Расклад политических сил на общемировой арене

Со схемой взаимоотношений разых направлений
или состояний общества.

Введение. (Написано перед вставлением в блог)

Нижеследующая статья написана давно – в эпоху бурных (как будто бы демократических) перемен в России. Россия бурлила, освобождаясь от тоталитаризма, но вот куда реально держать путь – мало кто представлял. И данная статья была одной из первых публикаций, расставляющих точки над i: что – где, что – зачем, и что куда ведет. Может быть даже самой первой – мне, во всяком случае, другие такие обобщения на глаза не попадались. При всем том статья не потеряла актуальность и посейчас, поскольку в мировом раскладе политических сил практически ничего не изменилось. И не похоже, что б в обозримом будущем что-либо могло менятьсяь в этом аспекте.

Расклад сил на политической арене жизни обозначен в этой статье в достаточно простых и понятных терминах, без употребления совсем тогда малопонятных специальных политологических терминов, типа «либерализм» и т.д. Но интересно, что путаница в данных терминах оказалась весьма живучей – и сейчас в головах царит достаточно большая каша из понятий «левые»,  «правые», «демократия», тот же «либерализм» и прочая. Разобраться в этом всем совсем не вредно, хотя бы для того чтоб понять как можно сочетать выражения, звучащие из одних и тех же уст: «Израиль – демократическое государство»  и «Еврейский характер государства Израиль».

Начать в этом разбираться полезно как раз с предлагаемой статьи,  т.е. с самого общего обзора взаимоотношений политических сил на государственных аренах. Несмотря на все время,  прошедшее с момента публикации  статьи, изложенное в ней не потеряло своей актуальности. Разве что отдельные абзацы (например, о конкретных партиях в России того времени) успели стать анахронизмами.  Их вполне допустимо проскакивать при чтении, но просто выбросить их сейчас мне представилось неправильным.

И еще современный читатель может споткнуться на ряде имен  и событий, ему неизвестных. Тогда-то они были у всех на слуху и разъяснений не требовали.  Сейчас иное время и иные знаменитости, но зато имеется интернет с его мощнейшей справочной базой – такой, что энциклопедии тех времен представляются теперь каким-то детсадовским уровнем. В силу этого я и не стал сейчас обременять статью многочисленными пояснениями – кто есть кто. По интернету любая справка – дело нескольких секунд.

================================================

С некоторых пор у нас стала модной центристская позиция. И КПСС времен Горбачева считала себя центром, и нынешние последователи ее соцреформаторских идей уверенно себя центристами кличут. Позиция очень удобная для того, чтобы охаять своих противников, обозвать их крайними радикалами.

Во времена выборов 1990 года для всей официозной прессы радикалами были демократы. Потом – их ставлен­ник Ельцин (об этом см. «Территорию» от II июня 1991 г., стр. 4). Нынче Ель­цин – вне критики, но демократы опять-таки не в чести. Снова они радикалы, теперь уже наравне с реликтовыми коммунистами [см., например, завершающее выступление Н. Травкина па VII съезде или П. Лысова в газете «Восток России» № 51. 1992 г., стр. 9). Ну, а раз радикалы, раз крайние, то уж, конечно, настроены на незаконные методы. Впору читателю задуматься: уж не переворот ли эти демократы затеяли? Ответ готов на той же странице «Востока России» в статье эксперта фракции «Смена - Новая политика»: мол, даже, и не переворот, а прямо-таки большевистская революция. Что ж, по экспертам, по их логике и мышлению (а статья в этом плане примечательная!) можно, наверное, судить и о самой фракции.

Ну  ладно, положим, коммунисты всегда считали себя центром Вселенной. Положим, каждый хочет быть в центре внимания.  Но  вот политический  центр - категория несколько иная, Надо бы  все-таки нам разобраться в политическом спектре: кто здесь центр, а кто - радикалы, кто - за кем и кто - за что.

Обобщенный  спектр  политических  партий, принятый в нормальном мире, выглядит так: коммунисты (левый край) - социалисты - социал-демократы - партии мелкого и среднего бизнеса - партии крупного капитала - партии монопольного капитала - фашисты (правый край).  В   мировой  практике центр -  это партии, расположенные от социал-демократов (левый центр) до партий крупного капи­тала (правый центр). А на краях - действи­тельно радикалы — тоталитарные (диктатор­ские) партии.

История показывает, что края спектра подчас сходятся по их диктаторскому родству. При этом линия спектра сво­рачивается в кольцо или, скажем, круг - (см. схе­му). В верхнем сегменте круга политика абсолютно подавляет экономику. В нижнем сегменте, наоборот, превос­ходство отдано экономике. Точки этих двух сегментов представляют собой до­статочно устойчивые общественные формации. Точки же среднего пояса (социализм и монокапитализм) не представляют из себя чистых формаций — это, скорее, смесь нижнего и верхнего сегмента. История свидетель­ствует о неустойчивости государства в таких состояниях. Кольцо оказывается аналогичным ваньке-встаньке, но не с одним, я двумя устойчивыми положе­ниями.

Устойчивость диктатур обеспечивается же­стким выкорчевыванием инакомыслия и всех посторонних идей. Это статический вариант устойчивости. Центристские позиции, наоборот, устойчивы, благодаря своей подвижности, опе­ративному реагированию на вызовы судьбы путем изменения законодательства или налогов. Механизм саморегуляции обеспечивается сменой власти партий с несколько различающейся ориентацией, но расположенных только в пределах центра. (Зрительное сравнение: акробат на шаре или проволоке сохраняет равновесие незначительными отклонениями тела в ту или другую сторону. Сильное же его отклонение влечет выход из подвижного рав­новесия и переход в статическое равновесие - уже лежа на земле). Получается, что в демократических странах сам народ, приводя к власти ту или иную партию, реагирует на внешние обстоятельства и предохраняет свое государство от скатывания в диктатуру. Такое скатывание может идти по какой-то из двух ветвей. Когда верхние классы забирают львиную долю дохода, доводя другие слои населения до нищенства и озлобления, то неизбежны бунты, восстания, распространение идей всеобщего равенства и. как результат, скатывание по социалистической ветви. Капиталистическая ветвь скатывания вступает в дело, когда буксует антимонопольное законодательство и происходит перелив капитала в моно­полистические структуры из разоряю­щегося мелкого и среднего бизнеса.

Неустойчивость социализма - структуры, пытающейся совместить  абсолютную политическую власть с определенной толикой экономических свобод — доказана в истории очень недолгим веком НЭПа, трагической участью «социализма с человеческим лицом» по Дубчеку в Чехословакии или Сальвадору Альенде в Чили. Приводимый Вольским пример нынешнего Китая неубедителен - нет гарантии устойчивости китайского социализма. Следующий же правитель закрутит экономические гайки и вернет очередной маоизм, ибо неограниченная власть, как правило, не терпит рядом с собой даже минимума свободы. Площадь Танъаньмынь, это ясно доказала. (Исключения среди дик­таторов - типа Пиночета - только подтверждают неустойчивость социализма  как строя. Просто Пиночет крутанул  его не к коммунизму,  а в обратную сторону).

Неустойчивость системы монополистического капитала мы видим в так называемых «банановых республиках» разных континентов (южноамериканский путь экономики). Эти государства все время лихорадит — путчи, хунты, перевороты. Власть, принадлежащая небольшой группе собственников, оказывается шаткой. Причина этого органична для данной формации, так же, как и для социализма, ибо базируется в ее сущности — во вражде монополистов друг к другу. Отсюда непрекращающиеся попытки фашистских путчей, то успешных, то нет. Изредка путчи бывают и коммунистические. Примеры: Куба, некоторые африканские страны, Афганистан, а из сорвавшихся — Индонезия.

Две формации среднего пояса круга лишь на первый взгляд полярны друг другу. На самом деле у них большое сходство. Главное в том, что основные средства производства монополизированы и там, и там. Это определяет как низкие темпы экономического развития, так и общую бедность населения. Предмет гордости для таких стран (и, очевидно, продел экономических успехов) - это отсутствие голодающих, т. е. достижение народом стадии некоторой сытости. Мелкое и среднее предпринимательство как в одной формации, так и в другой повязано законами настолько, что конкуренции монополистам не создаст и страну не вытянет.

Присмотримся теперь к нашим действующим политическим силам. Нижний сегмент круга — это блок «Демократический выбор» плюс социал-демократическая партия, держащаяся особняком. Верхний сегмент, безусловно, национал-коммунисты «Фронта национального спасения». Весь средний пояс у нас в стране - поле деятельности «Гражданского союза», а точнее — его идеологического и организационного центра — партии «Обновление». Ну и, конечно, послушного им большинства Верховного Совета и съезда.

По программе и декларациям обновленцы — типичные социалисты. Вот и новый премьер Черномырдин — явный их ставленник - в первых же словах после избрания заявил, что прежде всего надо укрепить и поддержать тяжелую промышленность — вотчину госсобственности (ох, и наслушались мы того же самого от сталиных и брежневых!), а лавочников (понимай — мелкий бизнес) - поприжать. Все-таки действительно социализм, а не коммунизм - ведь поприжать, а не уничтожить.

Так что ж, идем в социализм? Вряд ли. Социализм, я полагаю, неустойчив не только по кольцу, но и в своем поясе. О том говорят все наши новые законы, касающиеся материальных ресурсов и сферы производства. Все они нацелены на переход государственной собственности в частную, но не рассредоточено по большому количеству собственников, а в монопольную собственность, сконцентрирован­ную в немногих руках. Конкретнее — в руках номенклатуры. <См. «Территорию» № 30, от 14.3.92. стр. 2). Но даже интуитивно ясно, что обновленцы помаленьку дрейфуют внутри среднего пояса слева направо и. соответственно, тянут всю страну на южноамериканский путь.

Реформы Гайдара здорово помешали им. Потому-то они и за торможение реформы (с лозунгами якобы заботы о народе), чтобы успеть перетащить в свои карманы побольше госсобственности. А на деле - чем больше будут заторможены эти реформы, том вернее мы окажемся в сообществе банановых республик (правда, без бананов).

Только успешное осуществление ре­форм может нам как-то помочь укротить аппетит номенклатуры и эволюционировать по нормальному демократическому пути. надеяться можно лишь на гайдаровскую команду, оставшуюся в правительстве и на поддерживающего их президента.
                                            *          *          *

Ну, а как же с центром? Где он? Насчет Запада все ясно — там, скорее, не кольцо, а система типа бычьих ро­гов, утончающихся кверху (к краям), с мощным теменем (центром) внизу. Нам про такую ситуацию - когда к жесткой власти тянется очень незначительная часть населения — пока только мечтать. Где же центр в наших условиях? У меня ответ только один — на кольце центра нет! А величают себя центром просто-напросто самоуверенные эгоцентристы, и не без цели обозвать своих противников крайними радикалами — навешивание этикеток всегда было основным методом, когда не хватает доводов

Б. ЛЕВИН,
депутат Магаданского областного Совета,

Схема автора.

----------------------------------------------------------------

Опубликовано в магаданской газете «Территория» №21 от  23.02.1993 г
Название статьи в газете, данное редакцией, более длинное и неудобоваримое:  «Не ищите центр на кольце. Его там нет и быть не может.»
Выставлена в блог 18.07.2010

Запись опубликована в рубрике Политический мир – его базовые понятия (Политология) с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *