Система геологии – общая взаимосвязь геологических наук

Краткое резюме. 
В данной статье на четких логических основах построена система взаимосвязи элементов (природных тел) разных уровней геологической организации – минерального, горно-породного, формационного, оболочечного. Этими построениями демонстрируется, что геология занимает свое место в ряду фундаментальных наук между химией и космологией (планетологией). Этот же ряд, с вводом в него некоторых дополнительных объектов, как бы перескакивающих через уровни, позволяет построить ясную систему взаимосвязи всех геологических дисциплин (наук). Такая общая взаимосвязь наук о Земле представлена здесь в виде таблицы, по своему построению сходной с таблицей элементов Менделеева. Продемонстрировано, что для последовательного и четкого ввода понятий геологии достаточно очень ограниченного числа первичных понятий, неопределяемых в рамках геологии и принимаемых как некоторая данность.  
————————————————————–  

 

Геологические науки выделяются, прежде всего, по объекту исследования. Поэтому, раньше, чем разбираться во взаимосвязях наук, следует построить иерархию этих объектов. Сделать это надо достаточно строго, ибо любая небольшая алогичность в фундаменте обязательно даст трещину во всем здании. К сожалению, геология грешит нечеткими и неясными определениями (Геология и математика, 1967), исключающими выявление и строгое обоснование соподчиненности ее объектов. Происходит это, видимо, потому, что неоправданно большое внимание уделяется генетической стороне дела. Проблемы генезиса вообще сложны, а в геологии еще имеют и специфические трудности, связанные с невозможностью наблюдения геологических процессов. Естественно, что решение генетических вопросов должно завершать серию научных исследований. У нас же обычным явлением оказывается прямо противоположный подход, когда в исходные, первичные определения закладываются генетические аспекты, почему-либо  кажущиеся автору определения, бесспорными.  Это и приводит к путанице в понятиях.    

 Если же подойти к геологии с позиции системного подхода (Косыгин, 1974), то правомерно ожидать, что все геологическое многообразие можно будет взаимно однозначно отобразить соответствующими моделями статических систем, т.е. реально существующих в данный момент времени  (конечно, с определенной точностью, возможной  для конкретного текущего момента исследований). И уже потом, на следующем этапе можно наращивать их разнообразными генетическими представлениями. Тогда споры о неизвестном происхождении будут вестись уже по надстройке, но не по статическому фундаменту.  В данной работе проведена попытка реализации именно этого подхода.    

Исходные понятия    

Для того чтобы строго ввести основные понятия статической геологии, надо принять некоторые первичные понятия. Такими исходными понятиями будут у нас парастерез (парагенез) и граница.      

Под парагенезом, как и обычно, здесь понимается объединение, сонахождение каких-либо элементов, их сообщество, совокупность и т. д. Но это не определение, а просто разъяснение, так как это понятие у нас первичное, неопределяемое. В таком смысле термин парагенез принимается, по-видимому, большинством геологов, но дословный перевод его, все же, означает «сопроисхождение», т.е. несет генетическую нагрузку.* Поэтому, чтобы избежать недоразумений, и остаться в рамках статической системы (т.е. материально наличествующей, а не надуманной) вместо термина парагенез, будем употреблять термин «парастерез» согласно рекомендации Геологического словаря (1973).    

При построении иерархии геологических объектов каждый следующий уровень будет определяться как парастерез элементов предыдущего уровня (или, в более привычном для геолога выражении, как их парагенез). Но нельзя говорить о парастерезе просто так, без указаний на определенные условия (принципы) объединения элементов. Нельзя их объединять, лишь бы объединять, независимо ни от чего. Всякий раз, говоря о парастерезе, необходимо указывать ограничивающие условия, иначе мы придем к расплывчатым и ничего не обозначающим сообществам, к хаосу сообществ, выделяемых чисто субъективно (Еганов, 1971; Мейен, 1974). Естественно, что такие принципы должны вводиться независимо от построений, сделанных на их основе.    

В предлагаемой нами иерархии геологических объектов принцип парастереза элементов для каждого уровня будет своим собственным, отличным от остальных. Но, несмотря на такое четкое различие критериев объединения на разных уровнях, можно указать и на нечто общее для всех них – все эти принципы будут базироваться на выявлении пространственных отношений элементов предыдущего уровня в исследуемом объекте (например, атомов в минерале), т. е. будут являться структурными характеристиками.    

Другое исходное понятие – граница – может быть определено (точнее, элиминировано) как совокупность точек, принадлежащих сразу объектам двух различных парастерезов, выделяемых по принципам одного уровня. Иными словами, граница проводится по области (поверхности, линии) изменения каких-то свойств, положенных в основу выделения парастерезов. Как пример можно привести граничную поверхность между соприкасающимися кристаллами, отличающимися друг от друга или характером кристаллических решеток (их типами симметрии, параметрами и т. д.), или, если решетки одинаковы (у двух однотипных кристаллов), различной ориентировкой их в пространстве. Говорить же о границе между объектами, принадлежащими разным уровням (например, между минералом и формацией), просто бессмысленно.    

Сформулированные здесь два первичные понятия — парастерез и граница – можно параллелизовать с логическими операциями объединения (и) и разъединения (или).    

В качестве исходной точки для построения вещественных характеристик объектов примем атом (молекулу). Это понятие также не определяется в рамках геологических наук, а берется из физики и химии. Итак, у нас есть «вещественное» понятие – атом, два «логических» понятия – парастерез и граница. Если учесть, что ряд структурных понятий (в виде принципа парастереза) будет вводиться на каждом уровне, то можно считать, что есть все исходные предпосылки для строгого и непротиворечивого построения иерархии геологических объектов.    

Иерархия геологических объектов    

Иерархии геологических объектов предлагались разными авторами (Косыгин и др., 1972; Вотах, 1973; Круть, 1973; Кутырев, 1973; Драгунов и др., 1974; и др.). Ниже предлагается вариант иерархии, существенно отличающийся от всех более ранних.    

 Каждый геологический объект имеет как бы две сущности, две стороны, соответствующие понятиям «вещество» и «тело». Тело отличается от вещества наличием границ. Вещество же является наполнителем для соответствующего тела. Отношение между ними является также и отношением между реальностью (телом) и абстракцией, идеализированным, описанием, моделью (веществом). В геологии соответствующие различия между телом и веществом выражаются, например, в употреблении терминов «абстрактная» и «конкретная» формации (Херасков, 1952). Сходная ситуация наблюдается при определении кристалла и минерала (Геологический словарь, 1973). Если кристалл определяется как геологическое тело, то в определениях минерала прослеживается идея о том, что он является определенным типом вещества. Правомерно, очевидно, распространить подобные представления на все ранги геологических объектов (уровни организации вещества).    

Итак, парастерезом атомов (молекул) является минерал. Принцип парастереза на этом уровне – заполнение атомами узлов кристаллической решетки, понятие о которой вводится геометрической кристаллографией. Естественно, что при таком ограничении аморфные вещества и жидкости не считаются минералами. Конкретные минеральные тела, обладающие границами, являются кристаллами.    

Парастерез кристаллов образует горную породу. В свою очередь, горная порода — наполнитель породного тела. Таким образом, песчаник – это горная порода, а пласт песчаника — породное тело. Принцип парастереза на этом уровне пока неясен.    

Надо отметить, что породных тел существует, в общем, три вида: осадочный слой (пласт, линза), магматическое тело и жила. Можно, по-видимому, указать структурные критерии их различия, но в настоящее время это разделение несет преимущественно генетическую нагрузку, т.е. основано на представлении об истории их происхождения. С точки зрения статической геологии более полезно разделить породные тела на два рода: стратифицированные и интрудированные. В первый из них, кроме нормально-осадочных пород, входят также туфы и лавы, а во втором могут быть представлены и первично-осадочные породы (диапиры, кластические дайки). Разделение их производится по характеру границ — у первых границы никогда не пересекают друг друга, у вторых могут (и даже должны) это делать. Парастерезом стратифицированных геологических тел является пачка, интрудированных — ассоциация.    

Из практики известно, что форма стратифицированных тел (пластов) четко коррелируется со структурой (симметрией) земного гравитационного поля (Дмитриев, Потапова, 1971). Естественно, что и принцип выделения парастерезов на данном уровне должен учитывать симметрию гравитационного поля. Поэтому для определения такого принципа введем понятие «выше — ниже». Определим его следующим образом.    

  1. Для каждого горизонтально лежащего пласта введем понятие почвы и кровли: почвой пласта назовем геометрическое место точек с наибольшим значением гравитационного потенциала, а кровлей, соответственно – с наименьшим.
  2. Из двух пластов, соприкасающихся своими большими сторонами, вышележащим называется тот, у которого местом контакта будет почва, а нижележащим – пласт, контактирующий своей кровлей.
  3. Принцип «выше — ниже» обладает свойством транзитивности: если «а» выше «б», а «б» выше «в», то «а» выше «в».
  4. Для двух пластов, непосредственно не контактирующих своими большими сторонами, отношение «выше — ниже» может быть определено только по цепочке пластов, согласно пункту 3. Если построение такой цепочки между исследуемыми пластами невозможно, то и определение отношения «выше — ниже» между ними исключается.

Этот принцип аналогичен закону Стено (покрывающий пласт моложе подстилающего) и отличается от него своим существенно статическим, морфологическим характером. Так же как по закону Стено можно выявить отношение «раньше – позже», но нельзя определить одновозрастность двух пластов (Геология и математика, 1967), так и здесь допускается определение «выше – ниже», но принципиально не определяется однопорядковость. Таким образом, объединение пластов в пачку производится по нормали к напластованию, исходя из принципа «выше — ниже». (Левин, 1980)   

Геологическими телами, имеющими границы и несущими свойства пачек, являются формации, которые отличаются от пачек конкретностью своего существования и признаны «конкретными» формациями (Херасков, 1952). Пока еще не ясен принцип объединения в ассоциации интрудированных тел. Ясно только, что в рамках статической геологии в качестве такого принципа не может быть принят генезис (Кузнецов, 1964).    

При переходе к следующему уровню иерархии встает вопрос: какой принцип положить в основу парагенеза формаций? Какие признаки выбрать в качестве существенных? При движении по этому трудному пути известна только «станция прибытия», так как конечным пунктом нашей иерархии предстает Земля, а предпоследним —  кристаллическая оболочка (земная кора) как непосредственный объект изучения геологических наук.    

Каким же образом возможен переход от формации к оболочке? Очевидно, через латеральные ряды формаций. Принципы объединения формаций в латеральные ряды вводятся палеонтологией — наукой, так же независимой от геологии, как и геометрическая кристаллография. При этом нам важны только конечные результаты этой науки, т. е. определенные комплексы фауны и флоры, называемые «синхронными», «одновременными» и т. д. Поскольку эта «одновременность» только вывод «из структурно-вещественных особенностей наблюдаемой нами части Земли с помощью некоторых неформальных предположений и гипотез» (Геология и математика, 1967), т. е. в общем-то чисто концептуальная модель, то мы можем смело заменить ее без вреда для существа дела каким-либо другим термином, например «однопорядковостью» или «одновстречаемостью» в разрезах. Иначе говоря, две формации, содержащие одинаковую фауну и флору или же различные комплексы окаменелостей, но такие, которые в других разрезах встречаются совместно, мы назовем однопорядковыми (принцип единства комплексов ископаемых — статический аналог закона Смита). А словом биот назовем всю совокупность (по всему земному шару) однопорядковых формаций.    

С хронологической точки зрения такой биот охватывает все области осадконакопления в каждый данный момент времени и отвечает одной определенной стратиграфической единице. В статических построениях он отбивает определенный уровень в осадочной оболочке Земли. Эта оболочка, таким образом, есть объединение биотов. По аналогии с парастерезами других уровней (молекулой, горной породой, пачкой пластов) биот не имеет собственных границ. Поэтому биотом могут называться отложения с единым комплексом биоса любых таксономии (по стратиграфической шкале биотом можно называть отложения и яруса, и отдела, и системы, и группы). Оболочка же, наоборот, имеет четкие границы, соответствующие подошвам самых нижних и кровлям самых верхних осадочных образований.    

В идеальном варианте с таблицей комплексов фаун надо взаимно однозначно сопоставить таблицы значений абсолютного возраста, палеомагнитных характеристик и т. д., для того, чтобы все образования, включая немые толщи, ассоциации интрудированных тел и т. д., находили свое четкое место в определенном биоте. Возможно, что такой «уровень» с комплексной характеристикой надо будет назвать не биотом, а как-нибудь иначе, но это уже вопрос выбора номенклатуры.    

Наконец, парастерезом оболочек является сама Земля.    

Построенная иерархия не всеобъемлюща. Целые классы объектов, выделенных под общим названием «диспергиты» (Поспелов, 1972), не укладываются в нее. При ближайшем рассмотрении диспергиты оказываются объектами, перескакивающими через один или несколько уровней. Так, аморфные вещества (опал, стекла), не образуя минералов в том смысле, какой придается этому понятию здесь, слагают непосредственно горные породы, являясь наполнителями для породных тел (жилы, лавовые поля и т.д.). Можно сказать, что они перескакивают сразу же с атомного (молекулярного) уровня на породный. Аналогичным образом ведут себя жидкости и газы (вода, нефть). Они, по-видимому, перескакивают сразу же через два уровня, переходя непосредственно с молекулярного на уровень пачек-формаций.    

О вещественном состоянии глубинных уровней Земли мы пока почти ничего не знаем. Вполне логично, вслед за Г. Л. Поспеловым (1972), предположить, что там могут отсутствовать все привычные нам состояния вещества, т. е., что вещество там перескакивает с атомного уровня (или даже непосредственно с ядерного (Капустинский, 1956) на оболочечный. Иначе говоря, молекулы, атомы или ядра атомов непосредственно слагают оболочки, минуя все промежуточные структурные уровни.    

С геологической точки зрения может казаться, что эти объекты, перескакивающие через уровни, исключение из общего правила. Но если взять мир в более общем плане, то придется признать, что, скорее наоборот, наши привычные геологические объекты, выстраивающиеся в описанный иерархический ряд, составляют исчезающе малую долю от «перескакивающих». В самом деле, масса планет и астероидов просто ничтожна по сравнению со всем остальным веществом, включающим звезды, пыль, газ, радиацию и т. д. Но это не избавляет нас от реальной необходимости изучать все то, что мы топчем ногами.    

  Иерархия геологических наук    

Собственно геологические науки можно разделить на уровни, соответствующие определенным элементам, и на вертикальные ряды по их степени абстрагированности (см. таблицу). В первом столбце находятся «структурные» науки, т. е. науки, абстрагирующиеся от вещественного содержания геологических объектов. Все они как бы продолжение и развитие вводных (негеологических) наук в пределах геологии.     

Структуры геологических объектов и иерархия геологических наук.
(в штриховые рамки взяты научные направления, пока не выделившиеся из общего объема соответствующей синтезирующей науки и, соотвественно, на данный момент не имеющие собственных названий)

На минеральном уровне как структурные науки появляются физическая и химическая кристаллография. На породном уровне в этом столбце, как и во вводных науках, остается пустое место. Собственно структуры горных по род изучаются в рамках петрографии, но эта наука занимается не только и не столько структурами, сколько вещественным составом. Поэтому она находится у нас в другом столбце. Когда будет четко сформулирован структурный принцип парастереза минералов, тогда наука о структурах горных пород вычленится из петрографии как вполне самостоятельная дисциплина.

На уровне пачек-формаций соответствующую структурную науку можно назвать литостратиграфией. Она занимается выявлением отношения «выше — ниже» в конкретных геологических образованиях. В общем случае при горизонтальных залеганиях основанием для выявления этого отношения служит сформулированный выше принцип. При крутом и вертикальном залегании (и в частных случаях пологого и горизонтального залеганий) это отношение определяется по ряду морфологических критериев, которые в свою очередь выявляются опытным путем или статистически. Подчеркнем еще раз, что литостратиграфия — наука структурная, т. е. абстрагирующаяся от вещества. Если она и интересуется составом пластов, то только с определенной целью — выявления их структуры, т. е. отношения «верх — низ». Например, использование с этой целью гранулометрического и переменного химического состава пластов в ритмически построенных сериях.    

На уровне биота структурной наукой становится стратиграфия (или биостратиграфия — в отличие от литостратиграфии). Палеонтология как наука, независимая от геологии, дает критерий объединения формаций в латеральный ряд (биот), но не может сама дать возможность объединения биотов в оболочку. Попросту говоря, мы не можем, имея, например, трилобит и аммонит, априори сказать, что должно залегать выше, а что ниже. Для решения этого вопроса надо комплексы фаун (палеомагнитных характеристик и т. д.) расположить в ряд «выше — ниже», пользуясь аналогичным принципом, введенным ранее для уровня пачка — формация. Именно этим и занимается стратиграфия, проводя, таким образом, корреляцию разрезов. Иначе говоря, сущность стратиграфии — объединение принципа «выше — ниже» (литостратиграфия) и принципа единства комплексов ископаемых (палеонтология) в единую систему.    

Следующий столбец таблицы объединяет методические науки, точнее, не столько науки, сколько методики распознавания, диагностики. Они базируются частью на структурных науках, частью на определении вещественного состава, т.е. когда используют науки следующего столбца (синтезирующие), но предыдущего уровня. Так, методики диагностики минералов (спектральный, термический, рентгеноскопический и другие анализы) основаны на изучении теми или иными методами их структуры или химизма.    

На уровне горных пород методическими науками являются петрография и минераграфия (для руд), а также петрохимия. На уровне пачек — формаций такой наукой будет формационный анализ. На уровне биота вопрос о методической науке остается открытым. Если говорить о структурной диагностике, то ее роль выполняет сама стратиграфия. Говорить же о вещественной диагностике пока не приходится, так как не сформулирована ещё синтезирующая наука предыдущего цикла, т. е. наука о формациях. Только она может дать материал для вещественного определения биота. Вообще говоря; это, по-видимому, возможно хотя бы частично, если полагать, что развитие Земли идет поступательно (или циклично-поступательно). Если сделать экскурс в историческую геологию, то можно указать на такие формации, как джеспилиты, мел и некоторые другие, указывающие на возможность вещественного определения биота.    

Третий столбец составляют науки, синтезирующие весь материал на данном уровне. На уровне минерала — это минералогия. На уровне геологических тел — петрология, литология и рудология**. Как уже указывалось, разделяются эти три науки в основном по генетическим признакам объектов исследования, в статической системе их следовало бы объединить в одну науку (назвав ее, например, «каменологией»).    

Формационный анализ у нас пока еще находится на начальном этапе развития, поэтому синтезирующей науки на уровне формаций (так сказать, «формациологии») нет. В будущем, безусловно, должна быть сформулирована наука, задача которой — всестороннее комплексное изучение отдельных формаций и их типов.    

На уровне оболочки синтезирующей наукой является геотектоника. Геотектоника отдельного региона называется просто тектоникой и является такой же составной частью геотектоники, как, скажем, минералогия галоидов – часть общей минералогии,  или петрология – часть .«каменологии». И последнее в этом столбце – изучение Земли – относится к планетарной геологии.    

Таким образом, получается дерево соподчиненности наук, где на входе находится, с одной стороны, химия, а с другой – геометрическая кристаллография, термодинамика (?), теория гравитации (принцип «выше — ниже») и палеонтология (палеомагнетизм, радиология), т. е. все независимые от геологии науки.    

В каждом цикле прослеживается «нисходящая» линия от негеологической (вводной) науки через структурную науку, далее через методику диагностики к обобщающей, синтезирующей науке данного уровня. Первый ввод на каждый уровень идет от негеологической  науки, второй — от обобщающей науки предыдущего уровня.    

Цикл геологических наук на этом не кончается. Как указывалось, существует еще класс объектов, не .подчиняющийся приведенной иерархии, – класс диспергитов. Один из уровней этого класса — жидкости и газы — изучается такими науками, как гидрогеология и геология нефти и газа. Нет сомнения, что если бы гели и аморфные вещества, слагающие горные породы (лавы, стекла), были так же необходимы человеку, как вода и нефть, то они изучались бы отдельной наукой. Третий уровень этого класса — глубинные вещества — не является объектом специальной науки, видимо, потому, что мы попросту пока не можем до них добраться. Надо помнить, что глубинные диспергиты — это, очевидно, более распространенное состояние вещества, чем наш дробный ряд от молекулы до оболочки, характерный только для тонкой поверхностной части Земли и других планет.    

 Кроме того, в процессе человеческой деятельности выяснилось, что вне зависимости от диспергитов, даже при изучении нормального класса объектов (элементов), оказывается полезным для ряда задач «перепрыгивать» через уровни. Так, наука петрохимия абстрагируется от понятия «минерал», занимаясь, таким образом, изучением распределения атомов непосредственно в горных породах. Петрохимия — еще один дополнительный ввод информации на уровень петрологии, идущий непосредственно от химии.    

Совершенно аналогично этому геохимия, «перескакивающая» сразу через три уровня, является методической наукой на уровне геотектоники с вводом непосредственно от химии. Но тем не менее она не может заменить собой пока отсутствующую методическую науку этого уровня, которая должна иметь ввод от «формациологии».    

И, наконец, по общей ситуации можно полагать необходимость методической науки на уровне формации, так же как петрохимия и геохимия, имеющей ввод непосредственно от химии. Условно ее можно пока называть «формациохимия». В настоящее время эта наука существует, так сказать, в неявном виде в рамках геохимии. Она не определилась еще в самостоятельную дисциплину, потому что не сформулирована синтезирующая наука на уровне формации, для которой «формациохимия» наряду с формационным анализом должна быть исходной.    

Еще один вопрос из области взаимоотношения наук, требующий разрешения, – это место в данной системе структурной геологии. Согласно «Геологическому словарю» (1973) и многим авторам соответствующих курсов, структурная геология изучает: 1) форму залегания горных пород (т. е. форму породных тел и их взаимоотношения), 2) тектонические нарушения (складчатые, разрывные, магматогенные). В приводимой иерархии первый вопрос (формы породных тел) подлежит ведению «каменологии» и тесно связанному с ней формационному анализу (взаимоотношение породных тел), или литостратиграфии. Второй же пункт — изучение пликативных, дизъюнктивных и инъективных деформаций — требует особого подхода. Для него выделяется специальный столбец, где будут фигурировать науки, рассматривающие отклонения от вводимых нами принципов парастереза (или, говоря с генетических позиций, изучающие нарушения первичной структуры).    

Такие науки, или предпосылки для них, можно найти на всех уровнях. На минеральном уровне это разделы физики твердого тела (и генетической минералогии), изучающие диффузию в кристаллах и нарушения кристаллической решетки. На породном уровне это структурная петрология (микроструктурный анализ), объект которой — тектониты.    

Структурная геология в таком объеме, в котором мы обычно ее понимаем, является соответствующей наукой на уровне пачка – формация. На уровне биот — оболочка тоже должна существовать подобная наука («структурная тектоника») с объектами изучения региональных и глобальных масштабов (глубинные разломы, зоны Бениоффа и т. д.).    

Заключение    

Итак, можно полагать, что для строгого построения статической геологии в виде последовательности структурных уровней ее объектов совершенно необходимо четкое выделение двух параллельных рядов: вещества и конкретных тел. Конкретные объекты, объединение (парастерез) которых приводит на следующий уровень, – это элементы (кристалл, породное тело и т. д.). Каждому из этих элементов соответствует определенный член ряда вещества (минерал, горная порода и т. д.), выступающий «наполнителем» или, иначе, абстрактной моделью соответствующего элемента. Именно вещество и есть парастерез элементов предыдущего уровня.    

При таком подходе оказывается, что для последовательного логического построения статической системы достаточно очень небольшого числа исходных предпосылок (или первичных понятий). В качестве таких понятий можно выбрать следующие: 1) атом, 2) парастерез (парагенез), 3) граница как область контакта двух парастерезов и, наконец, четыре принципа (условия) парастерезов, вводимых по одному на каждом структурном уровне.    

Таким образом, иерархия геологических объектов покоится на двух китах: веществе, которое ведет свою «родословную» от атома, и структуре, ибо принципы парастерезов не что иное, как структурные взаимоотношения элементов предыдущего уровня. Именно то, что для перехода от одного уровня на другой во всех случаях используются структурные критерии, т. е. модели взаимоотношения элементов исходного уровня, и будет связующим стержнем всего построения. Но естественно, что эти структурные критерии различны на разных уровнях, ибо и сами элементы последних резко отличаются друг от друга.    

Интересно указать еще на ясно вырисовывающуюся последовательность пространственных состояний элементов. В атоме, по-видимому, единственными силами, обусловливающими его пространственное состояние, являются внутренние, и поэтому его пространство сугубо индивидуально. В кристаллах уже заметно влияние внешнего (для них) гравитационного поля Земли (Шафрановский, 1968), но структуру и форму их обеспечивают все-таки явно преобладающие внутренние силы кристаллической решетки. В породных телах, в их структуре и форме, отчетливо видно преобладающее влияние гравитационного поля над внутренними силами (Дмитриев, Потапов, 1971), так что можно говорить, что здесь уже земное пространство преобладает над внутренним. Еще более это проявляется в формациях, и, наконец, оболочки, выступая непосредственной составной частью земного гравитационного пространства, полностью подчиняются его симметрии. Таким образом, начав с объекта, формирующегося почти исключительно своими внутренними силами — атома, мы через ряд промежуточных элементов приходим к Земле, как к планете, т. е. к объекту, обладающему своим собственным пространством, иначе говоря, сформированному почти полностью силами, созданными им же самим (по сути дела приходим снова к такому же типу, как атом).    

И, наконец, вывод о самостоятельности статической геологии. Неоднократно уже высказывались мысли о том, что внешней, независимой временной шкалы в геологии не существует (Мейен, 1974), или, во всяком случае, в настоящее время она неизвестна. В этом конкретное отличие геологии от истории. А раз так, то все наши представления о времени и временной последовательности мы черпаем из той же геологической «летописи», т. е. принципиально не выходим за рамки статической геологии. Все, абсолютно все временные построения основаны на взаимоотношениях геологических объектов и вводятся с помощью довольно большого ряда положений (постулатов): кроющий пласт моложе подстилающего, тело с рвущими контактами моложе вмещающих пород и т.д. Таким образом, все, что мы выражаем через временные отношения, может быть описано в терминах статической геологии.    

Сказанное отнюдь не означает призыва к изгнанию всех временнЫх выражений из геологии. Мозг человеческий устроен, видимо, так, что мы больше информации можем запомнить, лучше ее переварить и плодотворнее осмыслить, если будем пользоваться привычным для нас представлением о течении времени, чем оперировать многочисленными и громоздкими статическими конструкциями. Кроме того, введение понятия времени значительно сокращает объем необходимых выражений. Но, пользуясь этим понятием, надо всегда помнить, что более строгим и точным (хотя и более длинным) будет высказывание, выдержанное в рамках статической геологии. Впрочем, в обычной геологической практике именно такой подход и практикуется. Например, мы можем широко употреблять выражение «юрские граниты» в том смысле, что гранитные тела были внедрены в юрском периоде. Именно так мы и будем поняты собеседником. Но если тот потребует доказательств, то придется сказать о гранитных батолитах, секущих толщу алевритов с фауной (следует перечисление верхнетриасовых ископаемых остатков) и перекрытых лавами, содержащими нижнемеловую флору (следует ее список). Длинно, но зато доказательно, и, что самое интересное, все только в терминах статической геологии (если быть точным, то надо говорить не о верхнетриасовой или нижнемеловой фауне, а о фауне, соответствующей определенным стратотипическим разрезам).    

Итак, всю хронологию можно вывести и описать в рамках статической геологии. Сложнее дело обстоит с генетическими представлениями. Здесь мы должны вводить понятие о процессах (их направлении, скорости, исходном и конечном состоянии, действующих силах и т. д.) и выходить за рамки статической геологии. Здесь, уже принципиально, соответствие объекта и моделей будет одно-многозначным. Возможно, этим и объясняется то, что практически о каждой генетической проблеме существует масса точек зрения, чаще всего взаимоисключающих. Достаточно вспомнить такие вопросы, как происхождение нефти, проблемы тектогенеза и даже наличие великих оледенений в столь близкий к нам четвертичный период. Сейчас, по-видимому, трудно сказать, смогут ли когда-нибудь быть решенными все сложные генетические вопросы. Пока же успехи геологии надо связывать, по-видимому, с решениями статических задач.    

———————————————–    

Примечания.    

 *Исследователи-петрологи вслед за Д.С.Коржинским для усиления генетической нагрузки, т.е. для существенного упора на генетическую сущность термина (в смысле обозначения им именно совместного,  химически–равновесного сопроисхождения минералов) употребляют более латинизированный термин «парагенезис». Но в обще-геологической литературе, по-видимому, различия между парагенезом и парагенезисом не проводится. Поэтому, для подчеркивания здесь абстрагированности от каких-либо генетических представлений и принимается термин «парастерез».    

**«Рудологией» здесь, ввиду отсутствия соответствующего термина  названа дисциплина, изучающая рудные, преимущественно жильные образования, не охватываемые петрологией и литологией. Применение для этих целей существующего термина "металлогения" в рамках статической системы не желательно, ввиду его явной генетической направленности.    

——————————————————    

ЛИТЕРАТУРА,    

Вотах О. А. Принципы тектонического районирования по возрасту главной складчатости, глобальная тектоника и основы общей теории строения 3емли. «Геол. и геофиз.», 1973, .№9, с. 5-11.
Геологический словарь. М., «Недра», 1973, т. 1, 486 с., т. 2, 456 с.
Геология и математика. Новосибирск, «Наука», 1967, 248 с.
Дмитриев Г. А., Потапова М. С. Учение о симметрии как общий метод познания закономерностей развития Земли.  В кн.: Пути познания Земли. М., «Наука», 1971, с. 153-171.
Драгунов В. И., Айнемер А. И., Васильев В. И. Основы анализа осадочных формаций. Л., «Недра», 1974, 159 с.              
Еганов Э. А. О выделении объектов исследования в геологии. В кн.: Пути познания Земли. М., «Наука», 1971, с. 263—272.
Капустинскцй А. Ф. К теории Земли. В кн.: Вопросы геохимии и минералогии. М., Изд-во АН СССР, 1956, с. 37—71.
Косыгин Ю. А. Основы тектоники. М., «Недра», 1974, 215 с.
Косыгин Ю. А., Вотах О. А., Соловьев В. А., Черкасов Р. Ф. Иерархия геологических объектов и тектоника. «ДАН», т. 207, 1972, №2, с. 411—414.
Круть И. В. Исследование оснований теоретической геологии. М., «Наука», 1973, 207 с.
Кузнецов Ю. А. Главные типы магматических формаций. М., «Недра», 1964, 384 с.
Кутырев Э. И. Планетарная металлогения в свете палеореконструкций. В кн.: Металлогения и новая глобальная тектоника. Л., 1973, с. 45—50.
.
Левин Б.С. О статической стратиграфии. В сб. «Экосистемы в стратиграфии. Материалы Всесоюзного совещания. Владивосток, октябрь 1978 г.» Владивосток,1980. Стр.68-72.
Мейен С. В. Понятия «естественность» и «одновременность» в стратиграфии. «Изв. АН СССР, сер. геол.», 1974, №6, с. 79—90.
Поспелов Г. Л. Диспергиты и автодиспергация, как важная проблема физики лито-, петро- и тектогенеза.— «Геология и геофизика», 1972, № 12, с. 53—73.
Херасков Н. П. Геологические формации (опыт определения). — «Бюл. МОИП, отд. геол.», 1952, № 5 (также в кн.: Избранные труды. М., «Наука», 1967, с. 12—32).
Шафрановский И. И. Лекции по кристалломорфологии. — «Высшая школа». М., 1968, 173 с.    

====================================    

Статья была опубликована под названием «Статическая геология и соотношения геологических наук»  в сборнике «Принципы тектонического анализа».  Владивосток, ДВНЦ АН СССР, 1977    

Дополнение к данной публикации.    

В тегах (метках) к данной работе среди прочих проставлен "структурализм", хотя в ней самой  этот  термин изначально  не фигурировал. Тем не менее,  общий подход к решению геологических задач, использованный в этой работе,  вполне аналогичен комплексу методов лингвистики, антропологии и некоторых других дисциплин, известному под этим названием  - структурализм .  Так же как и там, здесь в основу изучения кладутся конкретные,  существующие именно сейчас проявления –  тела и структуры, т.е. то, что поддается прямому непосредственному наблюдению и вытекающим из этих наблюдений классификациям.  Хронологические,  исторические построения при этом переводятся в надстройку, но никак не закладываются в изначальную понятийную базу.     

В подтверждение этому можно сослаться, например, на ресурс «Онлайн Энциклопедия Кругосвет», где в соответствующем разделе сказано: Отцом структурализма обычно считается Ф. де Соссюр (1857–1913), основоположник современной лингвистики. ….  В предшествующий период лингвистика уделяла основное внимание исторической эволюции элементов языка; Соссюр же настаивал на том, что синхронная, или синхроническая лингвистика – изучение языковой системы безотносительно ко времени – должна получить приоритет перед диахронической, или исторической лингвистикой. (смотреть здесь )    

В геологии же сходный подход впервые был сформулирован Ю.А.Косыгиным  и В.А.Соловьевым  в статье   «Статические, динамические и ретроспективные системы в геологических исследованиях»  (Известия АН СССР, серия геологическая, 1969, №6, стр. 9-17)    

 

Запись опубликована в рубрике Методология геологии и в целом - естествознания с метками , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *