Архей Омолонского массива

Аннотация.

В статье приводится и обосновывается разными методами выделение в фундаменте Омолонского массива двух структурно-формационных зон, одна из которых подразделяется на две серии, и далее на свиты (толщи) и подсвиты, а другая – на комплексы. Серии характеризуются разными уровнями метаморфизма и обе имеют циклическое строение – с уменьшением снизу вверх кол-ва основных пород и резким увеличением глиноземистых.  В этой зоне со стратиграфическим расчленением отчетливо вырисовываются  три купола и две синклинальные зоны между ними, с простиранием главной из них ЮЮЗ-ССВ. В другой зоне общие структуры контролируются дешифрируемыми кольцевыми тектоническими структурами и осями магнитных аномалий. Некоторая преамбула к теме статьи.

Омолонский архей, выделенный и оконтуренный еще в 30-х годах прошедшего века, затем чуть ли не на полвека как-то замерз в продвижении своего изучения. Даже в 70-х отмечалось, что внутренняя его структура остается практически неизвестной (3)

В начале 70-х автор данной статьи приступил к его изучению практически с нулевого уровня – опереться можно было лишь на обозначенные границы его выходов да отрывочные описания немногих пород из них (популярное изложение – с чего, как, и по каким поводам все это началось – см. «Как Омолонский массив стал типовой структурой» ). В результате же работ была создана схема внутреннего строения фундамента, отраженная уже в 1974-ом году в первых, еще тезисных, печатных работах (6,7), а затем – в 1975-м – в первой большой статье (8) и отдельном отчете (15)

Продолжение исследований автора в этой области наступило в середине 80-х, когда понадобилась легенда к Госгеолкарте-50 и, как выяснилось, каких-то новых открытий в этом вопросе за прошедшее время не случилось. Этот второй этап дал возможность подтвердить и уточнить, а так же значительно детализировать и развить предыдущую схему. Разработанная легенда была утверждена и принята к практическому использованию для геокартирования в м-бе 1:50000.

К нынешнему времени обнаружилось, что за прошедший период – с рубежа 80-90-х и посейчас – по вопросу внутренней структуры архейского фундамента Омолонского массива ничего нового или, хотя бы, дополнительного так и не сказано, что нынешние исследователи архея предпочитают какие-то другие направления, игнорирующие кропотливое изучение геологических структур. Это отчетливо демонстрируется достаточно недавно созданной геологической картой территории, включающей Омолонский массив, м-ба 1:200000.

Поэтому представляется полезным использовать нынешнюю всеохватность сетевой информации и опубликовать здесь основательно подзабытые, но не потерявшие актуальность и действенность, результаты тех исследований, тем более, что многое из них труднодоступно, т.к. обнародовано только в машинописных отчетах. А кое-какие материалы, на взгляд автора – важные и интересные, вообще так и не были опубликованы.

Здесь и сейчас предлагается к вниманию как бы базовая статья о структуре и веществе объекта исследования. За ней предполагаются публикации здесь же по отдельным, конкретным вопросам исследования этого объекта – в канве уже описанной тут структуры. А в качестве предварительной, вводной статьи можно предложить статью этого же блога «Классификация регионально-метаморфических пород»

Разработка легенд в геологии обычно обостряет споры о базисных основах этой науки, в частности, например, известны острые дискуссии по концептуальным вопросам стратиграфии, по ее шкалам времени, а именно: сколько таковых шкал лежит в ее основе – одна главная, две главных и равноправных, или же вообще множество равных. Думается, что излагаемый здесь материал дает серьезную основу для проработки вопроса об основных понятиях и принципах геологии. В некоторой степени вопрос о принципах и основах геологической науки затронут уже здесь, но целенаправленно и основательно к нему следует обратиться после изложения всего фактического материала. Это – на каких-то следующих этапах, а пока – о конкретном объекте, о фундаменте Омолонского массива.

————————————-

Общее (обобщенное) оглавление

Сокращенные обозначения:
(З-А) – Закоронно-Ауланджинская зона, или восточная ;  (В-О). – Верхне-Омолонская зона, или западная ;  (А-в) – Ауланджинский выступ;  (З-в) – Закоронный выступ;  (з-с) – золотогорская серия;  (п-с) – приискательская серия

I ….Вступление (География.  Выделение  структурных зон.)
II …Восточная зона – Закоронно-Ауланджинская
II-1……(З-А) Общее описание – сходство и различие двух выступов
II-2…… (З-А) Стратиграфия,  вещественный состав,  метаморфизм.
II-2-1……….. Ауланджинский выступ (З-А)
II-2-2……….. Закоронный выступ (З-А)
II-2-3 ……….. Корреляция разрезов в выступах и цикличность (З-А)
II-3…… Структура Закоронно-Ауланджинской зоны (Восточной)
III …Западная зона -  Верхне-Омолонская
III-1….. (В-О) Общее описание.
III-2 …..(В-О) Геологические подразделения, вещественный состав, метаморфизм.
III-2-1 ……….Метаморфические комплексы (В-О).
III-2-2………. Постметаморфический магматизм (В-О).
III-3 …..Структура Верхне-Омолонской  (Западной) зоны.
III-3-1………. Общее строение (В-О).
III-3-2 ……….Внутренняя структура комплексов (В-О)
III-4 …..Возможная история становления Верхне-Омолонской  зоны.
IV Общая корреляция разрезов и событий
IV-1 …..О принципах корреляции
IV-2….. Непосредственная корреляция и привязка к общегеологической шкале.

============================================

I.     Вступление (География.  Выделение  структурных зон.)

Кристаллическое основание Омолонского массива наиболее заметно обнажается в его южной части – в бассейне верхнего течения р. Омолон (Магаданская обл.). (см. рис.1.) Здесь, на участке, протяженностью порядка 140 км и с поперечником в 70 км, выходит более двух десятков выступов этого основания разного размера (наибольшие из них порядка 300 кв.км) с суммарной площадью всех их где-то до 2000 кв.км.

Кроме этого  района   имеется еще три-четыре в общем небольших и далеко разнесенных друг от друга выступа в северо-западной части Омолонского массива.

В Южно-Омолонском районе выделяются две структурно-формационные зоны :  на востоке  – Закоронно-Ауланджинская  (в сокращении З-А)  и в западной части – Верхне-Омолонская (в сокращении В-О). Зоны кардинально отличаются друг от друга своим внутренним строением.  В восточной зоне (З-А) геологическая структура фундамента наиболее четко выявляется при его картировании методами стратиграфии, исходя из чего здесь и выделяются достаточно  дробные  стратиграфические подразделения – свиты и толщи. В западной зоне (В-О) детальное стратиграфическое расчленение фундамента оказалось в целом невозможным. Поэтому в ней применено расчленение на комплексы.

В Южно-Омолонском районе отмечены:  З-А – Закоронно-Ауланджинская зона,  В-О – Верхне-Омолонская зона;  Буквами обозначены выступы, которые автор детально исследовал: А – Ауланджинский;  З -  Закоронный;  Нд – Ноддиевский; Дж – Джелтинский; Н-О – Нючали-Ольдянинский; М – Маякский. (Единичными маршрутами были заходы и на некоторые  другие выступы).

—————————————————————–

II. Восточная зона – Закоронно-Ауланджинская

В этой зоне обнажаются два крупных выступа – Закоронный и Ауланджинский, и три-четыре мелких.  Типоморфной структурой здесь является Ауланджинский выступ, самый восточный из всех выходов дорифейского основания. Закоронный  выступ, расположенный немного западнее, вполне определенно коррелируется с Ауланджинским.  Хотя в его строении и начинают проявляться некоторые черты, свойственные западной структурной зоне, но лишь в начальной степени.

Условные обозначения: 1 -золотогорская серия;  2 – приискательская серия (а- гошинская свита, б – дождинская свита; в – евгеньевская свита); 3 – биотитовые гранитогнейсы (параавтохтонная интрузия); 4. – cубвулкан Орлинский  (а – гранодиориты, б – дациты). На этой карте не показано расчленение золотогорской серии (см. следующие карты – в разделах по конкретным выступам)

—————————————————————-

II-1. Общее описание – предварительное сравнение двух выступов (З-А)

Закоронный и Ауланджинский выступы сближены друг с другом (расстояние между ними в самом узком месте – 7 км) и составляют одну общую структуру, которая описана  далее, в соответствующем  разделе. Это положение в единой структуре, очевидно, и  определяет наличие в них определенного – и достаточно немалого – сходства

Черты их сходства
а) Оба составлены последовательностями хорошо картируемых толщ (свит), чем четко отличаются от всех  выступов западной зоны
б) Последовательности толщ (свит) в обоих выступах имеют сходную (однонаправленную) изменчивость по разрезу и хорошо коррелируют  друг с другом (исключение – одно выпадающее подразделение в разрезе Закоронного выступа).
в) Структурные рисунки обоих выступов объединяются в одну общую синклинальную структуру

Их отличия друг от друга:
а) Несколько повышенная карбонатность Закоронного выступа, при отсутствии таковой в Ауланджинском, что проявляется в первом из них следующим образом:  (1) В составе разреза имеется маломощная (300 м.) кальцифировая   толща, содержащая около 30% кальцифиров.   (2) В ряде других  стратиграфических подразделений присутствуют пачки или линзы  кальцифиров (1-2%  от общего объема толщ).   (3) В низах его разреза преобладают диопсидовые парагенезисы, тогда как в  Ауланджинском -  гиперстеновые (эти два пироксена химически различаются как раз этим: содержанием/отсутствием кальция).   (4) в акцессориях развиваются кальциевые минералы – сфен и кальцит.
б) В Ауланджинском выступе разрезы сложены в большой степени  дробно- и контрастно-переслаивающимися пачками, а в Закоронном разрезы свит (толщ) обычно достаточно монотонны (этим они несколько и приближаются  к комплексам западной зоны).
в) В Закоронном выступе  отсутствует аналог гошинской свиты — одного из наиболее пестрых по составу подразделений.
Несмотря на указанные отличия, все же черты сходства в составе пород и в последовательности стратиграфических подразделений двух этих выступов существенно сильнее, что и дает возможность достаточно надежно скоррелировать колонки этих двух районов.

Несмотря на указанные отличия, все же черты сходства в составе пород и в последовательности стратиграфических подразделений двух этих выступов существенно сильнее, что и дает возможность достаточно надежно скоррелировать колонки этих двух районов.

II.2. Стратиграфия,  вещественный состав,  метаморфизм (З-А) .

В стратиграфии этого района выделяется  две последовательные серии – золотогорская  и приискательская  (в сокращении, соответственно  з-с и п-с).   Обе они впервые выделены автором в 1979 г. (9) и тогда же была указана их основная определяющая характеристика – циклический характер,  сходный для них обеих и проявленный в характерной смене породного состава слагающих их толщ (по три на каждую серию). Позднее,  в 1986 г., в процессе работ автора по созданию легенды для Геологической карты 1:50000, место этих толщ заняли  конкретные свиты и посвиты, еще более подчеркнувшие общую цикличность и сходство разрезов обоих выступов. (12, 16, 17)

II.2.1. Ауланджинский выступ (З-А)

В Ауланджинском выступе (далее в сокращении А-в) золотогорская и приискательская серии однозначно и резко отличаются друг от друга по общему набору  пород и  уровнями своего метаморфизма,  и при этом они вместе слагают единую структуру антиклинального типа.  Непосредственного контакта между ними не зафиксировано,  так как по их границе, т.е. в зоне между ядром и крылом антиклинали, развиты биотитовые гранитогнейсы (см. в разделе «Магматизм»). По последовательности образования минералов в породах этих серий обрисовывается общая (сквозная) история их становления.

Цвета на карте не соответствуют нормативной раскраске геологических карт – тогда все подразделения должны бы быть в красных тонах.  Цвета подобраны так,  что б оттенить цикличность разреза, меняющуюся здесь от холодных тонов (синих, зеленых) в низах каждой серии до теплых тонов (красных, оранжевых) - в их верхах.

Условные обозначения: 1. чехол массива (рифей – антропоген). Приискательская серия (2 – 4): 2 – евгеньевская свита, 3 – дождинская свита, 4 – гошинская свита. Золотогорская серия (5-9): 5 – важенковская свита, 6 – гранатпириболитовая толща, 7 – верхне-анюткинская подсвита, 8 – средне-анюткинская подсвита, 9 – нижне-анюткинская подсвита. 10 – биотитовые гранитогнейсы. 11 – разломы (точки – они же под четвертичными отложениями).

———————————————————————–

II.2.1.1.      Золотогорская серия (А-в)

II.2.1.1.1.           Стратиграфия (з-с А-в)

В золотогорской серии выделяются следующие подразделения (снизу вверх): анюткинская свита, состоящая из трех подсвит, гранатпириболитовая толща, важенковская свита (*)

——————————————–
*Здесь и далее:  в ранге свит с собственным названием  выделяются  стратиграфические подразделения, для которых зафиксированы их границы с ниже- и вышележащими образованиями; для самой нижней и самой верхней свит в серии достаточно фиксации одной границы. В других случаях  подразделение выделяется в ранге толщи с ее петрографическим обозначением.
———————————————

Анюткинская свита представлена преимущественно пироксеновыми гнейсами – гиперстеновыми, двупироксеновыми, иногда диопсидовыми, а также двупироксеновыми сланцами (в нижней подсвите – до 25%, в двух вышележащих – по 5-10%) и глиноземистыми породами (в нижней подсвите – до 2%, в средней – 0, в верхней – 15-20%). В средней подсвите в небольшом количестве (0,5%) отмечаются ультрамафиты гарцбургитового, лерцолитового, иногда вебстеритового состава. В нижней подсвите – в ее средней части –присутствуют эклогитовые сланцы (0,2 %) и еще меньше ультрамафитов (порядка 0,05%)  (**). Еще более редки в свите кварц-гиперстен-гранатовые породы и гранат-гиперстеновые гнейсы (единичные, маломощные прослои и линзы. Достаточно широко отмечается диафторическое развитие биотита (повсеместно) и роговой обманки (в пироксеновых породах) вплоть до образования, существенно подчиненных количественно, биотитовых, биотит-амфиболовых. и амфиболовых гнейсов и очень редко – амфиболитов.

——————————————-
(**) Здесь и в других подразделениях взаимоотношение гипербазитов с вмещающими породами детально не изучалось. Они описываются в составе стратиграфического разреза, а не как магматические (т.е. внедренные позднее), прежде всего потому, что  выявляется их четкая приуроченность к определенным частям разреза. Структуры у них тоже больше тяготеют к гранобластовым. В силу отсутствия разработанной терминологии для метаморфических пород ультраосновного состава здесь к ним здесь  применены   названия из магматического раздела петрологии.
———————————————

Для свиты характерна полная идентичность одноименных пород по всему ее разрезу.  Отличия ее подсвит друг от друга фиксируются лишь по процентному составу в них сходных пород (указаны выше), но не по их качественной характеристике.

Подсвиты анюткинской свиты Мощность(м) Состав (%%)
Основные сланцы Пироксеновые гнейсы Глиноземистые породы
Верхняя >600 5-10 70-80 15-20
Средняя 630 5-10 90-95 0
Нижняя >1000 25 73 2

Табл. 1 – Породный состав анюткинской свиты по подсвитам.

Мощность анюткинской свиты в целом  не менее 2250 м

Гранатпириболитовая толща маломощна (порядка 300 м), прослежена на 4 км и далее выклинивается. Она состоит из эклогитоподобных пород, гранатовых амфиболитов, амфиболитов, амфиболовых гнейсов. Отмечено проявление слюдяного серпентинита (апооливинита).

Преобладающие здесь  эклогитоподобные породы (вместе с гранатовыми амфиболитами) заметно отличаются от основной массы остальных пород золотогорской серии повышенным  потенциалом кальция, что играет роль в дальнейшем – при корреляции разрезов.

Важенковская свита представлена почти исключительно глиноземистыми породами с редкими амфиболитами. Отмечен выход слюдяного серпентинита (шинелъ-флогопитового). Мощность свиты здесь не определена, вследствие ее выхода отдельными блоками с поперечниками, измеряемыми первыми сотнями метров, в элювиальных развалах в поле выходов биотитовых гранитогнейсов. (В Закоронном выступе ее мощность составляет порядка 800 м,)

В целом глиноземистые породы золотогорской серии представлены (в порядке убывания) гранатовыми и гранат-биотитовыми гнейсами, плагиогнейсами, кварцитами и сланцами, нередко с силлиманитом и/или  кордиеритом, с развивающимися по последнему изредка сапфирином и шпинелью. Эти породы (и из них прежде всего – наиболее распространенные) полностью  аналогичны таким же породам из глиноземистых прослоев в анюткинской свите.

II.2.1.1.2.           Метаморфизм  (з-с А-в)

Прогрессивный метаморфизм золотогорской серии (А-в)

Определяющим для серии (конкретней,  для  анюткинской свиты) является постоянный парагенез  гиперстена с калишпатом в гнейсах, а иногда даже и в сланцах, что идентифицирует ее  метаморфизм в условиях пироксен-гранулитовой субфации гранулитовой фации, в ее самой нижней части,  у границы с эклогитовой фацией. Такой парагенез свидетельствует о температурах метаморфизма порядка 850° (4).   То же подтверждается и анализом парагенетических ассоциаций глиноземистых пород, по которым устанавливаются параметры метаморфизма: р = 9,5 кбар, Т = 800°С, что соответствует высокобарической  части гранат-кордиеритовой фации (17).

Регрессивный метаморфизм золотогорской серии (А-в)

Наложенный метаморфизм проявлен здесь в развитии биотита и роговой обманки, что определяется по отмечаемому в шлифах проявлению ксеноморфизма их индивидов, и, наоборот, по секущим их контактам при обрезании  ими пироксеновых зерен, а также по иногда наблюдаемому в образцах и шлифах  новообразованию роговой обманки вдоль секущих трещин и распространению ее от них в основную ткань породы. Эти наложенные процессы амфиболизации и биотитизации практически не изменили общего  облика серии – преобладающими  в ней остаются  породы без амфибола и биотита, или же с очень небольшим (до мизерного) наличием мелких зерен первичного биотита, отличающегося от вторичного своим красноватым цветом.

По термобарогеохимическому изучению включений в породах толщи приводились такие цифры:  Т=800-850°С,  p= 8,0 кбар. (1)   Хотя указанные  температуры совпадают с приведенными выше для прогрессивного этапа метаморфизма, но давление заметно меньше, и, возможно, оно определяет условия регрессивного этапа в развитии этого образования.  Примечательно, что оно ближе к давлению, определенному для приискательской серии (для прогрессивного этапа ее метаморфизма), чем для золотогорской. (см. чуть ниже – 2.2.1.2.2.)

II.2.1.2.      Приискательская серия (А-в)

II.2.1.2.1.           Стратиграфия (п-с А-в)

Приискательская серия в Ауланджинском выступе состоит из трех свит: гошинской, дождинской и евгеньевской.

Гошинская свита (1000-1500 м) имеет очень выразительный пестрый состав. В ней почти в одинаковом количестве и равномерно переслаивается три типа пород: кварциты, амфиболиты и  амфиболовые гнейсы, изредка содержащие биотит и/или диопсид. Гранат-биотитовые породы в свите составляют не более 1-2%.  Еще меньше -  эклогитоподобных пород  (эклогитовые амфиболиты). Единична находка ультрамафической породы с составом типа  шрисгеймита: паргасит, оливин, шпинель.

Дождинская свита (1000-2000 м) состоит преимущественно из амфиболовых гнейсов с возможным присутствием в них биотита и/или диопсида. Амфиболиты слагают не более 10-15% свиты. Прослои гранат-биотитовых гнейсов и плагиогнейсов неповсеместны, хотя местами довольно выдержаны (прослеживаются на километры). Их содержание в разных районах выходов свиты варьирует от полного отсутствия до 15-20%.

Евгеньевская свита (600-2000 м) представлена биотитовыми и гранат-биотитовыми гнейсами, которые в северной части выступа содержат графит. Из других пород лишь в южной части выступа появляются амфиболиты (до 5%) и амфиболовые гнейсы (не более 1%).

II.2.1.2.2.           Метаморфизм (п-с А-в)

Прогрессивный метаморфизм приискательской серии (А-в)

Комплекс пород приискательской серии метаморфизован в амфиболитовой фации, возможно, в ее самой высокотемпературной части. Здесь из темноцветных породообразующих минералов к первичным относятся роговая обманка и диопсид (последний в заметно подчиненном количестве)  – они не несут никаких следов наложенного происхождения, тогда как  в глиноземистых породах,  в паре гранат – биотит нередки и  реактивные взаимоотношения.

Среди пород этой серии, из сотен изученных по ней шлифов, отмечены только два шлифа с мелкими зернами гиперстена (амфиболит и многоминеральный плагиоклазит), в общем, с очень малыми его количествами (амфиболит – менее 1% , плагиоклазит – чуть побольше), т.е. совершенно подавленного другими темноцветами.  Такие проявления еще не могут  надежно идентифицировать гранулитовую фацию метаморфизма, то есть общее для свиты определение уровня метаморфизма в виде амфиболитовой фации остается в силе.

Указанная позиция  серии в схеме фаций  подтверждается и результатом анализа глиноземистых пород. По находкам безгранатового парагенезиса силлиманита с биотитом устанавливается биотит-силлиманитовая фация, а состав минералов в многоминеральных парагенезах глиноземистых пород указывает на метаморфизм при р = 8,5 кбар, Т=700°С  (17).

Наложенный метаморфизм приискательской серии (А-в)

В приискательской серии достаточно заметно проявлена мигматизация.  Гнейсы дождинской свиты вследствие  нее нередко  приобретают красно-полосчатый облик – с прослойками, обогащенными красным микроклином. Амфиболиты  гошинской свиты нередко рассечены сеткой венитов  плагиогранитного  гололейкократового состава. Такие изменения пород в целом не влияют на картирование серии.

Более кардинальные изменения в ней происходят при образовании в ней  биотитовых гранитогнейсов.  (см. следующий раздел)

II.2.1.3.      Магматизм и мигматизация (А-в)

В задачи работы автора не входило изучение сравнительно молодого магматизма в пределах выступов фундамента, и такие магматические образования затрагивались исследованием только в тех случаях, когда выявлялась их тесная пространственная связь с метаморфическими образованиями, т.е. оказывалось, что тот или иной подход к ним влияет на картирование глубинных комплексов. В таком плане они освещаются и здесь.

Мигматизация, наоборот, в силу своей известной связи со становлением метакомплексов, входила в программу работ. Но, однако, в их процессе  было выявлено, что, как правило, мигматизация не повлияла на общее строение фундамента Омолонского массива, за одним только исключением, о котором речь ниже.

Вкратце про общую мигматизацию здесь можно сказать только то, что для Ауланджинского выступа она более или менее заметна в породах приискательской серии и практически не затрагивает золотогорскую, опять же за тем же самым исключением, которому посвящен нижеследующий раздел

Биотитовые гранитогнейсы (А-в)
В Ауланджинском выступе в разных его подразделениях, т.е. по всему его разрезу, широко распространены  биотитовые гранитогнейсы мигматитового происхождения. Наиболее крупное тело они образуют в зоне контакта золотогорской и приискательской серий. Оно проходит по всей длине этого контакта,  при  ширине выходов в 2-3 км. Здесь, среди  биотитовых гранитогнейсов взвешены  (как бы плавают) реликты  или обломки  метаморфических пород  рамы, представленные как золотогорской, так и приискательской сериями.  Размерность этих включений  -  от масштаба образца до масштаба карты. Поэтому в ранних публикациях и первом отчете (9, 15) на месте этого мигматитового тела  выделялась  т.н. "зона разломов".

Кроме данной полосы биотитовые гранитогнейсы слагают изометричные или линзообразные тела с размерностью от сотен метров до первых километров среди пород обоих серий. Нередко также они образуют согласные как бы «прослои» в разных толщах, мощностью до 100 м.

При полевых исследованиях 1985 года обнаружены и задокументированы секущие взаимоотношения биотитовых гранитогнейсов с вмещающими породами. (рис. 2)

Наблюдался также целый спектр их взаимоотношений с амфиболитами  и  двупироксеновыми сланцами, от начальной стадии их выплавления еще со значительным сохранением материала субстрата, до теневых мигматитов, при которых  от субстрата остаются только реликты, дезинтегрированные на мелкие части (рис.3)

А – начальная стадия выплавления гранитогнейсов.  Б – продвинутая стадия – от амфиболитов остались лишь отдельные участки, взвешенные в гранитогнейсовой массе.  В – завершающая стадия – на фото небулиты (теневые мигматиты), в которых амфиболиты практически дезинтегрированы и образуют только теневые структуры (левая часть глыбы выше масштабной линеечки)

————————————————————————–

Все вышесказанное  потребовало выделения указанных образований в качестве параавтохтонной интрузии, т.е. малоперемещенной, оставшейся поблизости от  места своего выплавления. И при подсчете мощностей толщ (свит) в опорных разрезах из них удалялись все «прослои» данных пород  (16, 17).

II.2.2. Закоронный выступ (З-А)

Сходство и отличие геологических образований Закоронного выступа  от таковых в Ауланджинском выступе указывалось выше. Преобладание именно черт сходства позволяет выделять здесь те же серии, что и в соседнем выступе, а так же и  определенные одноименные свиты, подчеркнув только некоторые  фациальные отличия. Толщи, которые имеют состав,  существенно отличный от соответствующих ауланджинских подразделений, выделяются под собственными названиями, что не исключает возможность корреляции их в этих двух разрезах

Так же как в Ауланджинском выступе здесь фиксируется разница  в уровнях метаморфизма двух серий. Хоть она и не такая резкая, а несколько более сглаженная, тем не менее, просматривается вполне отчетливо.

Цвета на карте соответствуют  раскраске  карты Ауланджинского выступа (см. выше, в соответствующем разделе)
Условные обозначения:  1. чехол массива (ордовик – антропоген).  Приискательская серия  (2, 3): 2 – евгеньевская свита,   3 – дождинская свита.  Золотогорская серия (4-6):  4 – важенковская свита,  5. кальцифировая толща 6 – диопсидгнейсовая толща.  7 – пачки  гранатовых пород в дождинской свите;   8 – пачки  амфиболовых пород в важенковской свите. Орлинский субвулкан – протерозой (9,10): 9 – гранодиориты (внутренняя зона),  1- – дациты (внешняя зона).  11 – гранитные массивы (нижний палеозой?).  12 – разломы  (точки – они же под четвертичными отложениями).

—————————————————————-

II.2.2.1.      Золотогорская серия (З-в)

II.2.2.1.1.           Стратиграфия (з-с З-в)

Золотогорская серия Закоронного выступа представлена тремя подразделениями (снизу – вверх): диопсидгнейсовой толщей,  кальцифировой толщей и важенковской свитой

Диопсидгнейсовая толща сложена гнейсами,  плагиогнейсами и сланцами преимущественно диопсидового, реже двупироксенового состава (иногда еще и с  роговой обманкой). В существенно подчиненных количествах в толще присутствуют диопсидиты (мономинеральные), амфиболиты, кальцифиры. Толща параллелизуется с анюткинской свитой (с ее средней и верхней подсветами – в соответствии с примерным соотношением гнейсов и сланцев) не только потому, что и та и другая содержат сходные двупироксеновые ассоциации, но, главным образом, благодаря распространенности в диопсидгнейсовой толще парагенеза пироксенов с калиевым полевым шпатом как в гнейсах (калишпат + диопсид + гиперстен), так и в основных породах (диопсид-калишпатовые сланцы). Разрез толщи не описан, мощность ее неизвестна, так как она слагает многочисленные,  но небольшие (сотни метров) блоки или пластоподобные тела мощностью 20-50 м среди более молодых пород краевых фаций Орлинского субвулкана (рис. 4)

Этот «слоеный пирог» наблюдается на местности (с точки зарисовки) и прослежен отображенным на рисунке маршрутом.
Условные обозначения: 1.  Диопсидовые гнейсы и сланцы нижней толщи золотогорской серии (З-в). 2. Дациты  субвулкана Орлинский.  3.  Маршрутный ход

————————————————————————–

Кальцифировая толща (250 м) представлена переслаивающимися кальцифирами (пачки до 15-30 м, в сумме составляющие около трети всей мощности свиты) и различными гнейсами – пироксеновыми, гранатовыми и др. Отмечено небольшое тело слюдяного диопсидита. Данная толща по своей малой мощности, положении в разрезе и общему составу является аналогом гранатпириболитовой толщи Ауланджинского выступа, сложенной хоть и не карбонатными, но все же высококальциевыми породами. Правильность такой корреляции подтверждается так же наличием в обоих этих подразделениях слюдяных гипербазитов – пород редких для этого района

Важенковская свита (700-900 м) по породному составу полностью аналогична таковой же в Ауланджинском выступе, т.е. составу соответствующих блоков в поле развития биотитовых гранитогнейсов,  с таким же именем. Разрез ее описан именно здесь. Свиту составляют преимущественно  гранатовые гнейсы, слагающие 70-100% объема всей толщи (цифры – по разным ее пересечениям). Кроме них  присутствуют пироксеновые и амфиболовые гнейсы, клинопироксен-биотитовые сланцы, амфиболиты, изредка кальцифиры и слюдяные гипербазиты.

II.2.2.1.2.           Метаморфизм (з-с.  З-в)

Метаморфизм золотогорской серии определенно относится к гиперстен-гранулитовой субфации в связи с наличием в ней (вполне аналогично ауланджинским породам) парагенезу гиперстен – калишпат, пусть даже и не столь определяющему облик нижней части разреза, как там, в анюткинской свите,  но все же распространенному достаточно заметно. Преобладание же диопсида над гиперстеном здесь  не отрицает указанной метаморфической идентификации, но просто объясняется повышенным кальциевым потенциалом всего этого выступа.

II.2.2.2.      Приискательская серия  (З-в)

Два подразделения этой серии Закоронного выступа в значительной степени сходны с их аналогами в соседнем выступе и выделяются здесь под теми же названиями -  дождинская и евгеньевская свиты (аналог гошинской свиты Ауланджинского выступа здесь отсутствует).

II.2.2.2.1.           Стратиграфия (п-с З-в)

Дождинская свита здесь, как и в Ауланджинском выступе, состоит в основном из амфиболовых и амфибол-диопсидовых плагиогнейсов,  среди которых в заметно подчиненном количестве, но все же нередко   отмечаются двупироксеновые и гиперстеновые плагиогнейсы.   Кроме того присутствуют амфиболиты. Картируются также обособленные и выдержанные прослои гранат-биотитовых гнейсов.

Некоторое отличие ее от аналога в Ауланджинском выступе состоит в структурах пород – здесь нередки гипидиоморфнозернистые структуры, напоминающие полнокристаллические структуры интрузивных пород. Впервые на них было указано автором данной работы в 1986 году в отчете (16), а затем в публикации (11) прямо было написано: «Структуры пород отличаются большей крупнозернистостью и иногда напоминают магматические».  Но этот факт – слабый довод для перевода данных пород в класс интрузивных,  как сделано существенно позднее на геологической  карте  м-ба 1:200000, где они показаны как эндербиты.  Слаб он потому, что, вообще, граница между метаморфическими и глубинно-магматическими структурами горных пород достаточно смазана – они далеко не всегда ясно и однозначно отличимы друг от друга.  Ну, а какие-либо другие признаки магматического генезиса этих пород или даже всего Закоронного выступа,  типа, например, горячих контактов магматического тела, никем еще  тут не обнаруживались.

А вот опровержение этой позиции здесь достаточно явно и наглядно. Ей безусловно и открыто противоречит хорошая корреляция разрезов Закоронного и Ауланджинского выступов, включая и разбираемый, так сказать, «спорный» комплекс -  дождинскую свиту именно здесь, в бассейне р.  Закоронная.

Кроме того, против магматического генезиса свидетельствует также наличие  здесь картируемых прослоев глиноземистых пород, протягивающихся на несколько километров, по составу аналогичных породам из вышележащей толщи (см. карту 3).

Кстати говоря, первый на Омолонском массиве апогиперстеновый  плагиогнейс взят именно отсюда, из этих образований  и описан Д.С.Коржинским (1940 г.) именно как плагиогнейс, а отнюдь не  апоэндербит.

Евгеньевская свита здесь отличается от таковой же в Ауланджинском выступе только лишь появлением отдельных тел кальцифиров. Все остальное – аналогично

II.2.2.2.2.           Метаморфизм (п-с З-в)

Метаморфизм приискательской серии здесь, очевидно следует определить как амфибол-гранулитовую субфацию гранулитовой фации -  при безусловном преобладании в ней амфиболовых и амфибол-диопсидовых парагенезов, все же присутствие гиперстена в амфиболовых плагиогнейсах здесь достаточно заметно, что б принять уровень метаморфизма не амфиболитовой фации, а гранулитовой.  И, в то же время, полное отсутствие гиперстена в сочетании с калишпатом ясно свидетельствует о ее меньшем уровне метаморфизма, по сравнению с нижележащей золотогорской серией  – тоже в соответствии с Ауланджинским выступом, хоть и не с таким отрывом как там.

Итак, если золотогорская серия в обоих выступах идентична по своему метаморфизму, то в приискательской фиксируются некоторые фациальные отличия. Говоря в общем, в Ауланджинском выступе она оторвана от золотогорской на две субфации, а в Закоронном – только на одну. И этим она тоже приближается к соответствующим подразделениям Западной зоны.

II.2.2.3.      Магматические проявления (З-в)

Мигматизация в породах Закоронного выступа развита очень слабо и не оказывает какого-либо влияния на структуру фундамента. Магматические же проявления, наоборот, представлены весьма заметно и  находятся в тесной пространственной связи с метаморфическими образованиями.  Что потребовало внимательного к ним отношения.

II.2.2.3.1.           Тела пегматоидов (З-в).

Тела пегматоидов (гигантозернистых лейкократовых плагиогранитов) отмечаются в пределах Закоронного выступа среди всех толщ в виде согласных линз мощностью от 20 см до сотен метров.

II.2.2.3.2.           Субвулканический массив Орлинский (З-в)

В Закоронном выступе метаморфические породы в ненарушенном залегании слагают лишь его восточную половину. Остальная его часть в значительной степени поглощена крупным субвулканическим те­лом (Орлинский субвулкан) гранодиоритового состава с широкими эндоконтактовыми зона­ми, сложенными дацит-порфирами  (10). Последние повсеместно (но особенно интенсивно на северном и южном окончании выступа) дезинтегрируют толщи кристаллического фундамента,  заключая в себе многочисленные  блоки метапород и внедряясь в эти блоки как бы «прослоями»,  согласными с гнейсоватостью. В северной части,  в районе выходов диопсидгнейсовой толщи, от этого  подчас образуется «слоеный пирог» из гнейсов и дацитов.  "Переслаивающиеся"  разности  имеют обычно мощности в пределах 20-50 м. (см. рис.4)

Кроме столь распространенных, как бы согласных,  взаимоотношений этих  разнородных образований зафиксированы и их секущие отношения (рис.5), что однозначно говорит об относительной молодости дацитов в этой «переслаивающейся» паре.

Обнажение по правому притоку реки Некучан (северная часть Закоронного выступа,  т.н.166) -  по левому  борту ручья  и в его ложе  (на снимке обозначено, соответственно, как  «стенка» и «полотно»).
Условные обозначения: Нижняя толща золотогорской серии (1-3): 1 – полосчатые диопсидовые гнейсы;  2 – массивные диопсидовые гнейсы; 3 – пропластки и стяжения кальцифиров;  4 – дациты; 5 – габбро; 6 – андезит; 7 – трещиноватость в дацитах, 8 – зона дробления; 9 – места отбора образцов.

———————————————————————————

II.2.3. Корреляция разрезов в обоих выступах и их цикличность (З-А)

Критерии корреляции разрезов обоих выступов восточной зоны приведены выше – при стратиграфическом описании. Здесь приведем само сопоставление разрезов.

В последней колонке графически представлено  количество основных  и глиноземистых пород по стратиграфическим  подразделениям (см. описания в разделе «Стратиграфия»)  кроме   маломощной гранатпириболитовой толщи, которая, в силу своеобразия своих пород с их повышенной кальциевостью, как бы отскакивает от всех остальных, и потому не вписывается в общую систему.

—————————————————————————————————-

По построенным графикам наглядно видна цикличность обеих серий, причем, совершенно идентичная для каждой серии: снизу вверх по разрезу падает содержание основных пород и очень сильно увеличивается – глиноземистых.

II.3. Структура Закоронно-Ауланджинской зоны (Восточной)

Благодаря выделенным стратиграфическим подразделениям и выявленным их пространственным отношениям (залеганиям, контактам) на карте ясно отрисовывается структура этой зоны, объединяющей Закоронный и Ауланджинский выступы. Эта общая структура представлена тремя куполами, сложенными золотогорской серией, с синклинальной зоной между ними, выполненной приискательской серией. Указанная синклиналь  в целом вытянута с ЮЮВ на ССЗ, но имеет еще и субширотный аппендикс, обтекающий с севера небольшой южный, точнее юго-восточный, третий по счету купол.

Характерно, что этот же структурный план подчеркивается и осадочными, неметаморфизованными отложениями рифея – они еще больше тяготеют к осевой части синклинальной зоны, залегая исключительно только на самой верхнем подразделении  в обоих разрезах – на евгеньевской свите. И это подтверждение не только общей структуры фундамента, но и верности построения предлагаемой колонки – «выбор» рифеем в качестве своего основания только и исключительно евгеньевской свиты, причем в обоих выступах, ясно свидетельствует о ее наивысшем положении там и там.

Существенно также, что оба борта выделенной синклинальной зоны трассируются параллельными, линейно вытянутыми и симметрично расположенными магматогенными структурами: на западе параавтохтонной интрузией  биотитовых гранитогнейсов (Ауланджинский выступ), а на востоке гранодиоритами и дацит-порфирами Орлинского субвулкана (Закоронный выступ). Такая симметричность этих магматических комплексов, возможно, говорит и об их одновременном заложении.

III. Западная зона -  Верхне-Омолонская

Верхне-Омолонскаязона включает в себя полтора десятка выступов   разного размера (с преобладанием мелких, площадью в 5-10 кв.км)  в бассейне верхнего течения р. Омолон и его притоков.  Крупные выступы, (150-200 кв.км) -   Нючали-Ольдянинский и Джелтинский (с последнего автор и начал свои самостоятельные исследования в 1972 году – сплавом по Верхнему Коаргычану и Омолону – см. об этом….). Три выступа средних размеров – каждый не превышает 100 кв. км – сближены друг с другом и вытягиваются меридиональной полосой в направлении к северу от Джелтинского авступа. Средний из этих трех – Русско-Омолонский (ныне – Ноддиевский) – наиболее интересен в геологическом отношении (наряду с Нючали-Ольдянинским).

III.1.                     В-О. Общее описание.

В этой зоне геологические тела, выделяемые на уровне ассоциаций пород (формаций), трудно поддаются стратиграфическому картированию  вследствие своего очень монотонного характера. Разные попытки выделения каких-то горизонтов для протягивания их на местности и выявления структуры здесь не имели успеха, настолько,  что появились прямые высказывания вообще о невозможности здесь никакого расчленения (14).  Это, конечно, некоторый перебор, но действительно существующие здесь проблемы в этом плане  заставляют отказаться от стратиграфического подхода и выделять здесь метаморфические комплексы, несмотря даже на то, что кое-где отмечаются реликты вулканогенных структур и текстур

III.2.                     В-О. Геологические подразделения, вещественный состав,  метаморфизм.

В этой зоне выделяется два комплекса – грозненский (сокращенно – гр-к)  и крутовской (сокращенно – кр-к).  Последний подразделяется  на три подкомплекса.  (Геологическая схема района – в работе и будет выставлена позднее)

Здесь по вещественному составу еще в 1975 году автором были выделены два комплекса с разной степенью метаморфизма, но изначально без собственных названий, а как архейский и нижне-протерозойский (8). Наиболее глубинный – архейский – комплекс выделялся в виде блока в Русско-Омолонском (ныне – Ноддиевском) выступе. Обрамляющие, существенно менее метаморфизованные породы (т.е.  здесь нижний протерозой) в 1979 г.   получили название  крутовская серия – третья, считая снизу, после золотогорской и приискательской  (9), которая еще позднее,  в 1990 г.  переименована в крутовской комплекс (12, 17).

В 1986г. В.А.Ковальчук в бассейне р. Нючали выделил высокометаморфизованный грозненский комплекс как наиболее древний в этой зоне (18).  Уже в следующем 1987 году автор данной работы  подтвердил правомерность такого выделения и проследил этот комплекс южнее – в бассейн р.Ольдяни. Там же на местности были откартированы взаимоотношения грозненского и вышележащего крутовского комплексов. Блок высокометаморфизованных пород в верховьях руч. Нодди ( Русско-Омолонский выступ), также был отнесен к грозненскому комплексу (12, 17).

III.2.1. Метаморфические комплексы (В-О).

Итак, в западной зоне выделяется два комплекса – грозненский и крутовской, а последний подразделен еще на три подкомплекса (1991)

III.2.1.1.      Грозненский комплекс (В-О).

Определяющими породами комплекса являются гиперстеновые или двупироксеновые плагиогнейсы и сланцы. Других пород в Нючали-Ольдянинском выступе не обнаружено, а в Русско-Омолонском к ним добавляются присутствующие повсеместно, но в незначительных количествах: гранатовые и гранат-пироксеновые гнейсы, кварциты (иногда с гранатом или силлиманитом), единичные тела кальцифиров. Эти породы слагают непротяженные маломощные линзы (доли метра и первые метры, редко – десятки метров), бессистемно рассредоточенные на площади.

Первичный метаморфизм комплекса соответствует гранулитовой фации, очевидно, низкотемпературной ее субфации. Облик этих пород аналогичен таковым же породам из дождинской свиты Закоронного выступа, но там они были в подчиненном положении среди амфиболовых гнейсов, а в грозненском комплексе последних нет вообще. В одном шлифе здесь встречен парагенез гиперстен + калиевый полевой шпат, но единичность находки проще интерпретировать вторичностью, наложенностью этого парагенеза, во всяком случае, утверждать более высокую степень метаморфизма всего комплекса на таком шатком основании несколько преждевременно.

Породы комплекса сильно изменены последующим диафторезом. Реликты пироксена (особенно гиперстена) отмечаются лишь изредка, однако, даже при полном его замещении,  гиперстен распознается  в качестве первичного минерала вполне уверенно,  благодаря характерным продуктам его разложения –  по нему обычно развиваются гомоосевые агрегаты куммингтонита или же антофиллита, тогда как диопсид чаще замещается хлоритом и/или кальцитом.

III.2.1.2.      Крутовской комплекс (В-О).

Крутовскойкомплексделится на три подкомплекса, неравноценные по объему и называемые по наиболее характерным породам – гнейсовый,  железисто-кварцитовый и амфиболитовый (12, 17).

Гнейсовый подкомплекс имеет наибольшее площадное распространение, занимая 90-95% всех выходов крутовского комплекса. Он сложен, главным образом, довольно лейкократовыми биотитовыми  или амфибол-биотитовыми  гнейсами. Очень редко среди них присутствуют маломощные тела основных пород (таковые  более характерны для двух других подкомплексов, отличающихся, таким образом, своим существенно более основным составом).

В гнейсах этого комплекса отмечены реликты исходных структур эффузивных или же субвулканических пород: (а) единичные зерна полевых  шпатов, более крупные, чем в основной гнейсовой массе, и сохранившие облик порфировых вкрапленников, или (б) небольшие участки относительно слабо преобразованной основной массы вулканитов фельзитового облика. Таким образом, есть некоторые основания полагать исходно магматический генезис пород этого подкомплекса. Сравнительно неглубокая переработка пород метаморфическими процессами, при которой местами сохраняются реликты первичных структур, тоже говорит об их относительной молодости.

Железисто-кварцитовый подкомплекс наиболее развит на левобережье р. Ольдяни, где расположено Омолонское железорудное месторождение.

Вероятно, к этому же подкомплексу относятся и проявления железистых кварцитов на юге Джелтинского выступа (верховья р. Джелта).

Судя по Ольдянинскому проявлению, подкомплекс состоит из биотитовых гнейсов (50-60%), сходных с таковыми же из гнейсового подкомплекса, основных сланцев (20-30%)  и железистых кварцитов (15-20%). Все разности залегают согласно, мощности пачек основных сланцев и железистых кварцитов варьируют от 50 до 300 м.  Вскрытая мощность подкомплекса близка к 2000 м. Основные породы здесь представлены преимущественно (дву)пироксен-амфиболовыми сланцами. Гиперстен (всюду полностью замещенный) отмечается довольно часто. Диопсид (частично замещенный) наблюдается повсеместно, в количестве равном или же преобладающем над роговой обманкой.  Лишь изредка (в амфиболитах) роговой обманки значительно больше, чем диопсида.

Железистые кварциты состоят из кварца и магнетита, присутствует акцессорный апатит. Структура их обычно крупнозернистая, гранобластовая, текстура – массивная.

При сопоставлении их с известными типами железистых кварцитов в мировых месторождениях, обнаруживается,  что ни по структурным характеристикам, ни по ассоциациям пород они не могут быть отнесены к рудам осадочного происхождения (типа «супериор»). Скорее это алгомский тип – метаморфизованные рудные лавы, связанные с основным магматизмом  (5). Явления метасоматоза при их образовании, видимо, играли какую-то роль, но вряд ли ведущую.   В определении возраста и генезиса этого подкомплекса много проблем. Варианту бимодальной эффузивной ассоциации противоречит разная степень метаморфизма кислых и основных пород.

Может быть, более вероятен вариант внедрения в нижнюю часть кислой вулканической толщи тел габбро или габброноритов, одновременно с излиянием лав или при их отделении в результате ликвации.

Амфиболитовый подкомплекс выявлен автором в среднем течении руч. Нодди (1987 г.), а до того он же исследовался автором в Маякском выступе (1970 г.).  Он же, по-видимому, обнажается так же в Иннягинском выступе и в бассейне руч. Хрустального (система р. Ольдяни). Определяющими, а иногда и единственными, породами подкомплекса являются амфиболиты, лишь местами перемежающиеся с гнейсами. Амфиболиты обычно биминеральные (роговая обманка + плагиоклаз), изредка появляется диопсид.

В этом подкомплексе отмечены железистые кварциты, но в очень незначительных количествах. Здесь они несколько отличаются от таковых из железисто-кварцитового подкомплекса тем, что вместе с кварцем и магнетитом содержат также и амфибол – куммингтонит, количество которого сильно варьирует, так что выделяются амфибол-магнетит-кварцевые породы и даже магнетитовые бескварцевые амфиболиты, изредка с гранатом.

Степень метаморфизма крутовского комплекса заметно варьирует.  При подходе ко всем породам по стандартной классической схеме метаморфических фаций железисто-кварцитовый подкомплекс получит привязку к условиям пограничным между гранулитовой и амфиболитовой фациями. Два другие подкомплекса метаморфизованы в условиях от амфиболитовой до эпидот-амфиболитовой фации.

Впрочем,  в качестве возможного варианта,  (дву)пироксеновые основные ассоциации железисто-кварцитового подкомплекса можно, по-видимому, рассматривать не как  метаморфические породы (сланцы), а как первичные магматические породы -  габбро-нориты,  нориты .  Такой подход, может быть, даже предпочтительней, т.к. снимает непонятность серьезного отличия  друг от друга по их минеральному составу кислых и основных пород этого подкомплекса. Тогда можно считать все подкомплексы метаморфизованными на одном уровне, примерно соответствующем границе между амфиболитовой и эпидот- амфиболитовой фациями.

III.2.1.3.      Гололейкократовые гранулито-граниты (В-О).

Кроме описанных метаморфических пород в Русско-Омолонском выступе, причем в обоих комплексах, заметно  распространены небольшие тела (10-100 м в поперечнике) гололейкократовых плагиоклаз-кварцевых пород гранулитовой структуры (линзовидный кварц). Возможно, что это древние плагиограниты; метаморфические преобразования рамы вызвали пластическое течение этих пород и спаяли их с вмещающими породами в единую структуру.

III.2.2. Постметаморфический магматизм (В-О).

К постметаморфическим магматическим образованиям в Верхне-Омолонских выступах относятся субсогласные пластовые тела амфиболовых габбродиабазов (рис 6,7), дайки и штоки красных дацитов. Дайки дацитов не проникают в рифейские отложения и кажутся более древними.
Габбродиабазы достаточно интенсивно «прослаивают» метапороды в ряде выступов, например, в Ноддиевском. До исследований автора они не выводились из состава метаморфического комплекса, считались его составной частью. Их структура отчетливо магматическая – офитовая, однако она  не относится к типу близповерхностных, эффузивных структур, и предполагает, наоборот, их  глубинный генезис.  Тем не менее, местами отмечены  секущие контакты габбродиабазов по отношению к метапородам рамы, поэтому их более молодой возраст –  вне сомнений (рис. 6).

 

А. Общий вид – зарисовка.  Габбро-диабазы – косая штриховка.  Вмещающие метаморфические породы имеют такое же залегание. Горизонтальная штриховка – полоса скальных обнажений. Маленький прямоугольник по ходу маршрута – место зарисовки  рисунка Б.
Б. Срезание габброидами структур метаморфических пород, при общем их субсогласном залегании. Деталь общей зарисовки на рис. А,  отмеченная прямоугольником.
Условные обозначения: 1 – габбро-диабаз;   2 и 3- крутовской комплекс:  2 – кварцит,  3 – гнейс

 

III.3. Структура Верхне-Омолонской  (Западной) зоны.

III.3.1. Общее строение (В-О).

Общее строение этой зоны определяется, по-видимому, кольцевыми структурами, достаточно отчетливо дешифрирующимися на аэрофотоснимках, Порядок размеров  кольцевых структур очень разный, и по-разному с ними связаны геологические закономерности.

Со структурами диаметром 20-30 км связаны контакты грозненского  и крутовского комплексов, наблюдаемые в  междуречье Нючали – Ольдяни. Здесь крутовской комплекс выполняет мульды,  вложенные в подстилающий грозненский комплекс, причем границы таких мульд практически совпадают с дешифрируемыми кольцами.  Именно по такому кольцу на во­доразделе р. Ольдяни – руч. Южный проходит несогласный контакт комплексов: подстилающие более темноцветные образования грозненского комплекса  (пироксеновые гнейсы и сланцы) падают на север, а крутовские светлые гнейсы имеют центриклинальное падение (к центру мульды) на восток и юго-восток. (рис.7)

Условные обозначения: 1. грозненский комплекс (гранулитовая фация);  2. крутовской комплекс, гнейсовый подкомплекс (амфиболитовая фация); 3. вулканиты кедонской серии (девон);  4. граниты, гранодиориты:  5. линии напластования, дешифрируемые на снимке; 6. дешифрирующиеся дайки кислых пород (распространены значительно шире, но другие на снимке неразличимы); разломы (7 – 9): 7 – крутопадающие, 8 – с пологим заложением, 9 – кольцевой  разлом (а – общее его положение, б – дешифрирующиеся его части),  10.  элементы залегания горных пород.

———————————————————————————-

Но нынешние пространственные отношения не всегда соответствуют исходным. Так, в Русско-Омолонском выступе фиксируются, в общем, одинаковые падения пород обоих комплексов на запад и северо-запад  так, что при представлении о моноклинальной структуре грозненский комплекс оказывается как бы лежащим на крутовском. Однако здесь автором  в том же 1987 г. был выявлен тектонический контакт между комплексами – взброс с поднятым северо-западным крылом, сложенным грозненским комплексом (направление взбросового движения установлено по ступенькам на обнаруженных здесь в породах зеркалах скольжения).. Это дает возможность не ревизовать их взаимоотношения, достаточно четко наблюдавшиеся в Ольдяни-Нючалинском выступе, и считать крутовской комплекс и здесь залегающим на грозненском.

III.3.2. Внутренняя структура комплексов (В-О)

Внутренняя структура комплексов поддается выявлению гораздо тяжелей.  О структуре грозненского комплекса вообще нельзя сказать ничего конкретного – из-за его общей монотонности.

Внутренняя структура крутовского комплекса тоже зашифрована природой достаточно серьезно, но с определенной дозой  предположительности ее  все же можно попытаться как-то обрисовать.

Достаточно определенно просматривается, что два подкомплекса, имеющие более основной состав и небольшое площадное распространение, тяготеют или даже прямо приурочены к определенным направлениям магнитных аномалий.  Положительные магнитные аномалии во всем этом районе трассируются в виде сети с двумя относительно выдержанными диагональными направлениями. И наибольшая интенсивность характерна для аномалий СЗ-ЮВ направления. Вот как раз к этим, более ярко выраженным, аномалиями привязан железисто-кварцитовый подкомплекс, тогда как амфиболитовый подкомплекс связан с обычно более слабыми поясами магнитных аномалий ЮЗ-СВ направления.

Выходы этих подкомплексов на дневную поверхность весьма локальны, но из распространенности  магнитных аномалий обоих направлений можно ожидать несколько большего распространения этих подкомплексов на глубине.

Указанная перпендикулярность направлений магнитных аномалий и связанной с ними  вытянутости подкомплексов не дает возможности выстроить послойную  модель их взаимоотношений друг с другом и с гнейсовым подкомплексом, поэтому от стратиграфического подхода здесь приходится отказаться.

Впрочем, некоторые предположения о взаимоотношениях «выше-ниже» здесь можно выдвинуть и как-то обосновать. Для железисто-кварцитового подкомплекса можно отметить сходство его основных пород с двупироксеновыми сланцами подстилающего грозненского комплек­са, хотя, безусловно, по более распространенным гнейсам он вполне идентичен с гнейсовым подкомплексом. Поэтому, безусловно не отрывая друг от друга эти подкомплексы,  все же можно думать, что железисто-кварцитовый подкомплекс каким-то образом  тяготеет к низам крутовского комплекса – к его контакту с грозненским комплексом. (Или, если основные (дву)пироксеновые породы этого подкомплекса считать габброидами, то, все равно, он должен иметь глубинное происхождение, уже просто  по становлению в нем глубинных магматических тел)

Амфиболитовый подкомплекс, наоборот, не имеет ничего общего с грозненским комплексом ни по какому типу пород, и это некоторый довод в пользу его оторванности от последнего, т.е. приуроченности к верхам крутовского комплекса. К тому же, в пределах Русско-Омолонского выступа по элементам падения кристаллизационной сланцеватости вообще похоже, что амфиболитовый  подкомплекс залегает на гнейсовом. Хотя кристаллизационная сланцеватость – не самый надежный критерий для определения пространственного взаимоотношения двух образований, однако, в регионально-метаморфизованных комплексах она обычно совпадает по своему направлению с перемежаемостью отдельных пластов в толщах (свитах), а также толщ (свит) друг с другом.

3.4.       Возможная история становления Верхне-Омолонской  зоны.

Указанные выше, предполагаемые  пространственные отношения, по всей видимости, не отражают отношений во времени. Можно представить себе следующую модель становления крутовского комплекса, не противоречащую наблюденным данным. Первым этапом его образования было широкое площадное излияние кислых лав на денудированную поверхность грозненского комплекса, и эти лавы составили основу будущего гнейсового подкомплекса.  Затем, по зонам разломов северо-западного направления в нижние горизонты лавовой толщи внедрились магматические тела основного состава совместно с рудными дифференциатами , что и составило основу будущего железисто-кварцитового подкомплекса. После раскрытия трещин иного – северо-восточного – направления произошло излияние основных вулканитов при очень небольшом количестве рудных лав. Они впоследствии станут амфиболитовым подкомплексом.  Последним этапом был прогрессивный метаморфизм всех этих образований, спаявший их в единый метаморфический комплекс.

IV.     Общая корреляция разрезов и событий

IV.1. О принципах корреляции

Любая корреляция вообще и в принципе является построением некоторой модели,  исходя из каких-то принципов, определенных явным или неявным образом (лучше бы, конечно, первое, но в геологии  чаще проходит по второму варианту).

Здесь стратиграфические разрезы строились по полевым наблюдениям пространственных соотношений геологических образований друг с другом.

При корреляции таких разрезов (стратиграфических колонок) в ее основу положен вещественный принцип (в фанерозойской геологии называемый еще и литологическим) – к одному уровню приводятся геологические образования, так или иначе сходные по вещественному составу. Подтверждением правильности сопоставления двух каких-то образований (т.е. свидетельством большей убедительности именно такого, а не иного сопоставления) является совпадение  корреляции по двум и более разным признакам.

В качестве некоторых дополнительных данных привлекались  исследования физических характеристик  горных пород (термолюминесцентный анализ, радиоизотопные отношения в виде цифр « абсолютного возраста» и др.)

Вместе  с таким – чисто пространственным – фактором исследования, сочетался и   временной фактор «раньше-позже», который вводился исходя, в основном, из одного главного  допущения (признак «а») – при наблюдаемых секущих отношениях тело, которое рассекает,  моложе им рассекаемого. Этот фактор может  наблюдаться на всех уровнях –  минеральном, породном  и формационном (к последнему относится взаимоотношение свит, серий, комплексов). В петрологическом плане этот принцип  – принцип секущих отношений – является аналогом  закона Стено в литологии, постулирующим, что кроющий пласт моложе подстилающего.

В некоторых особых случаях привлекались и дополнительные временнЫе факторы (признаки), такие как:  (б) при контактах тел, имеющих магматическую структуру заведомо близповерхностного типа, с телами регионально-метаморфического профиля (особенно это относится к множественным контактам  перемежающихся тел), первые моложе последних; (в) резко ксеноморфные зерна минералов, обычно имеющих идиоморфный бластез (например, биотит), моложе их идиоморфного окружения; (г) включения древнее их обрамления (также, как и «а»  – для всех трех уровней). Список таких  дополнительных признаков можно продолжить, понимая, впрочем, что они носят как бы статистический, не абсолютный характер. Что означает желательность использования их в комплексе друг с другом или с другими признаками.

Указанные признаки «раньше-позже» использовались для исключения наложенных образований  из разрезов или минеральных парагенезов  – для большей выверенности сопоставлений и корреляций (все эти случаи  приведены выше – в описаниях). Посему операции корреляции здесь подвергнут, так сказать, «сухой остаток» – породы, тела, комплексы, из которых  выведены (мысленно удалены) образования более поздних времен, чем время первичного образования материнской ассоциации. Хотя и эти – более поздние – образования тоже могут принять участие в общей корреляции, но уже на более высоких стратиграфических уровнях, чем материнские для них породы.

Следующий вопрос – о порядке следования пространственных и временнЫх корреляций. В самом общем плане ответ таков:  все временнЫе соотношения мы выводим  из пространственных, потому они должны базироваться на последних, идти уже за ними.

Вообще, вопрос этот сложнее, но углубляться в него имеет смысл в отдельной, специальной статье.  И пока, на первом уровне обобщения, можно постулировать, что данная работа построена на однозначном представлении о том, что, прежде всего, геолог имеет дело с пространственными закономерностями – распределением материальных тел в земном пространстве. Это относится ко всем уровням геологической иерархии – минеральному, горнопородному, формационному. И только на основе выявленных пространственных закономерностей геолог может переходить к развитию представлений о последовательности во времени – к временнОй корреляции, привлекая для этой цели некоторые априорные принципы.  В частности, в литологии таким принципом является упомянутый выше закон Стено, а в петрологии, скажем к примеру, сформулированный здесь «принцип секущих отношений»

IV.2. Непосредственная корреляция.

IV.2.1. Закоронно-Ауланджинская зона (Восточная)

Приведенная выше пространственная корреляция разрезов Закоронного и Ауланджинского выступов базируется на сходстве породного состава толщ практически по всем типам слагающих их пород, во всяком случае – по безусловному большинству их. Это существенно увеличивает правомерность корреляции, т.к. каждый тип пород – это, по сути, отдельный, самостоятельный критерий, и  их совпадение – некоторый, достаточно серьезный довод какого-то приближения к истине. Можно подчеркнуть, что при этом работают не только  главные породы, преимущественно  и составляющие толщу (свиту), но еще и редкие породы. В частности, очень своеобразные слюдяные гипербазиты в обоих выступах обнаружены в двух верхних толщах золотогорской серии,  и только в них.

Более того, закономерное изменение по разрезу состава толщ (свит) еще больше подтверждает правильность составления разрезов и их корреляции, т.к. является добавочным независимым доводом, работающем в том же направлении, что и предыдущие.

И наконец, подтверждение  приведенной корреляции получено  также термолюминесцентным методом.

Относительный возраст двух серий (приискательская моложе золотогорской), помимо их (а) геологического залегания и (б) степени метаморфизма (каковые, вообще говоря,  сами по себе еще не могут быть однозначными критериями для распределения по возрасту) подтверждается также (в) распределением пиков термолюминесцентного анализа сходных пород (2),  (г) данными абсолютного возраста, пока, правда, еще не очень однозначными  и, наконец, (д) петрологическим методом – установлением в Ауланджинском выступе полной идентичности вторичной (наложенной) роговой обманки из гиперстеновых гнейсов золотогорской серии и аналогичной ей, но уже первичной роговой обманки в амфиболовых гнейсах приискательской серии.

Для последнего критерия (представляющегося автору существенным и интересным), очевидно, надо ввести еще один принцип определения отношения «раньше-позже» в дополнение к вышеизложенным: в двух, пространственно сближенных, метаморфических комплексах разного уровня метаморфизма идентичные по составу минералы образуются одновременно – в процессе, общем для обоих комплексов, но проявляющемся как  регрессивная стадия в более древнем, и как прогрессивная – в более молодом.

Итак,  для восточной зоны обе корреляции, как пространственная (исходная), так и временнАя (выводимая из первой согласно некоторым постулируемым принципам), базируются на нескольких – и достаточно многих – свидетельствах, поддерживающих друг друга,  а потому представляются достаточно надежными, по крайней мере, для уровня нынешней изученности района.

Опровержение этой схемы теоретически, безусловно, возможно, ибо любая корреляция – всего лишь модель, всего лишь упрощенное описание безмерно сложной природной структуры. Упрощенной – поскольку человеческий мозг не безмерен, поскольку он не может посягать на овладение полной и безусловной истиной, поскольку он может только стараться как-то приближаться к ней.

Однако,  для такого  опровержения требуется привести какое-то другое построение,  обоснованное с не меньшей степенью надежности. Только такое может претендовать на  сходное или даже бОльшее приближение к истине, чем изложенное тут. Но вот таких построений  к данному времени автор еще не видел – не было даже хоть как-то, хоть отдаленно приближающихся по этим параметрам

IV.2.2. Верхне-Омолонская зона (Западная)

Здесь, в силу объективных причин, указанных выше  собственно стратиграфическая корреляция мало применима, и на карте отражены комплексы, а не стратиграфические подразделения. Тем не менее, об определенных корреляциях-сопоставлениях  можно говорить и здесь – по некоторым структурным характеристикам района (и, тем более, о принципах корреляции его с восточной зоной – про это см. ниже)

Здесь тоже во главу угла ставится корреляция комплексов по вещественному составу. Собственно, выше, при описании комплексов и подкомплексов уже прямо указывалось на  идентичность или хотя бы большое сходство составов одного и того же комплекса (или подкомплекса) в его выходах в разных районах. Именно поэтому, например, в один – грозненский – комплекс объединены выходы сходных пород  в бассейнах рек-ручьев Нючали, Ольдяни и Нодди..

Таким образом,  пространственная корреляция – по веществу -  остается здесь такой же, как и при стратиграфическом подходе. Хотя один важный инструмент – построение колонки – тут все-таки теряется. Важность его определяется тем, что при сопоставлении колонок включается сразу несколько независимых друг от друга критериев. Число этих независимых критериев по крайней мере не меньше, чем число сопоставляемых в колонках подразделений, ибо их последовательность в каждой из них строится при полевых исследованиях отдельно – сама по себе в каждой из колонок.

Но вот важность использования принципов «раньше-позже», хоть и тут оно (это использование, употребление)  идет вслед  вещественной корреляции, тем не менее (а скорей – тем более) даже возрастает.

Как пример – при установлении взаимоотношений грозненского и крутовского комплексов как раз использовались сформулированные выше принципы. В Нючали-Ольдянинском выступе простирания гнейсов крутовского комплекса рассекают (простирания грозненского, и потому идентифицируются как более молодые, что в общем еще совпадает и с более низкой степенью их метаморфизма.  Впрочем, здесь они и непосредственно структурно ложатся на грозненский комплекс, что дает и их более высокое пространственное положение.

А в Ноддиевском выступе работает другой критерий  блок пород грозненского комплекса, окруженный крутовским, идентифицировался уже с самого начала (1975) как  более древнее включение (принцип под индексом «г» в разделе 4.1.)  – и тоже в паре с более высокой степенью его метаморфизма.

IV.2.3. Общее сопоставление двух зон

Условные обозначения: 1 – биотитовые гнейсы;  2 – биотитовые кристаллические сланцы; 3 – гранат-биотитовые гнейсы; 4 – гранатовые гнейсы; 5 – амфиболовые гнейсы; 6 – амфиболиты; 7 – кварциты; 8 – кальцифиры, 9 – эклогитоподобные породы; 10 – диопсидовые гнейсы, 11 – гиперстеновые и двупироксеновые гнейсы; 12 – диопсидовые и двупироксеновые сланцы; 13 – биотит-амфиболовые гнейсы; 14 – железистые кварциты.
В  колонках: дг – диопсидгнейсовая толща, к – кальцифировая толща, гп – гранат-пириболитовая толща,  в – важенковская свита.

————————————————————————-

Корреляция Западной и Восточной зон опирается здесь тоже на вещественные характеристики слагающих их пород, в частности, на их степень метаморфизма.

Грозненский комплекс по своему метаморфизму занимает промежуточное положение между золотогорской и приискательской сериями Ауланджинского выступа и, предположительно, является их общим монотонным (не расслоенным) аналогом.

Несогласно залегающий на грозненском крутовской комплекс не имеет вещественных аналогов среди стратифицированных образований Ауланджинского выступа, но его можно коррелировать с биотитовыми гранитогнейсами, с которыми он имеет сходный породный состав..

Гололейкократовые плагиогнейсы (разгнейсованные плагиограниты) Верхне-Омолонских выступов можно параллелизовать с гигантозернистыми плагиогранитами (пегматоидами) Закоронного выступа.

Наконец, по своему составу отчетливо параллелизуются дорифейские красные дациты Верхне-Омолонских выступов и гранодиорит-дацитовый Орлинский субвулкан Закоронного выступа.

IV.2.4. Привязка к общегеологической шкале.

Вопрос датирования описанных здесь образований будет разобран далее, в специальной статье в этом разделе (так же как и ряд других отдельных вопросов, например, по термолюминесцентному методу, региональные сопоставления описанных образований и др.)

Предварительно можно сказать, что на данный момент представляется наиболее приемлемым относить все описанные образования к архею (естественно, кроме  более молодых магматических пород, разбираемых здесь попутно). При этом, золотогорскую серию, как самую нижнюю и наиболее древнюю следует датировать   нижним археем, приискательскую –  средним или верхним археем,  грозненский комплекс – нерасчлененным археем.

В предшествовавших работах (12) крутовской комплекс (еще ранее – крутовская серия) относился к нижнему протерозою, просто исходя из его более высокого стратиграфического положения. Однако, нахождение в его породах реликтов вулканогенных структур, позволяет провести его параллелизацию с древними архейскими зеленокаменными поясами и, соответственно , датировать тоже археем,  вероятно, самым верхним.

Такое сопоставление стало для автора особенно явственным, в результате  последующих исследований архейского блока на полуострове Тайгонос  (13) – примерно 200 км к юго-востоку от Закоронного и Ауланджинского выступов Омолонского массива, т. е. на расстояниях, вполне сравнимых с размерами описываемого здесь Южно-Омолонского района

До этих исследований  на Тайгоносе в архейском блоке выделялось две серии (снизу-вверх) – пургоносская и косовская, а на них ложилась верхне-пылгинская вулканогенная толща спилит-кератофировой формации и неизвестного возраста, условно датированная пермским периодом. В результате же исследований удалось  по нескольким профилям-пересечениям выявить постепенный переход вулканитов верхне-пылгинской толщи в гнейсы косовской серии, которые по своему составу очень близки к гнейсам крутовского комплекса Омолонского массива. Переход этот происходил  за счет бластеза – постепенного метаморфического роста минералов, так что в конце перехода фельзитовая или микрокристаллическая матрица вулканогенных пород превращалась в гнейсы. Вкрапленники же кварца и полевых шпатов вулканитов, сохраняя еще свой облик на первых стадиях бластеза, все же на его конечных стадиях постепенно нивелировались в основной массе гнейса.

Таким образом, на Тайгоносе явственно проявлен архейский вулканогенный пояс  в составе верхне-пылгинской толщи, в основании своем метаморфизованной до гнейсового состояния, что ранее описывалось как косовская серия архея .  И этот вулканогенный пояс наложен на фундамент, состоящий из пургоносской серии уже изначальных гнейсов.

Сходные структуры – реликты вкрапленников и фельзитовой матрицы вулканитов – выявлены и в крутовском комплексе, близком по составу и облику к метаморфитам верхне-пылгинской толщи (или – по прежнему обозначению – к косовской серии). И поэтому представляется достаточно обоснованным идентифицировать крутовской комплекс тоже как архейский вулканогенный пояс.(см. «О древних породах  по-ва Тайгонос» )

————————————————-

Печатная литература.

1.  Бердников Н.В. Термобарогеохимия докембрийских метаморфических комплексов Дальнего Востока». М., Наука, 1987, 118 с.

2.  Бийчук А.Д., Левин Б.С. Опыт применения термолюминесцентного анализа для расчленения кристаллического фундамента Омолонского массива.. В сб. «Мат-лы по геологии и полезным ископаем Северо-Востока СССР, Вып.25». Магадан. 1980. Стр. 239-241.

3. Гельман М.Л., Терехов М.И. Новые данные о докембрийском кристаллическом комплексе Омолонского массива. В сб. «Метаморфические комплексы востока СССР» Владивосток, 1973. Стр. 66-73

4. Глебовицкий В.А. Проблемы эволюции метаморфических комплексов в подвижных областях. Л., Наука, 1973. 128 с.

5. Лазур О.Г. Рудные лавы древних метаморфических комплексов. В сб. «Современные проблемы палеовулканологии» М., Наука, 1985. Стр. 75-82

6. Левин Б.С. О двух вещественно-структурных комплексах в кристаллических толщах фундамента Омолонского массива. В сб. «Тектоника и магматизм Дальнего Востока». 1-я конференция молодых геологов Дальнего Востока. Тезисы докладов. Хабаровск, 1974. Стр. 14-16.

7. Левин Б.С. К стратиграфии дорифейских толщ южной части Омолонского массива. В сб. «Докембрий и палеозой Северо-Востока СССР». Тезисы докладов межведомственного стратиграфического совещания. Магадан, 1974. Стр. 33-34

8. Левин Б.С. Метаморфические комплексы фундамента южной части Омолонского массива. Геология и геофизика, № 6, 1975. Стр. 24-34.

9. Левин Б.С. Строение фундамента Омолонского массива. Геология и геофизика, №7, 1979. Стр. 3-11.

10. Левин Б.С. О магматизме района Закоронного выступа (Омолонский массив). В сб. «Магматические и метаморфические комплексы Северо-Востока СССР и составление Госгеолкарты-50. 3-е региональное петрографическое совещание по Северо-Востоку СССР. Тезисы докладов». Магадан, 1988. Стр. 31-32

11. Левин Б.С. Архей в Закоронном и Ауланджинском выступах. В сб. «Магматические и метаморфические комплексы Северо-Востока СССР и составление Госгеолкарты-50. 3-е региональное петрографическое совещание по Северо-Востоку СССР. Тезисы докладов ». Магадан, 1988. Стр. 66-67

12. Левин Б.С. Структура метаморфического цоколя юга Омолонского массива. В сб. «Метаморфические комплексы Северо-Востока СССР, их рудоносность и геологическое картирование». Магадан, 1991. Стр. 30-45.

13. Левин Б.С. О древних породах п-ова Тайгонос. В сб. "Чтения памяти академика К.В. Симакова": тезисы докладов Всероссийской научной конференции. Магадан, СВНЦ ДВО РАН, 2009. Стр. 68.

14. Усачев Н.А., Кораго Е.А., Ликман В.Б. Картирование гранитизированных дорифейских образований юга Омолонского массива. В сб. «Методика картирования метаморфических комплексов». Новосибирск, Наука, 1980. Стр. 133-136.

Рукописи (отчеты)

15. Левин Б.С. Дорифейские метаморфические комплексы Омолонского массива. (Ауланджинская полоса) СВКНИИ ДВНЦ СО АНСССР. Магадан, 1975.

16. Левин Б.С. Отчет о работе Омолонского специализированного отряда за 1984-1986 г. «Стратиграфия Ауланджинского и Закоронного выступов фундамента Омолонского массива» (составная часть отчета Биркачанского геологосъемочного отряда Сеймчанской ГРЭ). СВПГО «Севвостгеология», ЦКТЭ. Магадан 1986.

17. Левин Б.С (Козеев С. И., Солнцев В.М., Шевченко В.М.) Изучение кристаллического комплекса дорифейского фундамента, кедонской серии и магматических образований Южно-Омолонского рудного района для целей локального прогноза, в 3-х книгах. СВПГО «Севвостгеология», ЦКТЭ. Магадан, 1990. (Авторам, указанным в скобках, принадлежат остальные две книги отчета, касающиеся кедонской серии и магматизма; автор книги по фундаменту массива один – Б.С. Левин)

18. Чайцын А.В. Отчёт о проведении групповой геологической съемки масштаба 1:50 000 с общими поисками на левобережье р. Омолон. Ольдянинский геологосъемочный отряд, 1985-1989 гг. Листы P-57-7-В,Г; P-57-17-Б,Г; P-57-18; P-57-19-А,Б. Эвенск, СЭГРЭ, 1989, кн. 1 – 303 с., кн. 2 – 291 с., кн. 3 – 35 с, кн. 4 – 251 с., кн. 5 – 87 с. кн. 6 – 124 с. кн. 7 – 156 с

Запись опубликована в рубрике Геология для специалистов. с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Архей Омолонского массива

  1. Сергей говорит:

    “Но вот тут оппонент как в рот воды набрал, потому что никто не наблюдал в подошвах (или контактах) омолонских неметаморфизованных толщ никаких зеркал, борозд скольжения, геоморфологических каких-то проявлений и т.д., как правило, сопровождающих тектонические контакты.”
    - Контакты между чем и чем имеются в виду? Если между метаморфитами и соседними стратонами, то оппонент этой шашкой – тектоническими контактами, машет с самого того момента как сюда попал.

    К сожалению при описании разрезов вы не указываете, что за мощности приводите. Это методическая ошибка. Очень распространённая, но ошибка.

    Уточнение по коматиитам понятно. Как быть с зеленокаменными поясами (классическими, исключая диафториты), или вы не считаете их наличие непременным условием для архейского разреза? Или на Омолонском массиве он не полный?

    Вам что-нибудь известно про молькатский комплекс, кто его выделил?

    • Ber говорит:

      Ага, это уже плюс, если человек хочет учиться и действительно учится чему-то (это по поводу «Уточнение по коматиитам понятно.»). И нет проблем (за исключением проблемы убегающего времени) разъяснить что-то, что непонятно.  Хуже и неприятней, когда вместо вопросов идут высокомерные попытки ловли блох, подчас сопровождаемые назидательными указаниями, а то и издевательствами.

      На вопросы по непонятностям в статье я стараюсь выкроить время для ответов, но на сторонние геологические темы, а так же разъяснения по школьным курсам геологии (типа, что мощность пласта  меряется по перпендикуляру между двумя ограничивающими его плоскостями) – на это у меня нет свободного времени. Да и желания тоже – вследствие формы их подачи, мало приемлемой для меня. Так что, извиняйте, больше ответов на подобные заявки  не последует

      БЛ  

  2. Сергей говорит:

    По пункту пятому. Вы приписываете мне “архейскую гнейсовую раму”. Я же писал о разрезе архея вообще. Могу уточнить про зеленокаменный пояс, мой аргумент тогда станет ещё более весомым. Куда делся пояс, спишем на размеры и специфику срединных массивов? Разумеется не я первый это высказываю, увы. Про игноранция нон аргументум эст я, разумеется согласен. Но опять, же – это обоюдно (см. свой п.4)

    По пункту четвёртому. Наличие докембрийской коры выветривания является достаточным условием для установления докембрийскости поражённых ею пород. Почему вы заставляете меня это говорить? Позитивизм в естественных науках конечно ценен, но не надо забывать, что даже математику построить на нём пока не удалось. Посему предлагаю не впадать в крайности.

    По пункту три не могу удержаться. Космогония от меня (хотя конечно это тоже уже где то сказано): вначале был всеобъемлющий кристалл (алмаз конечно же). Потом он треснул (мышка ли бежала или собственного совершенства не вынес) и появился хаос. А с хаосом появилась и жизнь. Вопрос, чему обязана жизнь, совершенству первоначального мирового кристалла или э-эээ его противоположности? Ответ прост. Религия отдельно. Наука отдельно. Точки соприкосновения – ереси. Вы не боитесь, что вас ваши же за это сожгут?

    Технический вопрос, при описании разрезов вы мощности даёте видимые или истинные?

    И замечание, не очень приятно когда через тебя обращаются к третьим лицам, хотя этого конечно же тоже в грамматиках нету…

    • Ber говорит:

      Начну тоже с конца.

      Насчет того, что «…через тебя обращаются к третьим лицам», так это вполне адекватная реакция на вы-канье, да еще заявляемое чуть ли не как грамматическая норма. А насчет «…хотя этого конечно же тоже в грамматиках нету», то  сие вообще вне функций грамматики (потому и нету его там), а только психологии. И, как видно, такой «третье-лицевой» ответ свое назначение выполнил – товарищ оппонент обиделся. Теперь дело за малым – ему самому понять, что обижать тех, с кем общаешься, тоже не след.  Но, в общем-то, данная коллизия находится вне сферы блога в целом и обсуждений в данном  разделе – в частности, посему пора на ней ставить точку.

      Что касаемо предмета обсуждения, то и здесь дела не блестящи – по третьему или четвертому  кругу оппонент заходит на возлюбленные им коры выветривания, что становится уже надоедливым.  Ладно, задержусь на этом вопросе еще раз, прежде, чем поставить окончательную точку и на нем.

      Кора выветривания – компонент неустойчивый, физически легко уничтожаемый (размываемый), и потому нахождение ее в ископаемом состоянии скорей удача, чем правило.  Иначе говоря, ее ненахождение – скорей норма, чем основание для каких-то выводов, типа как у оппонента.  А вот разломы, сдвиги, надвиги и прочая тектоника,  на которую как раз и уповает оппонент, наоборот, вполне устойчива при обычных (т.е. не очень глубинных) геологических процессах. Так что выявление ее следов не должно быть очень уж сложным. Но вот тут оппонент как в рот воды набрал, потому что никто не наблюдал в подошвах (или контактах) омолонских неметаморфизованных толщ никаких зеркал, борозд скольжения, геоморфологических каких-то проявлений и т.д., как правило, сопровождающих тектонические контакты.  Вот так – от позиции, ему противоположной, он требует выложить на блюдечке достаточно редко встречаемое явление, свою же позицию и не собирается подкреплять довольно обычными, вполне наблюдаемыми факторами, которые, как учат еще на студенческой скамье, постоянно сопровождают постулируемые им процессы.

      В качестве примера – в обсуждаемой тут статье описывается контакт двух архейских подразделений в Русско-Омолонском выступе.  В том месте более высоко метаморфизованные породы, судя по элементам залегания (там достаточно редким), оказывались как бы залегающими на менее метаморфизованных, что представлялось неестественным. Потому пришлось доказывать там наличие тектонических контактов, и, действительно,  свидетельства таковых там были собраны – как раз в нужных местах, по нужным направлениям и с требующейся ориентировкой дислокаций (см.  раздел 3.3.1.). Причем,  доказано все это  по независимых друг от друга признакам – как геоморфологическим (дешифрируемым по аэрофото), так и чисто структурным.

      Возвращаясь к спору, мой оппонент никакими подобными фактами не располагает (во всяком случае – не оперирует) и строит свои конструкции на голых предположениях.  Да, еще на необнаруживаемой коре выветривания, что уже сильно навязло в зубах.

      Ну и еще – по коматиитам. Возражение оппонента тут оказалось весьма забавным: оказывается, он-то имел в виду не “архейскую гнейсовую раму” (которую я, видите ли, каким-то образом приписал ему!?), а именно зеленокаменный пояс (в котором, по мировым данным, коматииты вполне имеют место быть)…  А далее, из его же слов как будто бы выясняется, что на Омолоне зеленокаменного пояса вообще нет. Но вот коматииты почему-то как раз должны быть (?)… и он требует их представления –  а без них, де, архей не настоящий.  Ох, кажется, без пол-литры в его доводах не разобраться.

      На всякий случай поясняю (уточняю), что в предыдущем моем ответе по коматиитам, имелось в виду, что таковые сохраняются только в слабо метаморфизованных вулканических поясах архея, потому как уже среднего уровня метаморфизм начисто меняет структурную характеристику коматиитов, а именно она и является определяющей при их идентификации.  То есть, они превращаются в какие-то иные ультрамафические породы, а последние как раз имеют место быть на Омолонском массиве. Короче говоря, собственно коматиитов здесь определенно быть не может, т.к. не только  гнейсовая рама, но и предполагаемый тут вулканогенный пояс (см. в статье раздел 4.2.4. и подразделение «Гнейсовый подкомплекс» в разделе 3.2.1.2.)  метаморфизованы до такой степени, что тонкой структуре коматиитов в них никак не устоять.

      Остальной его юмор, как не имеющий отношения к статье, обойдется без рассмотрения, включая в таковой и его «технический вопрос» (ибо ему место в экзаменационных билетах по курсам общей или структурной геологии)

  3. Сергей говорит:

    Я привык к общению в сети исключительно инкогнито – чистый обмен идеями. Да и в жизни я не всегда похож на саму любезность. Тем более, принимая во внимание основной формат этого места, поэтому, поскольку я всё же живу в России, дабы не быть заподозренным в отсутсвии традиционного антисемитизма я сразу хочу высказать, что не люблю евреев вообще и Израиль в частности. А уж от религиозной составляющей так вообще оторопь берёт, всплывают воспоминания из истории древних царств: жрецы, фараоны, тёмная масса рабов. Даже не верится, что это искренне можно сочетать с геологическим образованием.

    О фактах. Существует простой порядок установления положения тела в разрезе. Он предусматривает изучение его границ с соседними телами. Если по границам отказ, то переходим к методу аналогий. Всё. И это правильно, ведь глупо будут смотреться тома описаний “архейских” пород если вдруг в них найдут раковину какой-нибудь брахиоподы (прецеденты были, кажется на Урале). Границы вы не изучали – доверились Мерзлякову, Фадееву, Фурдую. Теперь выясняется (мной), что стратиграфического налегания нет: контакт сорван, место описания далеко не стратотипическое или вообще не было уделено внимания к установлению естественности взаимоотношений. Вы этого не отрицаете или допускаете. И в этой связи исключительное значение приобретают находки кор выветривания. Их искали и даже “находили”, но до настоящего времени достоверно не нашли. Не нашли, кстати не только их, но и таких типичных для разрезов архея пород, как например коматииты.

    Моя же конструкция проста: метаморфиты это продукт палингенеза пород Верхоянья. Вся её модерновость только в том, что я не привязываю их образование непременно к низам синклинали. Возраст – пострифейский, конечно. Эту конструкцию легко оспорить.

    С уважением к геологу Борису Левину,
    Сергей Пушков

    ПыСы
    У вас странные представления о нормах русского языка. Его нормы вовсе не предусматривают выделение местоимений прописной буквой. Это, видимо, модерновое веяние – калька по типу: “не соблаговолит ли любезный джинн” -)

    • Ber говорит:

      Ну, насчет того, что в назидательно-поучительном оппонентовском «ПыСы» то же самое «вы» («У вас…»), то пока не буду приводить в действие мое заявление о моментальном спуске в корзину. Пока отложу.  Пока отреагирую на содержание письма.

      1. Всякие и разные там любови-нелюбови, любезности-нелюбезности и прочие какие-либо внутренние человеческие качества  здесь безынтересны. Я в обсуждение таковых, как правило,  не встреваю (за редкими исключениями,  о которых потом сожалею). Как правило, здесь анализируются ПОЗИЦИИ – опубликованные или заявленные прилюдно (в том числе и в комментариях), но не их авторы, не качества этих  конкретных людей. Короче, отношения  любых оппонентов к евреям, полинезийцам, кошкам, шоколадкам и пр. и пр., включая сюда  разнообразные и многочисленные верования, меня мало трогают, во всяком случае, до тех пор, пока они не перерастают в призывы – запретить, уничтожить, изгнать, ликвидировать и т.д. (Впрочем,  внутреннюю подколку по поводу «заподазривания в отсутствии традиционного антисемитизма» оценил с плюсом).
      2. По поводу мысли  о некоторой странности «этого места» (т.е. данного блога) , объединяющего геологию и иудаизм, то вполне понимаю ее естественность  для сознания очень значительного числа посетителей, но, безусловно, не для моего (для меня и то, и другое имеет ранг естественной среды обитания). При этом, признавая за указанным большинством право на такое недоумение и даже на какое-то отторжение, начал все же разделение тех двух сущностей (точнее – не двух, а больше). В перспективе, на самом блоге будет концентрироваться именно иудаизм с некоторыми привходящими вещами (израильская политика и пр.), а другие темы (разные науки, искусство, некоторые  общественные дела) будут раскручиваться на сайтах, формально соединенных с блогом, но, тем не менее, самостоятельных. Общенаучный сайт еще в состоянии разработки, но кое что из геологического на нем уже выставлено («Омолонский архей – описание разрезов»«Статическая стратиграфия» , «Классификация регионально-метаморфических пород»  – последняя в более расширенном варианте, чем выставленная в данном блоге)
      3. Недоумение оппонента по поводу легитимности сочетания геологии и веры в Б-га лучше обсуждать на других площадках – при тех статьях, которые посвящены именно теме соотношения Веры и Науки. Но, если коротко, то Земля сотворена Б-гом, так же как и все частные проявления в ней, на ней и вне ее, и сотворено все это в процессе УПОРЯДОЧИВАНИЯ ХАОСА. Таким образом, принципиально непознаваемое было на входе, а вот на выходе получались, прямо наоборот, СТРУКТУРИРОВАННЫЕ СУЩНОСТИ, в которых человек может и должен разобраться – для того ему и дан разум. Таков принцип веры в иудаизме.  Геология, как изучение строения Земли, не может быть исключением из всей прочей познавательной деятельности человека. Отсюда, сочетание того и другого – вполне в порядке вещей, как бы это кому-то не казалось странным
      4. Наконец, о конкретике по предмету обсуждения. Позывы съехидничать спрячу в карман и отвечу по-простому. Позиция оппонента для меня остается совершенно невнятной. Я не знаю НИКАКИХ свидетельств происхождения регионально-метаморфических образований Омолонского массива из толщ Верхоянского комплекса. Если он знает, то странно, почему не выкладывает, а все оппонирование сводит к малозначащему фактору – найдены или нет там коры выветривания. Малозначащему, потому что кора выветривания – только один из большого множества геологических факторов. Приписывать ей особое архиважное значение – это бессмыслица, хотя бы в силу того, что любые геологические факторы важны тогда, когда имеют место быть, а не тогда, когда какой-то из них не находят, не видят, не наблюдают.  То есть,  ненахождение кор выветривания не говорит ровным счетом ни о чем, как и ненахождение любого другого геологического свидетельства. Вся геология строится на находках, а не на «не-находках», т.е на том, что МОЖНО ПРЕДЪЯВИТЬ геологической общественности, что МОЖНО ПРОВЕРИТЬ повторным и независимым наблюдением.  Проще говоря, в геологии, как и в любой науке, вес имеют положительные факторы – в самом деле существующие, а не отрицательные – не те, которые не обнаружены. В данном вопросе, впоперек оппоненту, имеются достаточно явные свидетельства,  противоречащие его идее (действительно, выявленные по явным фактам), но оперировать ими имеет смысл лишь тогда, когда будут приведены ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ факторы в защиту той идеи – именно для того что б сравнить весомость тех и других. А стрелять из пушки по предполагаемым комарам – так мне просто жалко время.
      5. Да, еще у него мелькнуло про не обнаружение на Омолоне коматиитов – пород, по его мнению,  «типичных для разрезов архея». Так, во-первых, у него тут имеется ошибка в суждении – коматииты присутствуют только среди вулканогенных архейских поясов, но отнюдь не в архейской же гнейсовой раме. А во-вторых, и здесь он козыряет тем же самым «ненахождением», как и в случае кор выветривания – весьма шаткий для науки довод. 
  4. Сергей говорит:

    Во первых, не помню чтобы я с вами уже обозначил свою позицию. Пока я только “луплю по площадям” и смотрю на реакцию. Реакция у вас в точности такая же как у ваших коллег по цеху (СВКНИИ). В вас заложили знания в шестидесятых годах и я теперь имею возможность общаться с Левинсоном-Лессингом или Заварицким почти непосредственно. Это даже интересно, особенно когда Лессинга и Заварицкого скрещивают с современными идеями плитогонства.

    Во вторых, для конкретики лучше возьмите идею метаморфитов как продукт палингенеза (в широком смысле) по Верхоянскому комплексу (заметьте, я даже не сказал, что низов). До кучи метаморфизм в уловиях тангенциального сжатия (стресс).

    Теперь немного обозначу позицию: метаморфиты Омолонского массива когенетичны всем основным видам палеозойских магматитов. Позиция к сожалению не новая. Почему: имеются переходы и чередования; обладают свойством дополнять друг друга и одновременно выпадать из разреза (быть независимыми).

    Собственно хотелось бы услышать о фактах наблюдения вами интрузивных контактов внутри метаморфических толщ. Вы упоминали о наблюдении докембрийских дацитов и других вулканитов. А мордально они отличаются от палеозойских?

    • Ber говорит:

      Ну, что ж, товарищ молодое инкогнито, похоже, я доигрался в либерализм – ну, и схлопотал по-мордасам от зарвавшегося наглеца.

      Зато, наконец-то, карты приоткрыты, и теперь, что б безнаказанно «лупить по площадям» и «наблюдать за реакцией» Вам придется подыскать другое место.  А  мне неинтересно быть неким подопытным кроликом и объектом обстрела из-за угла – хватит нам тут таких подлянок натуральных, в прямом смысле, что б терпеть аналогичное (пусть и в переносном смысле) на своем блоге. Я лично, наоборот, настроен на честные, открытые обсуждения, потому уже раза два или три предлагал Вам перестать говорить экивоками  и напрямую выложить Вашу позицию. Правда, предлагал достаточно мягко, не слишком педалируя – и в пустую. В конце концов, эти кошки-мышки мне надоели, и в прошлом письме я напрямую сформулировал вопросы к Вам, вот тут-то и получил – сполна получил Ваших высокомерных издевательств. И заслуженно – сам виноват, что  не прекратил эти игрища раньше.

      А по факту – Ваши представления о моей персоне недалеки от истины. Представьте себе, по петрографии моим учителем был сын Заварицкого – того самого, по поводу которого  Вы поимели наглость ехидничать. И, полагаю, он сделал из меня неплохого специалиста. Я тут как-то насчитал десятка полтора (а то и больше) пород, которые описал впервые на Северо-Востоке,  причем целый ряд из них не в случайных, редких образцах, а слагающих крупные картируемые геологические тела. А у Вас имеется за душой  что-либо подобное? – ну-ка, похвастайтесь!   Как бы Вам ни казалось это смешным, но я отнюдь не стесняюсь быть старомодным. Попробуйте опровергнуть мои построения по фактам, а не по домыслам – посмотрим, что у Вас получится! Или постройте свою конструкцию – модерновую. Вот тогда и проверим ее на прочность – выдержит ли она сопоставление с моей, такой несовременной.

      Напоследок, только в двух словах, по поводу Ваших нынешних вопросов,  точней, именно по вопросу о палеозойских метаморфитах – единственному, который хоть как-то, хоть более или менее, конкретен: я НЕ ЗНАЮ метаморфических комплексов, относящихся к  ПАЛЕОЗОЮ (т.е. доказанных палеонтологически), имеющих ПЛОЩАДНОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ, и в фации, скажем, выше зеленосланцевой.  Ищите других, кто видел таковые. Счастливых поисков

      PS
      Кстати еще,  письмо с обращением на «вы» (а не на «Вы) согласно нормам русского языка или безграмотно, или целенаправленно-унижающе. Мне лень решать эту дилемму – так это у Вас или этак. Так что впредь, после данного прямого  предупреждения, буду расценивать его по второму варианту и сразу же сбрасывать такое «вы» в корзину – полностью, со всем посланием вместе. ( Ранее я пропускал это дело мимо, думал – может образумится, обратит внимание на форму моего к нему обращения и исправится… И тут я тоже просчитался.)

  5. Сергей говорит:

    Просматриваю диссер Шевченко, оттуда цитата дополняющая текст из Васильковского: “Еще в 1931 г. гнейсы Абкитского и Хебикенджинского поднятий рассматривались Обручевым как эндоконтактовые фации палеозойских гранитных интрузий. Позднее автор описала пироксен-биотит-амфиболовые диорито-гнейсы в эндоконтакте Абкитского гранодиоритового плутона и тем самым поставила вопрос о возможной плутонической природе гнейсов подобного состава на других поднятиях. Примечательно, что в Ауланджинской полосе докембрия, где фанерозойские интрузии проявились незначительно, метаморфические породы С.В.Обручевым отнесены к архею.”

    • Ber говорит:

      Ну, я думаю, что стороны уже определились в своих позициях, и дальше повторятся мне не хочется. Попросту и честно говоря, меня не шибко волнует, что и как накопытила Шевченко в своих розысках.  Я пишу о том, что видел сам. Данные по тем местам, где сам не топтался, конечно, смотрю у других, но базируюсь, таки, в первую очередь, на собственных наблюдениях, то есть на том фактическом материале, который могу продемонстрировать однозначно и в четкой привязке. Кстати, насчет этих других исследователей, то Хебикенджинский выступ откартирован Показаньевым (причем, очевидно, подетальный, чем у Обручева), с выделением двух толщ, которые  по составу и взаимному положению вполне коррелируют с Ауланджой, и сами по себе не очень-то тянут на контактовый метаморфизм. Даже, похоже, совсем не тянут. По Абкитскому – ничего не скажу, структура его осталась для меня неясна – по тем материалам, что я вычитывал, там ничего вразумительного не наблюдалось. Во всяком случае, в голове у меня не отложилось. А контактовый метаморфизм, вообще говоря, по всем представлениям – весьма структурированная вещь.

      Итак, похоже, что по вопросу генезиса метаморфитов в самом общем плане  каждый из нас остался при своем мнении. И ладно. Если есть настроение, то лучше пойти дальше – перейти от общих рассуждений к конкретике.

      Для такого, более конкретного разговора, готов принять (в качестве  допущения), что все мета-породы Омолона – суть приконтактовые образования. Тогда дальше надо определиться по двум вопросам.  1. Контакты чего они – каких магматических пород? То есть, надо конкретизировать– с какими породами связаны метакомплексы, одинаковы ли эти интрузии для всех выступов (т.е. сходны по составу и времени), или же разные. Если второе, то конкретно для каждого выступа надо расшифровать отдельно состав и возраст интрузий, его образовавших.

      Ну, а второй вопрос лучше, наверно, сформулировать после прояснения первого.

  6. Сергей говорит:

    Листы Русаковой захватывают юго-западную часть Ауланджинского выступа (у Русаковой он Крестикский)

  7. Сергей говорит:

    Мерзляков описывал контакт именно как угловое несогласие. Тектонический контакт это уже моё толкование картинки его разреза. Меня беспокоит другое. Почему вы никак не можете этого оценить? – Сначала хотел оставить этот вопрос риторическим, но подумав поясню перефразировав: почему есть понимание, что угловое несогласие и тектонический контакт это “совершенно разные вещи” (на самом деле не совсем разные), а угловое несогласие и стратиграфический контакт отождествляются? Впрочем продолжение первого вопроса тоже риторическое получилось.

    Кстати, как это не странно, но отсутствие “горячего контакта” (имеется в виду классический интрузивный с зоной закалки?) между метаморфитами и интрузиями говорит скорее на пользу эндо/экзоконтактовой гипотезы. Уж во всяком случае не за их архейскость.

    А Закоронненский выступ как был архейским (на картах) так пока и остался. И даже серия в легенде Шевченко – Закоронненская, как раз эндербит-сланцевая глубоко нижнеархейская.

    • Ber говорит:

      Сергей, Ваша постановка вопросов серьезна и нетривиальна. Из-под нее, по-моему, высвечивают некоторые фундаментальные проблемы геологии – методологические то есть, или по другому – метанаучные. Потому с удовольствием принимаю все это к обсуждению. Но сейчас буду занят несколько дней, так что продолжим чуть попозже. И раз дело пошло настолько всерьез, то хотелось бы узнать – с кем общаюсь. Понятно, что идеи и мысли не зависят от места работы, возраста, должности (и от звания – так же добавлю), и обсуждение вполне может идти и в таком статусе. Но просто психологически приятней было б знать о визави чуть побольше, чем имя и город.

    • Ber говорит:

      По постановке вопросов Сергеем (в комментарии от 21.12.2012).
      1.
      По начальным 1,5 строкам сергеевых вопросов – насчет углового / тектонического несогласия рифея с нижележащими образованиями.
      В принципе, для каждого конкретного места такое разночтение легитимно – можно считать и так, и так. И искать в данном месте какие-то свидетельства, подтверждающие или опровергающие какую-либо из этих позиций – всякие там коры выветривания, зоны дробления, борозды скольжения и проч. и проч. На руч. Маяк – на месте зарисовки контакта Мерзляковым – таких вот конкретных деталей не известно. Их, в общем-то, и не искали – задачи такой не стояло (проблемы решались другие), да и пологая поверхность контакта легче, проще и естественней интерпретировалась именно как несогласие, а не тектоника. Хотя, в принципе-то, в данном, конкретном месте не исключена интерпретация ее как надвига.
      Но когда мы переходим к площадному изучению, картина становится более ясной. В данном случае, если контакт на Маяке посчитать надвигом, то тогда и по всему Омолонскому массиву нижний контакт рифея с кристаллическими породами, следует по аналогии считать тектоническим контактом, ибо таковой на р.р. Ольдяни, Нючали, Ауландже и др. ничем не хуже Маякского. И тогда получается надвиговый покров с поперечником более 100 км. Что очень и очень неудобоваримо, просто трудно воспринимаемо и интерпретируемо, с кучей нерешаемых вопросов: откуда он взялся – такой надвиг?, какие силы его двинули? и проч. и проч. На этот счет есть четкий научный принцип под названием «бритва Оккама»: «Не плоди сущностей, без необходимости», т.е. не придумывай того, без чего можно обойтись. Громадный надвиг – такая вот, лишняя, ненужная «сущность». Угловое несогласие – и естественней, и проще.
      2.
      Вопрос в последующей части первого абзаца: «почему есть понимание, что угловое несогласие и тектонический контакт это “совершенно разные вещи” (на самом деле не совсем разные), а угловое несогласие и стратиграфический контакт отождествляются» для меня не очень ясен. Сам Сергей называет этот вопрос риторическим, потому, м.б., ему самому следует и ответить на него? Или, по крайней мере, пояснить, что же он там имел в виду.
      3.
      Теперь о последнем, и на мой взгляд наиболее интересном: «отсутствие “горячего контакта” (имеется в виду классический интрузивный с зоной закалки?) между метаморфитами и интрузиями говорит скорее на пользу эндо/экзоконтактовой гипотезы»
      Именно здесь, мне кажется, просматривается определенный посыл к методологическим основам геологии. Но это разговор длинный, и пока отложу его на следующий раз.

      • Сергей говорит:

        Вы рано взялись за бритву. Именно как надвиги Чайцын и рисует контакты рифей-дорифей вдоль левого борта Ольдяни, именно их он отмечает на Нючалях (сдвоенные-строенные разрезы, опрокинутое залегание). В частности Чайцын провёл надвиг и по разрезу Фадеева. Вообще такие структуры называются ансамблями. Меня удивлят, что вас это удивляет. А что вы думаете о работе Умитбаева 1974г.? Я так понял гранулитовой фации среди меловых гнейсов зафиксировано не было, или были спорные моменты? Ну и наверное проводили же сравнение с гнейсами того же Омолона? И в целом умитбаевская работа выглядит весьма незавершённой, в чём причина?

        • Ber говорит:

          1. О надвигах и бритвах.
          Ну, видите ли, понятия «рано/поздно» или даже «вовремя» к принципам (в данном случае к бритве Оккама) не шибко подходят. На то они и принципы, что бы принимать или отвергать их не в зависимости от времени или коньюктуры, а лишь соответственно менталитету исследователя. Пример: хочу – принимаю принцип непересекаемости и нерасхождения параллельных прямых и строю на этом Эвклидову геометрию;. хочу, наоборот, считаю их сходящимися или же расходящимися и получаю ту или иную из неэвклидовых геометрий. Так и здесь,  хочется Чайцину двигать шарьяжи – его дело. А для меня простота построений, непривлечение усложняющих конструкций является важной составляющей в научном мышлении.
          То есть, по моим представлениям,  надвиг это значительно более сложная генетическая конструкция, чем последовательная стратиграфическая колонка, и согласно моим (вместе с Оккамой) принципам, рисовать его можно и нужно только тогда, когда деваться больше некуда – когда заведомо более древние образования лежат на однозначно более молодых, и все другие объяснения этого явления отпадают. В нашем случае я не вижу ничего подобного таким ситуациям. Я не знаю доказательств того, что подстилающие гнейсы  вдруг оказываются моложе неметаморфизованных песчаников и строматолитовых известняков рифея. А Вы знаете?
          И опять же, как я писал уже выше, для одного – любого конкретного – места (речь шла о Маякском выступе) представление о надвигах вместо углового несогласия – это еще не столь уж значительное усложнение, хотя таки оно уже, безусловно, есть. Так вот и тут – расстояния между отдельными выходами рифейского «покрова» в Ольдяни-Нючалинском выступе не превышает 10-20 км, и сложность конструкции не так бросается в глаза. Так что, на здоровье Чайцину рисовать их на карте.
          Намного-много сложнее и громоздче такие построения при площадных построениях. Расстояния от рифея на листе Чайцина до других рифейских выступов Омолонского массива на пол-порядка, а то и на порядок больше: до Маяка около 70 км, до Закоронного и Ауланджинского выступов – по 100-120 км.  И тут уже вопросы при рисовке шарьяжей встанут намного более трудные. Так что не думаю, что какой-нибудь  геолог-обобщатель примет для таких площадных построений версию шарьяжей. Кстати, другие съемщики  в других местах их и не рисовали – не так ли? Про Шамина (север Закоронного выступа) это я знаю точно, по Ауландже – подозреваю что так, поскольку Вы сами писали, о следовании Русаковой моим наработкам, т.е., значит, принятии ею моей легенды к 50.000 съемке).

          2.
          По Умитбаеву я ничего конкретного сказать не могу – та его работа просто выветрилась у меня из головы. Признаюсь, что в памяти у меня сидит сам факт доклада его по этой (или сходной) теме, и что я смотрел его отчет и даже сказал каких-то пару слов на предзащите его в лаборатории. Там действительно был как-то затронут вопрос. о каком-то молодом метаморфизме, но… это все что я сейчас помню. Увы.
          Впрочем, можно сказать, что до гранулитовой фации там точно дело не доходило, иначе она наверняка зацепилась бы у меня в памяти, ибо тогда это был мой конек. И незавершенность ее, как Вы пишете,  в моем-то представлении тоже похожа на факт. Возможно, Умитбаев переключился на какие-то иные проблемы, поскольку кроме той лабораторной защиты или предзащиты, я что-то ничего, связанного с ним и такой темой,  больше не вспоминаю. Потому-то, видимо, и подзабыл ее суть. 

          3.
          За мной еще должок по эндо/экзоконтактовому метаморфизму, или зоне закалки… Я помню, но пока нет времени на это. Потому как вопрос не из тех, что сел и враз нашлепал.

          PS
          Поскольку Вас заметно интересует  вопрос наложенного метаморфизма, то вот именно эта проблема остро встала для меня  на Тайгоносе, где я ковырялся после Омолона. Мне не удалось завершить ее полноценным образом и материалы по ней загнили где-то в архивах или вообще выброшены на помойку (причина – обрушение геологии в начале 90-х годов). А результаты были очень интересны. Некоторым утешением (очень небольшим, но все же…) является то, что совершенно неожиданно мне удалось, спустя пару десятков лет, выдать некоторый итог в виде очень кратенькой статьи, по типу тезисов – «О ДРЕВНИХ ПОРОДАХ п-ва ТАЙГОНОС»  Она вошла в  сб. "Чтения памяти академика К.В. Симакова": Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2009.   Стр.68.. Посмотрите – возможно, окажется полезной.

          • Сергей говорит:

            Всё же будем различать надвиг и тектонический покров. Но, я не хочу упирать именно на эти структуры. Для меня ценно только то, что контакт именно тектонический и даже не это… Важно, Чайцын и Русакова кроме тектонических рисуют и обычный геологический контакт нючалинской толщи с метаморфитами. Мало того, Чайцын упоминая надвиги, тем не менее часто рисует просто жирную линию в месте где надвиги упоминаются, хотя условное обозначение для надвигов у него есть. У Русаковой контакты метаморфитов и нючалинской толщи чаще тектонические, но там где это “геологическая граница” залегание порой столь не естественно, что мне и тектонику (дизъюнктивную) привлекать не надо. Не хочу заострять на этом вопрос, но кажется, что рассуждая о площади распространения шарьяжей вы подразумеваете, что они должны иметь единую плоскость и амплитуды по ней в эти самые 20-120км, что конечно же не обычно, но и не невероятно…

            - И да, незнание не есть аргумент. Разумеется это обоюдный принцип.

  8. Сергей говорит:

    Ну, вот, угловое=стратиграфическое!?

    Ну как можно изучать стратон и так относиться к его границам!

    Разрез Фурдуя в котором он увидел кору выветривания раскритиковал Усачёв. Фадеев также страдал корами выветривания. Их наличие позднейшими работами не подтвердилось. Мерзляковский разрез – классическое угловое несогласие, контакт тектонический.
    Если доверять Васильковскому то “В 30-х годах С.В. Обручев счёл их за эндоконтактовую фацию герцинских гранитов, но позднее был установлен самостоятельный комплекс гнейсов и кристаллических сланцев. На основании заключения Д.С. Коржинского о его петрографическом сходстве со слюдяно-алданским утверждалось мнение о его архейском возрасте. После этого с конца 30-х годов массив стали рассматривать как выступ архейского фундамента распавшейся древней платформы, что на первый взгляд находило подтверждение в факте трансгрессивного залегания на гнейсовом комплексе рифейских отложений. Вместе с тем А.П. Шпетный пришёл к выводу, что омолонский кристаллический комплекс не имеет сходства со слюдяно-алданским и представлен в основном ортогнейсами. Мало того, В.М. Шевченко на примере Абкитского блока показала, что принимавшиеся за докембрий метаморфические породы образовались в эндоконтактовой зоне послеордовикских гранитов и тем самым вернулась к мнению С.В. Обручева.”

    В отчёте Чайцына в Списке исполнителей и принимавших участие вас нет. У Русаковой, которая часто на вас ссылается, тоже.

    • Ber говорит:

      Попробую ответить по порядку.
      1.
      Наличие/отсутствие кор выветривания, насколько мне представляется, не имеет такого уж особо существенного значения, во всяком случае, в таких древних образованиях. Хотя бы в силу неоднозначности их идентификации, что видно даже из Вашего короткого резюме. У меня же была другая задача – выявление внутренней структуры, задача очень даже немаленькая, что б разбрасываться на прочие привходящие вещи.
      2.
      Я не знаю, может быть, за время моего отрыва от геологического общения терминология так сильно изменилась, но в мое время угловое несогласие и тектонический контакт были совершенно разными вещами. Так что, мне непонятно, что же там, по-Вашему, у Мерзлякова? На мой-то взгляд у него однозначное угловое несогласие. И «мой взгляд» тут не фигуральное обозначение – я его видел непосредственно, будучи с ним на том самом ручье Маяк А потом сам уже видел на Ауландже, хоть специально и не занимался его документацией.
      3.
      С Обручевым тоже какая-то накладка. Информация через вторые руки всегда хуже прямой, а напрямую в работах Обручева метаморфиты – это фундамент Юкагирской глыбы. И Коржинский на такую интерпретацию Обручева повлиять не мог никоим образом, ибо его сопоставление с Алданом появилось только в 41-42 году, т.е. через 10-15 лет после обручевской экспедиции и публикаций по ее материалам
      4.
      У Шпетного тоже датировка пусть и не архейская, но уверенно протерозойская (в том смысле, что не моложе!), т.е. все-равно дорифейская. А ортогнейсы там, или не орто- – это уж в любом случае интерпретация на очень незначительном материале. Не было тогда у Шпетного полноценных данных – структура была просто неизвестна.
      5.
      С Шевченко вопрос чуть посложнее в силу, скажем, ее определенной нацеленности. Она и метаморфиты Закоронного выступа превратила в интрузию – на последней карте 1:200000 – по основаниям, на мой взгляд, совершенно недостаточным. Ну, об этом напрямую посмотрите в тексте статьи блога – оно там есть, хоть и без упоминания ее личности (раздел II.2.2.2.1. – там сразу после описания дождинской свиты).

      В дополнение к тому еще могу добавить, что эндоконтактовые представления, во-первых, сами по себе не доказаны – никто там не находил и не видел действительного горячего контакта интрузива с метаморфитами (т.е. эндоконтактовой зональности, параллельной самому контакту), а во-вторых, они противоречат наблюдаемой и откартированной стратифицированной структуре (пачки, протягивающиеся на местности пласты, коррелирующиеся разрезы и проч. и проч., и вся эта рисовка очень четко отражает нормальную геологическую структуру антиклиналей и синклиналей). Ну и плюс к тому – слишком большое площадное распространение для эндоконтактовых фаций.

      Ну, а с отчетом Чайцына – с моим в нем участием, здесь у меня действительно, кажется, был заскок. Как-то совместились в сознании его отряд с Биркачанским отрядом. То есть мое участие было и там, и там, но при Биркачанском отряде я состоял по прямому договору, а работа, организованная в помощь съемке Чайцина, оформлялась по другому –как обычный отряд ЦКТЭ.
      А с Русаковой я просто не работал вместе. Она, вроде бы, вела съемку уже после того. Кажется, ее листы захватывали Ауланджинский выступ, так?

  9. Сергей говорит:

    Чайцын А.В. Отчёт о проведении групповой геологической съемки масштаба 1:50 000 с общими поисками на левобережье р. Омолон. Ольдянинский геологосъемочный отряд, 1985-1989 гг. Листы P-57-7-В,Г; P-57-17-Б,Г; P-57-18; P-57-19-А,Б. Эвенск, СЭГРЭ, 1989, кн. 1 – 303 с., кн. 2 – 291 с., кн. 3 – 35 с, кн. 4 – 251 с., кн. 5 – 87 с. кн. 6 – 124 с. кн. 7 – 156 с.

    А с чего бы архей? Ни вы, ни Жуланова собственно не обосновываете докембрийское положение метаморфитов! В своих работах вы принимаете это за данность и расчленяете их, таким образом, уже как заведомо докембрийскую толщу. И расчленяете, надо сказать, спорно. Да-да, про угловое несогласие слышал. И?

    • Ber говорит:

      Во-первых, спасибо за информацию – за данные об отчете Чайцына. Вставлю ее на место.
      Во-вторых, нельзя ли попросить Вас конкретизировать эту информацию? Какая-то из перечисленных там книг должна идти за моим авторством – как приложение или часть этого отчета. Вот я и хочу попросить Вас уточнить – какая из них моя и какое у ней полное название. Буду премного обязан при такой помощи.
      Ну, а третье – по поводу критики. Не думаю, что б она была справедливой. Докембрийское положение, а точнее даже – дорифейское, метаморфических комплексов Омолона уже было доказано предшественниками. Возможно даже, еще в 30-40-х г.г. Обручевым, Снятковыми, или Бобиным. И уж точно, Мерзляковым в первой половине 70-х по рифейским строматолитам из основания чехла массива – да-да, именно залегающего на метаморфитах с угловым несогласием. Так зачем мне было тратить время на повторение пройденного?
      Ну, а по поводу спорности, то, естественно, в геологии ничего бесспорного не бывает. Предложите свою схему – обсудим. Или укажите конкретные пункты данной схемы, вызывающие у Вас сомнение или неприятие. И в таком разрезе тоже возможно обсуждение. Пока что я не вижу ничего подходящего на замену моей схемы или ей в уточнение.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Current ye@r *