Законы и мораль – в Торе и в мире

Законы и мораль – в Торе и в мире.

 Выставлена 11.07.2010

Существует три уровня регламентации поведения человека:
       а) приказные установления (гос. законодательство,  установки начальства  и др.),
       б) общественная мораль,
       в) внутренний нравственный кодекс
Ниже рассматриваются все три по их воздействию на индивида – и в светском мире и по Торе.

———————————

Для обычного человека первый и наиболее явно воспринимаемый пример закона – законы государства, устанавливаемые властью и требующие своего исполнения под страхом какого-то наказания. К этому же уровню относятся и законы более ограниченных сфер действия – корпоративные (учрежденческие) правила и т.д. Всех их роднит пара общих  признаков: они установлены свыше (властью, руководством, начальством) и для их исполнения должны иметься определенные инструменты понуждения (в государстве это суд, полиция и др.)

Однако, государственные законы в принципе не могут охватить всех сторон жизни гражданского общества этой страны. На эту функцию как раз и претендует более широкая группа различных установлений, называемая обычно общественной моралью. Так, к примеру, государственный закон не регламентирует ношение одежды, но вот  общественная мораль вполне явно регулирует эту сферу. И люди, как правило, подчиняются таким общественным законам даже в большей степени, чем государственным.  Лишь очень небольшое количество граждан способно на открытый вызов обществу, тогда как игнорирование государственных законов вполне распространено, если только  наказание  маловероятно или не слишком велико. Самый наглядный пример тому -  отношение к правилам дорожного или уличного движения.

Наконец, можно назвать еще более общий свод законов – нравственный кодекс человека. Это такой внутренний голос, действующий как направляющая или ограничивающая система даже тогда, когда не действует общественное мнение, например, внутри своей семьи или вообще в поведении человека самого по себе, вне досягаемости других глаз.

Т.е. от первого типа законов к третьему поле охвата сфер поведения личности  расширяется, хотя, конечно, уровни установки планок – что нельзя, а что надо – во всех трех типах могут быть очень различными, в зависимости от конкретных субъектов.

Исторически же последовательность становления этих трех  типов законов обратна вышеописанной. Именно так зафиксировано в Торе: изначально Б-г вдохнул нравственность в Адама, после этого дал ему же  вместе с Хавой (первое общество!) устные заповеди (т.е. общественную мораль), и только спустя много поколений образовались государства, в которых их правители стали устанавливать законы.

*          *           *

Итак, поведение как каждого конкретного человека, так и целых групп человечества регулируется тремя уровнями поведенческих установок:
1. внутренним нравственным кодексом,
2. неписанной, но всеми принимаемой общественной моралью,
3. государственными законами, спускаемыми в народ от власти (к этому же уровню можно отнести, к примеру, внутренние правила предприятий – хоть они писаны для более мелких групп, но сущность их, в принципе, такая же).

Указанная  последовательность развития этих трех типов поведенческих установок (по Торе) в принципе не отрицается и наукой, хотя содержание самих этапов она (наука) может видеть несколько по-другому. Тем не менее философы христианского (точнее бы сказать – христианско-атеистического) мира обратили внимание на внутренний нравственный кодекс человека позже всего. Первопроходцем среди них был, очевидно, Иммануил Кант, сказавший широко известную фразу: «Только две вещи поражают  мой разум: гармония звезд надо мной и нравственные устои внутри меня».

Но вот еврей любого времени, хоть три тысячи лет назад, хоть нынче (конечно, если это еврей по полному счету, а не только по записи в метрике) под этим высказыванием не подпишется.   Для него изначально ясно, что и гармония звездного неба, и нравственность человека – суть составные части общего мира, созданного по конкретному плану Единой силой, которой подвластно всё.  Всё – но за одним исключением, обусловленным тем, что эта же Единая сила сознательно наделила человека правом выбора. По этому поводу евреи говорят: «Все подвластно небесам, кроме страха перед ними». Отсюда, внутренний кодекс каждого человека с одной стороны должен базироваться на одинаковом для всех фундаменте, заложенном дыханием Б-га. А с другой – этот самый фундамент может в той или иной степени игнорироваться конкретным индивидом (иногда даже до полного от него отступления)  в силу именно той самой свободы выбора.

Тора прямо указывает человеку на то, каким должен быть его внутренний кодекс – каким он ожидается Высшей силой. В частности, это звучит в широко известном высказывании: «Люби ближнего своего как самого себя», которое р. Акива выделил из всех прочих заповедей, назвав «золотым правилом Торы».

Но Тора не останавливается на одних внутри-душевных указаниях (т.е. на внутреннем кодексе), она дает также четкие поведенческие  установки (общественную мораль), помогающие выстроить линию жизни, соответствующую заданному в ней же уровню нравственного кодекса. То есть, заповеди Торы – это те направляющие, по которым должен идти человек, что б не сбиться с тропы высокого нравственного уровня. Это, грубо говоря, такие подпорки, которые помогают человеку (еврею) преодолеть все ухабы и миновать все ловушки на жизненной тропе.

Об этом прямо говорили пророки – ни к чему подпорки заповедей (т.е. даже строжайшее  следование им), если человек по своему духу не соответствует Б-жественному плану,  не устремлен к небесам, ведет себя (опять же выражаясь современно) асоциально. Ну, например, если он обижает более слабых.

Но при этом они в принципе не отрицали, а даже подчеркивали необходимость следования заповедям, гневно укоряли евреев, сбивающихся с этого пути.

Христиане же заметно уклонились в другую сторону – превознеся на недосягаемую высоту именно дух (т.е. внутренний кодекс), и несколько принизив роль внешних поступков – мол, не так уж  важно, как человек себя ведет, насколько считается с установками и законами. В христианском мире, как правило, такие нарушения – вплоть до самых тяжких – без труда искупаются самым простым покаянием (исповедью).

Для еврея же  (уточним конкретней – иудея по вере) одно от другого оторвано быть не может. Это – как две ноги, равноправное действие которых  только и может привести к цели.

Ну и, наконец, государственные законы Торой не отрицаются. То есть не отрицается их необходимость (и даже важность) в существующем обществе.  Но при этом полагается, что в идеальном, гармоничном обществе необходимости в них не будет – по изначальному плану они не нужны. При достижении конечной цели этого плана общественная мораль вкупе с нравственным кодексом должны отвечать столь высокой планке, что надобность в государственности как таковой просто  отпадет. 

В то же время, ряд заповедей, особенно касающихся жизни в Земле Обетованной (например, законы о пользовании землей), явно затрагивает те сферы, которые сейчас относятся к области государственного устройства. Это происходит потому, что Тора дана в мир, еще очень далекий от задуманного идеала. Для приближения к нему от человека и требуется знание и соблюдение указанных законов.

*          *           *

Итак, Тора в своей законодательной части не уклоняется ни от одного из трех вышеописанных типов законов (поведенческих установок).

Пока же надо еще отметить, что не один только внутренний нравственный кодекс человека склонен к деградации без поддержки Б-жественными заповедями. Абсолютно та же закономерность может быть отмечена и для общественной морали, и для развития государственной организации, и даже в сфере межгосударственных отношений. Именно этому мы являемся сейчас непосредственными свидетелями – пожалуй, никогда еще в истории сказанное не проступало столь ярко, как в недавно прошедшем ХХ веке, да и нынче тоже.

В сфере общественных отношений чуть ли не главным тезисом  в жизни светского общества (по крайней мере, в известной мне не по слухам России) стал слоган: «А так все делают!».  Присвоит ли человек что-либо чужое, подорвет ли любовными похождениями какую-то семью, выбросит ли из своей жизни отца и мать или собственных детей – оправдание самого себя вышеприведенным образом уже наготове. И еще его развивают так: «Окажись они (обкраденные, брошенные и т.д.) на моем месте они бы поступили так же. Так лучше я их обойду вперёд». Вот так внутренний кодекс атеиста (а ранее, похоже, -  язычника) опирается на общественную мораль, и сам же ее формирует, развиваясь как раковая опухоль.  Потому и несостоятельны атеистические упования на грядущее «светлое будущее человечество …. на пути просвещенного светского (секулярного) гуманизма». ( см. здесь – http://berlev.info/?p=38 )

Оправдания аналогичные вышеуказанным служили, например, верную службу фашистам в расправах с мирным, но по ряду причин неугодным им, населением. Так же оправдывались сталинские палачи: «Если враг не сдается – его уничтожают» (т.е. если не мы – их, то они – нас), возводя это положение в ранг закона. И т.д. и т.п.

Здесь вот мы уже плавно перешли в область современных государственных законов, не собирающихся считаться ни с какими нормами морали, прежде всего при тоталитарных режимах. Когда, например, мать голодающего семейства за пару валяющихся (т.е. откровенно ничейных) колосков, подобранных ею на государственном поле отправлялась в лагеря по вполне законным (!) основаниям. Такие законы, по сути дела, опускали свой народ на уровень древних рабовладельческих государств – вполне нормальных для того,  языческого, мира. (см. законы Торы – тоже о колосках – здесь http://berlev.info/?p=9 )

Но только ли для тоталитарных режимов это характерно? Отнюдь нет. И вот в качестве примера откровенный цинизм Черчилля: «У Англии нет друзей, у Англии есть государственные интересы» – лозунг, оправдывающий какие угодно дела, по отношению к любым народам и странам,  лишь бы они шли на пользу этой старой доброй Англии. Чем же это гуманней уничтожения не сдающегося – хоть и невооруженного – «врага»? Именно на такой базе англичане силой препятствовали заселению евреями Эрец Исраэль – интересы Англии состояли в угождении арабским нефтяным шейхам, так что плевали они на установку по этому вопросу Лиги Наций, основанную на их же собственной «декларации Бальфура».  И мораль этого королевства их же безусловно оправдывала.

Даже сталинская депортация целых народов не появилась на пустом месте – пример для нее дала сверхдемократичная Америка, которая в самом начале Второй Мировой войны (для США изначально – с Японией) согнала в лагеря своих же американцев, только японского происхождения. А еще  до того – в Первую Мировую войну – депортировала своих евреев из приграничных районов царская Россия.

Так расцветает цинизм в политике, цинизм в государственном устройстве, цинизм в общественных отношениях и поведении личности. Цинизм – это громогласная (а не стыдливо-потаённая) постановка во главу угла своих шкурных интересов (личных ли, государственных ли – все одно) и открытое оправдание античеловеческих  действий и поступков  каким-то благом человечества же (страны, народа, семьи, себя любимого). И все это, похоже, является неизбежным злом при забвении Б-жественных принципов. То есть, снова возвращается, точнее – прямо воцаряется, возводится в культ, принцип, известный под названием «закон джунглей»  – мои желания, (мои интересы, мои потребности) превыше всего!

Небезынтересно, как всему этому противостоят положения Торы, например, прямо вменяющие в обязанность землевладельцу при жатве не подбирать упавшие колосья и не сжинать край поля, что бы оставленным могли воспользоваться бедные и неимущие. (см. здесь)  Подобные примеры можно множить и множить.

*         *         *

Тут как будто правомерен вопрос – только ли в современном мире фиксируются вышеуказанные негативы? Может, они вообще характерны для человечества? –  мол, с ними оно жило, живет, и будет продолжать жизнь! И нечего тут евреям лезть с какими-то своими заморочками из их Торы!

Действительно, если начать с  древнего – языческого – мира, то там однозначно котировался «закон джунглей» – сильный всегда прав. Право сильного на добычу, на завоевания других народов никем не подвергалось никакому сомнению – такое и в голову не могло прийти.   Но более поздние века в нашем (западном) мире все же были в основе своей религиозными, вплоть где-то до 18-го века. Христианство в определенной мере восприняло от иудаизма его основные моральные заповеди. И они в той или иной степени хоть как-то соблюдались. Даже завоевание колоний получали легитимную мотивировку несения света цивилизации диким народам. 

Нельзя, очевидно, сказать, что западный мир был близок к полной благости – безусловно, нет. (Впрочем, и еврейский мир тоже не всегда ею блистал; о том – прямые свидетельства Торы). Но, видимо, такого откровенного цинизма все-таки не было. Благородство, все ж, как-то котировалось. Например, есть свидетельства, что в эпоху крестовых походов все армии прекращали военные действия в святые дни всех трех религий – с пятницы по воскресенье включительно. Представимо ли такое в последние века? – когда господствует лозунг: «Победа любой ценой!» И вот наглядная современная иллюстрация: война Судного дня (арабо-еврейская война 1973 года), специально начатая явно вероломным образом,  в святой день у противника – т.е. евреев. Именно в самый святой день в году – в Йом-кипур, Судный день, когда в синагоги набиваются практически все евреи страны, даже совсем уж не религиозные в другие дни.

*          *           *

Человечество и до того вело завоевательные войны – и в очень большом количестве, и ранее уничтожение мирного населения (в т.ч. и евреев христианами) не было какой-то редкостью, но все ж это обычно проходило не под примитивными лозунгами шкурных интересов, а во имя каких-то идеологических целей, во всяком случае, так всегда заявлялось. Начало проявления цинизма в политике в явно постулируемом виде обычно связывается с именем Никколо Макиавелли и его политологического труда «Государь» (1512г), где автор отчетливо провозгласил право властителя воспользоваться ЛЮБЫМИ средствами, лишь бы они вели, по его мнению, «к народному благу» (причем, как и кем будет определяться это «благо» – остается, конечно, всегда за скобками).  Далее, какое-то время потребовалось на разгон и апробацию, и вот где-то через пару-тройку веков запущенные тогда идеи начали завоевывать мир.

При этом, правда, не стоит забывать, что политика и государственная деятельность – не самоопределяющи. Они производны от состояния общества, т.е. от общественной морали и, стало быть, от морали индивидов. Никакой Сталин или Гитлер не смог бы осуществить свои злодейства, если б общество не обожествило бы своего властителя и, соответственно, не было б согласно с любыми его аморальными указаниями. Политика правителя осуществляется руками граждан – согласных с ним и, более того, вознесших его. И, похоже, недаром Н. Макиавелли – предтеча указанного цинизма в политике – был еще и одним из первых известных борцов с «религиозным мракобесием». Для политического оправдания любых аморальных действий просто необходимо было уничтожить ту мораль, которая провозглашена в Священном Писании.

 ————————————

Написана в 2008 г. Использовалась при проведении занятий в йешиве «Махон Меир». Публикуется впервые.

 

Запись опубликована в рубрике Тора - общие вопросы с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *