей победы в войне против трех государств, до зубов вооруженных и с численностью армий на порядок превышающих еврейскую) – благосклонный взор на Израиль обратила Америка, став в дальнейшем основным нашим поставщиком оружия*.
    Ну,  и теперь вопрос на засыпку.  Как можно объяснить такую цепочку исключений из общемировой тенденции поддержки арабов против Израиля – три страны, по очереди замещая друг-друга, поставляют вооружение Израилю? Неужто только простым совпадением? Даже для каждого одного из этих исключений простое совпадение уже имеет очень уж не высокую вероятность осуществления. А три подряд! да еще встык друг-другу – простые политические шансы на это столь мизерны, что вывод, хочешь-не-хочешь, а может быть только один – Некто свыше все время не оставляет Израиль своей помощью. И навряд ли Он делает это просто для-ради израильтян-атеистов, ни в грош Его не ставящих.
    ———————————————
    (Сноска – пояснение).
    Желательно бы, что б по сказанному выше, у читателей не сложилось мнение, что Израиль дармоедствует, сидит на шее у Америки в вопросе обеспечения вооружением.  Напротив, определенную – и немалую – его часть Израиль производит сам. Например, автоматы с различной их экипировкой; например, танки мирового уровня,  например беспилотники, закупаемые у Израиля даже Россией, или средства защиты от ракетного обстрела, также пользующиеся спросом на мировом рынке вооружений и проч. и проч. Но, понятно, что совсем  небольшая страна Израиль физически не может освоить производство абсолютно всего вооружения, необходимого в нынешних войнах, потому и прибегает к закупкам на стороне. Больше всего – в Америке, поставляющей нужное вооружение на достаточно льготных условиях
    —————————————-
  1. Если первые два пункта (и здесь, и в перечне атеистических претензий) носят идеологический характер, отражают однозначность одной или другой позиции, непримиримость ее с противными взглядами, то данный третий пункт (тоже ж и здесь и там) может стать основой  для нахождения какого-то общеприемлемого варианта.
    Начну с того, что атеистические баталии по этому закону в Кнессете страдают то ли незнанием, то ли принципиальным игнорированием реальной ситуации с йешивами. Я сейчас говорю именно об атеистических баталиях, а не о споре с религиозным обществом, поскольку схватки ведутся как раз между светскими партиями, старающимися выслужится перед своими избирателями за голоса в будущих выборах.  Так вот, в этих баталиях совершенно отсутствует реальная оценка ситуации – понимание (или  хотя бы признание), что ситуация с йешивами  много разнообразней, чем  выставляется в тех спорах, точно так же, как разнообразен и сам ортодоксально-религиозный сектор населения.
    В иудаизме имеется несколько направлений (см. статью «Основные религиозные направления в иудаизме» ) и у каждого есть свои йешивы. Йешивы существуют разные и даже очень разные. Хоть задачи и методы их не шибко различаются,  но по отношению к длительности обучения в них отличия весьма заметны. У религиозных сионистов и некоторых других направлений  (например, у ХаБаДа – точно, у сефардов – по-видимому) преобладающая часть йешив обновляет состав обучающихся ежегодно. Может быть, какая-то часть сидит в таких йешивах и подольше – скажем 2-3 года, но это уже скорее исключения. После этого цикла обучения выпускники сами для себя выбирают дальнейший жизненный путь и, естественно, сначала идут в армию, а после нее – в цивильную жизнь.
    Среди религиозных сионистов таких – подавляющее количество, а это направление одно из наиболее многочисленных, составляет по примерным моим оценкам около трети всего ортодоксального сектора.  Более того, служба в армии у религиозных сионистов почитается делом важным, нужным, почетным и престижным. Известно, между прочим, что если в рядовом составе религиозные солдаты составляют где-нибудь 10-20 % всего состава, то в младшем и среднем офицерском составе религиозные сионисты составляют уже чуть ли не половину его. (Хотя, правда, в высших слоях офицерства их доля падает очень резко, а в генералитете, как будто бы только один такой и есть, но это уже явно наследие коммунистических установок времен становления государства).
    С другой стороны – в общинах других направлений иудаизма достаточно высок удельный вес йешив, в которых обучающиеся могут провести всю жизнь, и многие из них выбирают именно этот путь жизни – вполне в соответствии с идеологией еврейской религии. Многие, но не все. Ну, хотя бы потому, что такое пожизненное обучение – это отнюдь не тунеядство, как пытаются выставить это дело противники «религиозного мракобесия», а большой и нелегкий труд. Не каждый способен просиживать над книгами по 10-12-16 часов в сутки,  и не просто просиживать штаны, а серьезно и глубоко их изучать, влезать во все тонкости религиозных диспутов и дебатов наших мудрецов. И при этом самоограничиваясь во многих мелких и не очень мелких радостях жизни (правда, у них свои собственные радости, атеистическому уму непостижимые). Семьи женатых йешиботников отнюдь не блаженствуют в роскоши – жизнь их, как правило, проходит где-то на грани уровня бедности. Вот поэтому, когда я слышу или читаю гневные сентенции о «тунеядцах», о зажравшихся бездельниках на нашей шее, то только качаю головой и удивляюсь самоуверенности их авторов – уверенности в том, что владеют откупом на истину, на самом-то деле ни бум-бум ни в чем ничего не понимая и не зная реальностей.

Завершение статьи

Итак, подведем некоторые итоги. Действительно, число учащихся в йешивах  заметно возросло со времен Бен-Гуриона и его соглашения с ортодоксами. Цифра, фигурирующая нынче в тех самых атеистических кнессет-журналистских баталиях – 60000 йешиботников – вызывает определенные сомнения:  а не включается ли в нее и очень большое число вышеуказанных временных (одно-годичных) учеников йешив? которые после этого в основном идут таки служить. Но в любом случае число их, конечно, существенно больше, чем в первые годы государства. Хотя и населения нынче намного больше, в т.ч. и религиозного. Это раз.

А два – в том, что уже упоминалось выше. Жизнь религиозных людей должна быть вписана в определенные рамки, и это не блажь, не какие-то дурацкие придумки, как может казаться людям к этому непричастным. Жизнь еврея это постоянное служение Б-гу, даже в обыденной жизни, регулярной, каждодневной. Рамки, в которые она должна вписываться у разных общин разные. Различие по некоторым параметрам может изредка вызывать и определенные трения, но лишь в каких-то особых ситуациях  (см. пример этого здесь – в статье «Религиозные девочки в Эммануэле – в чем там проблема…» ) . Как правило, отношения все же безусловно мирные и вполне дружелюбные. И во всяком случае, никаких препятствий для совместных мероприятий и молитв в принципе не имеется. Но различия таки есть, скажем,  у многих общин традиционного плана упомянутые выше рамки существенно строже, чем у  религиозных сионистов, поэтому в армии для них требуются определенные условия. Например, для продуктов в иудаизме есть определенные  (и даже существенные) ограничения, в целом называемые «кашрут», но этот кашрут бывает разного уровня строгости. Так вот, в израильской армии безусловно и повсеместно принят определенный уровень кашрута, устраивающий, например,  религиозных сионистов. Однако, он может не устроить некоторые общины традиционной направленности. То есть для солдат из таких общин требуется особая организация питания. Другой пример камня преткновения – женщины. Религиозные мужчины традиционных направлений  (как и  их женщины тоже) могут служить только в удалении от представительниц (представителей) противоположного пола. И так далее.

Ну и заставить таких вот харедим (еще одно название для традиционалистов в иудамзме) – заставить их, скажем, есть не совсем кошерную по их представлениям пищу абсолютно невозможно, это было б совершенно бессмысленное и безнадежное мероприятие.  Не  помогут тут никакие наказания. Вот этого, кажется, никак не хотят понять наши атеистические депутаты.

Так вот, как это ни покажется для кого-то странным, но в армии и сейчас служат  представители классических направлений иудаизма – из них сформированы два отдельных батальона, жизнь которых построена по их неукоснительному жизненному порядку и, однако, без какой-либо убыли строгому распорядку и требованиям армейской службы. Вот пример, что совмещение, казалось бы, несовместимого все-таки возможно.

Два батальона – это сколько-то там сотен человек, в общем-то, капля в море. Однако. изюминка в том, что уже сейчас имеется значительная очередь харедимных ребят (исчисляемая, как будто бы тысячами голов), готовых пойти служить. Да вот армия от них отказывается, точнее, цедит их по чайной ложке – по освобождению мест (при демобилизации) в тех двух батальонах.

Это тоже, вообще говоря,  не так уж и много, но если б армия освоила и этот контингент, то за ними бы потянулись и другие из тех, кто при вполне глубокой своей вере, все же не очень настроен провести всю жизнь за Талмудом.  Иудаизм ведь в принципе не требует, что б весь народ посвящал Торе всю свою жизнь – вполне достаточно, что б этим занималась какая-то его часть – только особо склонные к этому. От остальных вполне приемлемо, чтобы они уделяли Торе какое-то свободное время.

Отсюда,  есть вполне реальный, компромиссный путь решения проблемы так называемого «равенства в службе» – надо просто, чтоб армия постепенно увеличивала возможности прихода на службу для молодых харедим. И все проблемы при этом будут сняты, ибо государство и общество вполне в силах позволить себе некоторое, не столь уж большое, количество освобожденных от службы, ради их молитв за весь народ и государство. И от религиозных общин тогда никаких претензий не будет.

Ну, а ломание через колено, драконовские меры против «желающих отсидеться в йешивах от службы», загон их в армию без создания соответствующих условий и принудительный отрыв от изучения Торы  не приведут ни к чему хорошему. Абсолютно ни к чему, кроме резкого физического противостояния. Наши общины умеют за себя постоять, отстоять свое право на традиционный иудаизм. Все государства во все времена могли только истреблять или изгонять евреев, но не могли принудить их к отходу от традиций. И государство Израиль – не исключение из этого правила. Не пройдет такой номер у нашей власти, никак не пройдет.

*         *         *

К сожалению, все это, таки да, имеет место быть – такое вот родовое пятно на атеизме во еврействе – упоение от раскрутки внутриеврейской вражды, ненависти к мыслящим и живущим по другому, к религиозным своим собратьям В общем, то, что кратко называется термином «юдофобия». Да-да, та самая юдофобия разных народов, веками и тысячелетиями преследовавших еврейский народ, теперь вот – извольте видеть – раскручивается евреями же, прямыми потомками тех преследуемых иудеев.

Да ладно – эта зашоренная еврейско-атеистическая масса, не желающая видеть дальше собственной кухни (или носа)… Ну, а избранники народа – депутаты из атеистов? Тоже  не могут этого понять? Тоже не умеют читать историю своего народа, что б осознать неосуществимость силового давления на ортодоксальный сектор?

А может, умеют? Может, не такие тупые? Мне, таки, порой кажется, что все это – просто буря в стакане воды. Может быть, не стоит исключать того, что депутаты в глубине своих душ понимают бессмысленность любой законодательной палки против харедим, полную ее бесполезность. Потому-то они и ведут себя так – выдвигая проекты, заранее обреченные на провал. То есть эта их работа – не на результат, а на мыльную пену, дабы выслужиться перед своим потенциальным избирателем (ведь через год уже выборы, а может случиться и еще раньше).

И в целом я думаю, что пресловутый закон так и не будет принят. И что тогда? А ничего – совершенно ничего нового или страшного. После истечения сроков закона Гиля (где-то уже вот-вот) все останется в точности таким как было. Призывная деятельность останется не зарегулированной законом и будет полностью  в руках армии – сколько ЦАХАЛ захочет призвать ортодоксов-традиционалистов, столько и призовет.  А призвать, пока что, он может только пару  батальонов. Но в силу нынешней, такой шумной, общей волны может быть все-таки станет постепенно увеличивать армейские структуры для молодых традиционалистов, желающих пойти на службу. Вот тогда, через сколько-нибудь там лет, все-все устаканится, встанет по своим местам безо всякой атеистической плетки.

————————————————–

Под конец хочу проиллюстрировать данную статью фотографией – во назидание всем атеистическим крикунам о религиозных тунеядцах.

Танкисты ЦАХАЛа на утренней молитве..

К сожалению, не могу назвать автора фотографии – я ее скопировал с обложки ежемесячного журнала «Лехаим», издаваемого в Москве российской организацией ХаБаД (ФЕОР) и выпущенного ориентировочно в 2005 году (плюс-минус полгода или чуть больше, но точно, не позднее октября-ноября 2006 года). И сейчас он мне недоступен, что б посмотреть автора.

Эта фотография – прямое свидетельство высокой духовности ЦАХАЛа.. Когда такая армия охраняет Святую Землю, землю, данную этим ребятам самим Вс-вышним, можно не сомневаться в окончательном результате любых войн. 

К фотографии могу дать еще некоторые пояснения.

1. По освещению видно, что это снято или на восходе солнца, или при его заходе. Данная дилемма безусловно решается в пользу  утренней молитвы,. поскольку на большинстве молящихся  белые религиозные накидки – талиты, плюс к тому в руках центральной фигуры (высокий солдат в центре группы) – свиток Торы. Обе эти детали – идентификация именно утренней молитвы. Таким образом время на снимке – примерно 5-6 утра (варьирует в зависимости от времени года). Иудаизм не диктует обязательность столь ранней молитвы (обязательно только в первой четверти дня, т.е., в среднем, до 9-ти утра), однако такой час (на восходе) считается более благоприятным для общения с Б-гом, и потому наиболее благочестивые евреи для молитвы встают так рано.

2. Фигуры без талитов  здесь в меньшинстве, впрочем, как и в обычной синагоге. Молодые, неженатые ашкеназы  так и молятся – талит им положен только после женитьбы. Соответственно этому, те, кто на этом снимке в талитах – люди уже женатые, очевидно, офицеры. Хотя их могут несколько разбавить неженатые солдаты-сефарды (в сефардских общинах талит для молитвы надевают со времени еврейского совершеннолетия – с 13-ти лет, независимо от женатости), но на этом снимке сефарды, если и имеются, то, определенно,  в меньшинстве, т.к. свиток Торы здесь явно ашкеназский. Иначе бы сефарды вынесли на молитву свою Тору, по внешнему оформлению отличающуюся от ашкеназской (см. фото 2 к статье «Нагба и Нахса экономика и политика  – все взаимосвязано» ).

3. Наконец, интересно, обратить внимание на численность молящихся – 22 человека. Мы видим на снимке 4 танка, и следует ожидать за кадром – позади снимавшего – еще три или четыре, ибо на молитву естественней собираться в центре колонны,  на равном удалении от ее концов, в целях сокращения пути молящихся, что б не ждать слишком товарищей от удаленного конца). Если  суммировать экипажи 7-8 танков, то получим численный состав колонны  около 40 человек. Отсюда прямой вывод -  молящиеся составляют больше половины от числа всех бойцов в колонне.

Итак, по всем параметрам имеем с этого снимка подтверждение сказанному выше в тексте – и об  общей численности религиозной составляющей в армии Израиля, и о количестве религиозных офицеров, и вообще об общем религиозном настрое молодых бойцов и командиров.

===================================

Дополнение  (август 2012)

Ну, вот, постфактум (31.07.12) подошли свидетельства о том, что мои прогнозы незамедлительно начали сбываться – прогнозы о том, что армия будет вынуждена увеличить возможности призыва харедим на службу, и что  определенная часть учащихся харедимных йешив  не замедлит этим воспользоваться и пойти служить.

И конечно оправдались также и предположения, что неуемные левые силы будут продолжать стараться сломать все силой и заставить идти служить ВСЕХ йешиботников и прямо таки НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО.  Обо всем этом смотри публикацию, приведенную ниже (в конце).
                                                             *         *         *
Тут же стоит отметить, что, возможно, мои выкладки по анализу фото «Танкисты на молитве» не во всем адекватны (скажем – в подсчете возможного процента религиозных в данном подразделении). Эта фотография, скорее, сделана в каком-то из танковых соединений, целиком  укомплектованном учениками так называемых эсдер-йешив – тех йешив, которые целенаправленно готовят своих учащихся к службе в армии, но, естественно, без отрыва от службы Б-гу. Такие подразделения понесли очень немалые потери в последней ливанской войне, ибо именно их бросали в самые горячие участки и в самые пиковые, критические моменты.

В общем и целом, в любом случае, эта фотография – прямой укор и вызов всем нашим левым ревнителям  «равенства», оч-ч-чень обеспокоенных  "сачкованием" йешиботников-ортодоксов, их "отлыниванием от службы в армии"

Кстати говоря, именно такими вот  эсдер-йешивами руководят те раввины, против которых был поднят вселенский левый вой по поводу книги «Торат а-Мелех» – см. здесь:  Полиция и галаха, раввины и «русская улица»

================================

Конец "закона Таля". Йешиботников могут лишить пособий

31.07.12 10:28

http://www.strana.co.il/news/?ID=64091&cat=

Во вторник, 31 июля, истекает срок действия так называемого "закона Таля", регулировавшего освобождение учеников йешив от срочной службы в Армии обороны Израиля.

Поскольку правительству не удалось принять новый закон, с 1 августа 54 тысячи йешиботников подлежат призыву на общих основаниях. Решение об их призыве и условиях службы переходит под ответственность ЦАХАЛа.

Министр обороны Эхуд Барак потребовал от армейского командования увеличить призыв йешиботников и разработать соответствующие программы подготовки и службы. При этом израильские СМИ отмечают, что на текущий момент ЦАХАЛ не готов к мобилизации всех, кто подлежит призыву.

Неделю назад прошел призыв на срочную службу учеников йешив, выразивших желание служить в батальоне "Нецах Йегуда" (известного также как "НАХАЛ Хареди"). В мобилизационный пункт явились сразу 200 новобранцев – на 33% больше, чем год назад.

Помимо пехотного батальона, приписанного к Центральному военному округу, в ЦАХАЛе есть всего две программы для службы ультраортодоксов – в технических службах ВВС и в военной разведке.

Между тем, в Высший суд справедливости (БАГАЦ) подан иск с требованием обязать государство отменить выплату подлежащим призыву йешиботникам ежемесячных пособий. Истцы – организации ХАДУШ ("Свобода вероисповедания и равенство"), "Исраэль хофшит" и бывший депутат Кнессета Рони Бризон – утверждают, что по истечении действия "закона Таля" выплата пособий на общую сумму в 400 миллионов шекелей в год становится незаконной.

Запись опубликована в рубрике Израиль – внутренняя жизнь с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *